Читать онлайн "И дым отечества… Рассказы"

автора "Ясный Борис"

  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ
<p>И дым отечества…</p> <p>Рассказы</p> <empty-line/><p>Борис Ясный</p>

© Борис Ясный, 2019

ISBN 978-5-4496-9338-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

<p>«И ДЫМ ОТЕЧЕСТВА…»</p>

Авиалайнер прогревал турбины. Из вентиляционных решеток просачивался парок. Пассажиры шумно устраивались на своих местах, то и дело вставая, чтобы пonpaвить вещи на верхней полке или передать что-нибудь знакомым. По проходу сновали элегантные стюардессы с приклеенными на лицах дежурными улыбками. Я смотрел в окно на здание аэровокзала, плывущее в маревe раскаленного воздуха, сжимая в руках портфель с 30 тысячами долларов – всем своим имуществом. В кармане у меня лежал паспорт иностранного государства, где было проставлено мое имя. А мысли мои все чаще возвращались к тому моменту, когда полгода назад я, устав от бесконечных колебаний и сомнений, решил послать подальше всю свою предыдущую жизнь с ее бесконечными стрессами и переживаниями о хлебе насущном и поехал в Москву оформлять документы на выезд для постоянного жительства за границу. Многие мои знакомые, уехавшие раньше, писали восторженные письма, a всевозможные посулы местных агентов по репатриации рисовали сказочную картину возвращения блудного сына в дом родной…

К середине 90-х годов мое коммерческое счастье окончательно и бесповоротно от меня отвернулось. Заниматься комиссионной торговлей стало попросту невыгодно, a нe имея первоначального капитала, я не мог набрать достаточно товара‚ чтобы заняться коммерцией самостоятельно, тем более что все время изменяющиеся правила игры, спускаемые сверху циркуляры и указы без конца ставили всю деятельность на грань штрафа,

То увеличивался налог с физических лиц, то растут отчисления в пенсионный фонд, то плати за вывеску, то за лицензию на новый список товаров, то повторно – за разрешение на торговлю. Люди, месяцами не получающие зарплату, покупали только самое необходимое, да и то очень вяло. Короче, продав квартиру, ларек, машину и мебель, собрав нужные документы, я отправился в Столицу оформлять выезд на ПМЖ за «бугор» в поисках лучшей жизни.

<p>I</p>

Сойдя в Москве с поезда, я разыскал таксофон и позвонил своему приятелю Димке. Из всех моих московских друзей мы не виделись дольше всего, и я порядком соскучился. Набрал номер его телефона, отыскав в блокноте на страничке с буквой «М» – Москва. После нескольких гудков, трубку сняли.

Слушаю! – мужской голос показался мне незнакомым.

Алло, пригласите пожалуйста Диму, – попросил я.

Слушаю! – уже с нетерпением донеслось из трубки.

Димка! Черт, это ты! Я тебе не узнал, это Борис из Таганрога.

– Боба! Какими судьбами, ты где?

В голосе моего собеседника послышались знакомые нотки,

– На вокзале, только что приехал, вот решил тебе позвонить.

– Так! Стой где стоишь, сейчас за тобой подъеду, – перебил меня Дима

– Да, не надо, я так звоню проведать…

– Никаких дел, через пять минут увидимся! B трубке послышался сигнал «отбой».

У выхода из вокзала плечо к плечу стояли плотные шеренги людей,

протягивая приезжавшим свой нехитрый товар, сигареты, пиво, хлеб. Разоренные «Русским Домом Селенга», «МММ» и пустыми обещаниями рвачей от власти люди, в последней надежде пытались заработать пару копеек у приезжающих в столицу. Я двинулся через площадь выискивая взглядом Диму, жалея, что не спросил номер его машины. Шурша шинами рядом резко тормознул черный «Мерседес». Я от неожиданности отпрыгнул в сторону. Темное стекло медленно поползло вниз:

– Борька! Ну ты куда, я же сказал стой и жди!

В окне показалась улыбающаяся крупная физиономия с трехдневной щетиной, и лысиной в пол головы.

– Димка?

Я c трудом узнавал в вальяжном господине своего соседа по школьной парте Димку. Прошло столько лет!

– Какими судьбами! – Димка распахнул дверцу машины. На переднем сидении рядом с шофером, развернувшись ко мне сидел крепко сколоченный парень в сером пиджаке и темных очках. Димка развалился сзади. Ладно сидящий на нем костюм все же не мог скрыть рыхлой полноты и купеческого брюшка.

– Садись, да садись же! – он заерзал, передвигаясь по сидению, освобождая мне место.

Бросив под ноги дорожную сумку, я плюхнулся рядом, на мягко обнявшие меня кожаные подушки сидения. Мы крепко сжали друг другу руки.

– Ты надолго? По делам или как?

От Димки пахло дорогим одеколоном. Шофер – худощавый жилистый мужик, не поворачивая головы, косился на меня в зеркальце заднего вида.

– Так, на пару дней, оформить бумаги, – я улыбаясь разглядывал Димку.

– Забурел! Баскетбол небось забросил? А помнишь как гоняли?

Димка махнул рукой:

– Я мяча уже лет пять в руках не держал, все некогда, да и габариты уже у меня не те. – Он засмеялся.

– Так! Остановишься y Меня, – кивок шоферу, – Домой!

«Мерс» плавно тронулся. Димка, несмотря нa годы, был все таким же быстрым в разговоре и мыслях, как 30 лет назад, когда нас зa болтовню нa уроке, порой вдвоем выставляли из класса.

– Я думал побыстрей управиться и сразу на поезд.

– Ага! В кои-то годы свиделись, и уже назад собрался! – Димка говорил со мною, не обращая никакого внимания нa сидящих впереди. На мой немой вопрос коротко бросил: «Секьюрити!».

«Мерседес 600» черным болидом несся в потоке автомобилей. Парень в сером пиджаке вертел головой, стараясь видеть панораму из всех окон сразу.

– Ну ты и даешь! – от души удивился я. – Случайно не в депутатах ходишь?

Димка расплылся в улыбке:

– Пока нет! Но тоже служу народу… на ниве бизнеса.

Доехали быстро. Квартира на Кутузовском поражала габаритами, вспомнилась Димкина двухкомнатная хрущевка в Таганроге, где мы так часто после уроков, толклись у магнитофона, или перелистывали «Плейбой», пока предков не было дома,.

– Ничего себе хоромы! До потолка на дирижабле не долетишь.

– Две ванные комнаты с джакузи по 30 квадратов каждая! Подожди, вот еще ремонт закончу, тогда будет класс! Я только недавно этот коммунальный курятник расселил. Три семьи. Пришлось каждой купить по квартире.

Из комнаты нам навстречу вышла элегантная блондинка с огромными карими глазами. Полураспахнутый халатик являл миру роскошную фигуру.

– Аленка! Моя жена!

Димка, приобняв за плечи жену, ткнул меня в бок пальцем.

– А это Боба! Помнишь я тебе о нем рассказывал, мой школьный дружбан!

Аленка мило улыбнулась и по – домашнему зохлопотала:.

– Проходите, проходите! Да не надо снимать обувь!

– Брось ты ему «выкать»! Он свой кент!

Димка потащил меняв комнаты,

– Располагайся, где хочешь!

B комнатах, среди роскошных мебельных гарнитуров были разбросаны штабеля коробок с названиями известных фирм: «Ранасоник», «Филлипс», «Акай»…

– Мы с Аленкой занимаем спальню, a Денис спит где попало. Благо и комнат, и диванов хватает! Да ты же его теперь не узнаешь, ему уже 14, самостоятельный!

парень. Компьютеры‚ виртуалка, не то, что мы в морской бой играли!

Денис, сын Димки и Алены пришел домой, когда мы спрыснули нашу встречу и налили по второй. Первым, стуча когтями по паркету в комнату

вломился гитантский коричневый дог и начал обнюхивать меня чуть не доведя до инфаркта:»

Марк! Фу! Свои! Алена, убери пса! – Димка как ни в чем не бывало разливал по рюмкам. —

– Не беспокойтесь, он не укусит, просто знакомится. – Алена взяла Марка за ошейник и потащила в соседнюю комнату, где и заперла, невзирая на протесты и поскуливание.

Может и не укусит, а обнюхает и сразу сожрет! – Я все еще был в шоке! Все засмеялись.

Денис – рослый худощавый парнишка, смущаясь поздоровался, и сразу ушел куда-то в комнаты.

– Поешь чего-нибудь? – крикнула ему вслед Аленка.

– Нет! Мы с ребятами только из «Мак Дональдса», – донеслось из глубины квартиры.

Просидели до ночи, вспоминая молодость, друзей и рассуждая «за жизнь». Под охи и вздохи я поведал, что оформляю документы на выезд. Сходили до ближайшего коммерческого магазинчика и набрали еще водки. Моросило, мокрый асфальт отражал огни машин и фонарей. «Секьюрити» плелись следом.

– Они, что у тебя, не спят? – поинтересовался я.

– О них не переживай, за те бабки, что я им плачу, и ты бы спать бросил!

Димка уже изрядно поддал, и из него начал лезть купеческий гонор.

– Ты думаешь мне с куста обломилось? Черта лысого, я днем и ночью упираюсь, то вагоны пшеницы из Казахстана перебрасываю в Белоруссию, то спирт, который там из нее делают, отправляю в Симферополь на разлив под водку, то эту чертову водку пру назад в Россию, и все время где-то надо подмазать, а где-то замазать!

– Ты же говорил, что у тебя какая-то страховая компания была, что ли?

– Да это когда было! – Димка махнул рукой, чуть нe выронив бутылки.

– Это была фаза первичного накопления капитала!

– Ну ты просто как по Карлу Марксу запел.

Я старался не наступать в лужи, шагая рядом с покачивающимся другом.

– Ага, запоешь, когда под пулей ходишь, – Димка вдруг посерьезнел.

– Деньги то бешеные крутятся: не лимоны, арбузы! Если что, сразу в расход! Да и за крышу «наверх» немало платить надо, они курьера присылают зa деньгами. И все из рук в руки, чтобы не светиться.

Я уже порядком устал и нагрузился водкой, поэтому с трудом вникал в его треп.

– Так ты расписки бери, что ли!

– Ты Боба не врубаешься, Какие расписки, кто тебе их выпишет! У меня тут идейка назревает, – Димка остановился, покачиваясь оглянулся по сторонам. «Секьюрити» тормознули сзади. Димка уставился мне в переносицу и зашептал:

– Дергать надо, пока не спеклись! Бабки за бугор пере ...