Читать онлайн "Возвращение игвы. Как загнать джинна в бутылку"

автора "Князев Михаил"

  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ
<p>Возвращение игвы</p> <p>Как загнать джинна в бутылку</p> <empty-line/><p>Михаил Князев</p>

Дизайнер обложки Ольга Третьякова

Иллюстратор Татьяна Платонова

© Михаил Князев, 2019

© Ольга Третьякова, дизайн обложки, 2019

© Татьяна Платонова, иллюстрации, 2019

ISBN 978-5-4496-8430-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Объединенное королевство Ольвинии и Илирии с прилегающими территориями

<p>Часть 1. Возвращение</p>
<p>Глава 1. Слухи. Чертовщина</p>

Странные события стали с недавних пор происходить в благословенной Ларне. Да и не только в Ларне. Слухи о разной чертовщине доносились и из других мест Ольвинии и Илирии.

Но слухи есть слухи. Кто его знает, на чем они основываются? Стоит ли за ними что-то реальное? Может, это просто новомодное поветрие стало вдруг эпидемией распространяться среди досужих тетушек на припортовом рынке, среди завсегдатаев кабачков за кружкой доброго эля, среди ребятишек, снующих по разным закоулкам и подворотням…

Разве можно верить слухам о том, что по герцогскому замку в Ларне по ночам шныряет какая-то нечисть?! Говорят, эти мелкие, но злобные твари имеют уж какой-то совсем мерзкий вид. Но на вопрос: «А как они выглядят?» – эти якобы очевидцы («Вот богом клянусь, сам видел!») отвечали путано и невразумительно: то они были размером с мышь, то как большая кошка; то с вытянутой, то с плоской, но обязательно отвратительной мордой с торчащими из пасти острыми зубами; то абсолютно голые с крысиными хвостами, то в шерсти, то в чешуе. Фантазия рассказчиков была изобретательна и разнообразна.

Слухи касались не только замка. Из Кронберга, аж из самой королевской резиденции, тоже приходили подобные известия. И из Сегильи…

Слухи долетали даже из монастыря Ордена Скорбящих сестер. С хихиканьем и шепотом пересказывали их друг другу обыватели двух столиц и маленьких городков, смакуя достроенные возбужденным воображением рассказчиков подробности о том, как почтенные и молодые монашки с визгом и выпученными от испуга глазами бегали в панике по ночным коридорам монастыря, спасаясь от этих мелких тварей.

Так неспешно размышлял Энрике Корда, задумчиво потягивая традиционный утренний кофе на уютной веранде своего дома в Ларне. Рядом сидела Джулия – жена любила составить мужу компанию за этим чуть ли не ежедневным утренним ритуалом. С веранды открывался замечательный вид на море, на прибрежные крепостные стены с башенками и на порт. Легкий утренний бриз с моря теребил пряди волос жены.

Корда любовался женой и лежащим перед ним видом. Мысль вильнула: «Эх, жаль будет расставаться с этим домом. Но решение принято – перебираемся всем семейством в замок. И нечего жалеть! Все, что ни делается, – все к лучшему. Вот и проказнице Элис там будет лучше – непоседе уже явно не хватает здесь простора».

Нет, это была не их инициатива. Это было решение короля Эдвина и его советников – вдохнуть в старый замок новую жизнь. После того, как его приведут в порядок, он станет постоянной резиденцией наследников – принца Эдвина, принцессы Елены и их сына Антонио – в Ларне, второй столице объединенного королевства. Корде с его семьей настоятельно предложили тоже перебраться туда и занять апартаменты на втором этаже в правом крыле замка, рядом с библиотекой.

Но этому еще только предстояло случиться, а пока замок наполнился стуком молотков, визгом рубанков и прочими звуками, сопровождавшими большой ремонт и перестройку, – строители, рабочие, краснодеревщики под управлением королевского архитектора приступили к обновлению замка и его интерьеров.

Упомянутые выше слухи возникли чуть раньше, еще до начала реставрационных работ в замке. За два-три месяца до этого, ну, может быть, за четыре, но не больше полугода. Этот ремонт и сопровождающая его строительная суета не только не прекратили их, а напротив – рабочие стали еще одним из источников этих слухов, фонтанирующим довольно интенсивно. Может быть, они потревожили многолетнее одиночество старинных стен, башен, залов и мрачных подвалов замка, хранивших вековые страшные тайны?

Слухи… Можно было бы просто посмеяться над ними как не стоящими внимания такого серьезного мужа, как тайный королевский советник и действительный член высшей научной коллегии при короле Эдвине, но что-то беспокоило Корду, не позволяло просто взять и отмахнуться от них. Эти мелкие твари… Была одна деталь, неизменно присутствовавшая в рассказах очевидцев: эти мелкие твари в какой-то момент лопались с характерным хлопком, рассыпаясь мелкой пылью.

«Что-то знакомое… Где-то я уже встречался с этим… Вот только где?» – думал Корда.

«Точно! – мысленно хлопнул себя по лбу Корда. – Об этом же я читал в записках Урбино Кернийского в монастыре Всех Скорбей у матери Ингрид».

На следующий день Корда встретился со своим давним другом Фрэнком Сорса. Тот преподавал в Ольвийском университете – вел кафедру естественных наук и магических артефактов в Бренне. Очень кстати было то, что сейчас он как раз читал лекции в Ларне в местном отделении университета. Вот туда-то и направился Корда к своему другу-профессору.

– Советник! – нарочито почтительно, с полупоклоном, встретил его Фрэнк в своем кабинете.

– Профессор! – в тон ему ответил Корда. Наедине друг с другом друзья всегда относились к своим званиям с иронией и легкой насмешкой.

Обнялись.

– Эрни, ты так внезапно нагрянул. Мог бы и предупредить. Я бы подготовился подобающе к встрече такой важной персоны, – продолжал подшучивать Фрэнк.

– Фрэнк, дружище, – Корда мягко похлопал друга по спине. Он был рад новой встрече с другом, с которым последнее время они виделись не так уж часто, оба занятые своими важными делами. – Мог бы и сам объявиться. Ты же знаешь, мы с Джулией всегда рады тебя видеть.

– Извини, Эрни, дела, дела… Но вот ты здесь. Как снег на голову. Что за срочность?

Они расположились в рабочем кабинете Фрэнка.

– Да, знаешь, срочности вроде бы никакой нет, но все же я решил, что нам с тобой надо кое-что обговорить, не откладывая в долгий ящик.

И Корда рассказал Фрэнку о своих размышлениях по поводу слухов, ходящих в различных кругах – от самых низов до высоких кабинетов.

– У меня какое-то тревожное предчувствие. Конечно, Фрэнк, все это может оказаться полнейшей ерундой, не стоящей и выеденного яйца… Но… Если за этим что-то стоит, то это может быть очень серьезно, и мы не вправе просто проигнорировать эти слухи.

– Н-да, – Фрэнк озадаченно забарабанил пальцами по столешнице своего профессорского стола, – как-то надо проверить эти слухи, опросить свидетелей. И чем больше, тем лучше.

– Знаешь, с чего я предлагаю начать? Твоя кафедра как называется? – Он посмотрел на профессора. – Вот именно, «…и магических артефактов». Поручи-ка ты своим шалопаям-студиозусам провести сбор информации по этим слухам. Потом, когда эта информация будет у нас в руках, надо будет проанализировать ее, систематизировать, определить источники, время, вид объектов, их общие характеристики… Ну, что я тебе говорю – сам все знаешь.

– Да, уж! Предоставь это мне, – глаза Фрэнка словно зажглись, ноздри расширились, как у гончей, почуявшей след. Ведь здесь запахло жареным, вернее – магией, а это была его любимая тема.

Через две недели на столе у Корды в его новом кабинете в герцогском замке (к тому времени он с семейством уже вселился в отведенные ему апартаменты) лежали все собранные материалы. Фрэнк, который, собственно, и принес их своему другу, был доволен – его молодежь хорошо поработала. Теперь предстояло самое интересное, и они вместе углубились в рассмотрение собранных материалов, их анализ и систематизацию.

Было уже глубоко за полночь, когда работа была закончена, но друзья не спешили расходиться. В просторном рабочем кабинете королевского советника они перешли из-за стола, на котором в кажущемся беспорядке были разбросаны бумаги, в уголок отдыха, устроенный за книжными стеллажами рядом с большим камином. Корда достал из шкафчика хрустальный графин и разлил по бокалам крепкий виски горцев северной Ольвинии. Друзья опустились в глубокие кожаные кресла и, задумчиво потягивая приятно согревающий напиток, принялись размышлять над открывшейся картиной.

А картина в общем сложилась следующая.

Все те странные события, которые породили слухи обо всякой чертовщине, начались примерно с полгода назад.

Места возникновения слухов были такими:

– Ларна. Герцогский замок;

– Кронберг. Резиденция короля;

– Монастырь Всех Скорбей. Хранилище старинных артефактов;

– Сегилья. Припортовые подземелья.

Описания «чертовщины» рассказчиками (свидетели или выдумщики?) во всех этих местах были очень похожи: странные существа размером от мелкой мыши до большой крысы, которые никогда прежде не встречались в этих краях. Вид у них был разнообразный, но всегда отвратительный: то нечто, похожее на жабу, но с как бы уменьшенной крокодильей пастью, то мохнатое существо на коротких лапках с широким безгубым ртом, полным мелких острых зубок, то юркий короткий толстый червяк с острыми жвалами впереди… Разновидностей было до десятка. Какие-то проворно бегали, какие-то прыгали, какие-то ползали, но все они были злобными и норовили цапнуть зубастой пастью (или что там было у них на этом месте) каждого, кто оказывался поблизости. Спасало лишь то, что, не успев укусить, они через короткое время лопались с характерным хлопком, рассыпаясь мелкой пылью.

Корда задумчиво повторил:

– Герцогский замок, Кронберг, монастырь… Странные места, Фрэнк, ты не находишь? Что может их связывать, как ты думаешь?

По ...