Читать онлайн "Не подходите к подвалу"

Автор Стайн Роберт Лоуренс

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ
<p>Р. Л. Стайн</p> <p>Не подходите к подвалу</p>

РАСТЕНИЯ ПРОЦВЕТАЮТ… А ЛЮДИ – НЕТ.

Серия «Ужастики Р. Л. Стайна»

R. L. Stine

Stay Out of the Basement

The Goosebumps book series created by Parachute Press, Inc. Copyright © 1992 by Scholastic Inc. All rights reserved. Published by arrangement with Scholastic Inc., 557 Broadway, New York, NY 10012, USA. GOOSEBUMPS, [] and logos are trademarks and/or registered trademarks of Scholastic Inc.

Печатается с разрешения издательства Scholastic Inc. и литературного агентства Andrew Nurnberg

Перевод с английского Анатолия Уманского

Copyright © 1992 by Scholastic Inc. All rights reserved

© А. Уманский, перевод, 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2019

<p>1</p>

– Эй, пап, лови!

Кейси метнул фрисби через ровно подстриженную зеленую лужайку. Отец скорчил гримасу, щурясь от яркого солнца. Фрисби упал на землю, несколько раз подскочил и остался лежать под живой изгородью, что тянулась позади дома.

– Не сегодня. Я занят, – произнес доктор Брюэр и, резко отвернувшись, поспешил в дом. Сетчатая дверь захлопнулась за ним.

Кейси откинул со лба свои прямые белобрысые волосы.

– Что это с ним? – спросил он Маргарет, свою сестру, которая наблюдала всю сцену, стоя у кирпичной стены гаража.

– Сам знаешь, – тихо отозвалась Маргарет. Она вытерла ладони о штанины джинсов и подняла руки, предлагая бросить диск ей. – Я поиграю с тобой немножко.

– Давай, – буркнул Кейси без всякого воодушевления. Он побрел к изгороди, чтобы достать фрисби.

Маргарет подошла ближе. Ей стало жаль брата. Они с папой были не разлей вода, всегда играли вместе – и в мяч, и в футбол, и в «Нинтендо». Но теперь доктору Брюэру, похоже, не хватало на это времени.

Подпрыгнув за фрисби, Маргарет поняла, что ей не меньше жаль и себя саму. Папа и к ней теперь относился совершенно иначе. Собственно говоря, он столько времени проводил в подвале, что едва перекидывался с ней словечком-другим.

Даже Принцессой больше не называет, думала Маргарет. Она терпеть не могла этого прозвища. И тем не менее это было семейное прозвище, символ душевной близости.

Она метнула фрисби обратно. Бросок не удался. Кейси погнался за диском, но тот улетел от него. Маргарет подняла глаза на золотые холмы, простиравшиеся за задним двором.

Калифорния, подумала она.

Тут так непривычно… Вот сейчас, например, середина зимы, а на небе ни облачка, и мы с Кейси бегаем в джинсах и футболках, словно в разгар лета.

Она лихо прыгнула за фрисби, перекатилась по лужайке и торжествующе вскинула диск над головой.

– Воображала, – проворчал Кейси, ничуть не впечатленный.

– А ты у нас, конечно, спортсмен-рекордсмен, – не осталась в долгу Маргарет.

– Ладно, а ты дура.

– Слушай, Кейси, ты играть хочешь, или как?

Он пожал плечами.

Последнее время все на нервах, подумала Маргарет.

Нетрудно понять почему.

Она высоко запустила фрисби. Тот пролетел у Кейси над головой.

– Вот сама теперь и бегай за ним! – возмущенно завопил он, уперев руки в бедра.

– Нет, ты беги!

– Ты!

– Кейси, тебе одиннадцать лет. Не веди себя как двухлетка, – сказала Маргарет.

– Ничего, а ты как однолетка, – отпарировал он, нехотя плетясь за диском.

Все папа виноват, решила Маргарет. Обстановка накалилась с тех пор, как он стал работать дома. Внизу, в подвале, со своими растениями и причудливыми механизмами. Он почти не показывался на свежий воздух.

А когда все-таки показывался, то даже фрисби не хотел половить.

Или уделить хотя бы пару минут кому-нибудь из родных.

Мама тоже заметила, подумала Маргарет, ловко поймав фрисби на бегу, пока тот не угодил в стену гаража. Папино присутствие ее здорово нервирует. Она делает вид, будто все хорошо. Но я-то вижу, что она переживает за него.

– Молодец, Пампушка! – крикнул Кейси.

Прозвище «Пампушка» бесило Маргарет, пожалуй, даже больше «Принцессы». Родные прозвали ее Пампушкой в шутку, поскольку она была такой же стройной, как отец. Она и высоким ростом пошла в него, а от матери унаследовала прямые каштановые волосы, карие глаза и смуглую кожу.

– Не называй меня так. – Она бросила диск. Кейси поймал его на уровне колен и кинул обратно.

Они перекидывались фрисби, почти не разговаривая, еще минут десять-пятнадцать.

– Жарко, – вздохнула Маргарет, прикрывая глаза ладонью от послеполуденного солнца. – Пошли домой.

Кейси швырнул фрисби в стену гаража. Диск отлетел на траву, а Кейси рысцой подбежал к сестре.

– Папа всегда играет дольше, – проворчал он. – И кидает лучше. Ты кидаешь как девчонка.

– Вот не надо, – простонала Маргарет и, шутливо толкнув его, побежала к задней двери. – Ты кидаешь, как шимпанзе.

– А как вышло, что папу уволили? – неожиданно спросил Кейси.

Маргарет моргнула. И остановилась. Вопрос застал ее врасплох.

– Что?

Его бледное веснушчатое лицо посерьезнело.

– Сама знаешь. В смысле за что? – спросил он, явно испытывая неловкость.

Они с Кейси ни разу не поднимали этот вопрос все четыре недели, что папа проводил дома. Это было довольно странно, так как обычно они, будучи погодками, делились всеми мыслями без утайки.

– То есть мы ведь для того сюда и переехали, чтобы он мог работать в Политехе [1], правильно? – продолжал Кейси.

– Ага. Ну… его уволили, – проговорила Маргарет, на всякий случай понизив голос до полушепота, чтобы папа не мог услышать.

– Но почему? Лабораторию он, что ли, взорвал? – усмехнулся Кейси. Мысль о том, что папа мог взорвать огромную университетскую лабораторию, его весьма позабавила.

– Нет, ничего он не взрывал, – ответила Маргарет и подергала себя за прядь темных волос. – Ботаники так-то с растениями работают. Где им что-то взрывать.

Оба дружно рассмеялись.

Кейси вошел вслед за Маргарет в узкую полосу тени, отбрасываемой их низеньким домиком в стиле ранчо.

– Я толком не знаю, что там случилось, – продолжала Маргарет по-прежнему полушепотом, – но я подслушала папин разговор по телефону. По-моему, он говорил с мистером Мартинесом. Это его начальник. Помнишь? Такой тихий дяденька, он еще приходил к нам на ужин в тот вечер, когда у нас гриль полыхнул.

Кейси кивнул.

– Так это Мартинес папу уволил?

– Возможно, – прошептала Маргарет. – Насколько я слышала, надо было что-то делать с растениями, которые папа вырастил, какие-то опыты пошли наперекосяк.

– Но папа же у нас голова! – с вызовом сказал Кейси, как будто Маргарет считала иначе. – Если его опыты пошли наперекосяк, он бы знал, как их исправить.

Маргарет пожала плечами.

– Это все, что мне известно, – сказала она. – Ну ладно, Кейси. Пошли домой. А то я сейчас помру от жажды! – Она высунула язык и застонала, изображая крайнюю степень обезвоживания.

– Ну ты и мерзота, – сказал Кейси. Отворив сетчатую дверь, он рванулся вперед, чтобы войти в дом первым.

– Кто мерзота? – спросила стоявшая у кухонной раковины миссис Брюэр и повернулась им навстречу. – Впрочем, не отвечай.

У мамы сегодня усталый вид, подумала Маргарет, обратив внимание на морщинки у глаз матери и первые проблески седины в ее густых волосах до плеч.

– Терпеть не могу это дело, – вздохнула миссис Брюэр, снова поворачиваясь к раковине.

– А что ты делаешь? – поинтересовался Кейси, открывая холодильник и доставая пакетик сока.

– Креветки чищу.

– Фу! – воскликнула Маргарет.

– Благодарю за поддержку, – сухо отозвалась миссис Брюэр. Зазвонил телефон. Вытирая испачканные руки о полотенце, она поспешила взять трубку.

Маргарет тоже взяла себе пакетик сока, воткнула соломинку и вслед за Кейси вышла в переднюю. Подвальная дверь, обычно наглухо закрытая, когда доктор Брюэр работал внизу, сейчас была слегка приотворена.

Кейси уже хотел закрыть ее, но вдруг заколебался.

– Айда вниз, поглядим, что там папа делает, – предложил он.

Маргарет втянула через соломинку последние капли сока и смяла пакетик в руке:

– Ну давай.

Она понимала, что отца наверняка не следует беспокоить, но любопытство взяло верх. Он трудился вот уже четыре недели. В подвал навезли всякого странного оборудования, светильников и множество видов растений. Отец проводил там дни напролет, по восемь-девять часов в сутки, занимаясь своими таинственными делами. И никому ничего не показывал.

– Ага. Пойдем, – сказала Маргарет. Как-никак, это и их дом тоже…

Опять же, не исключено, что папа попросту ждет, когда они проявят интерес. Может, ему самому обидно, что они за все время так и не удосужились заглянуть к нему.

Маргарет открыла дверь, и они стали спускаться по узкой лестнице.

– Эй, пап… – взволнованно позвал Кейси. – Пап, можно нам посмотреть?

Они были уже на полпути вниз, когда отец неожиданно возник у подножия лестницы. Он сердито смотрел на них, в свете флуоресцентных ламп его кожа приобрела странный зеленоватый оттенок. Он держался за правую руку, и капли алой крови пятнали его белый лабораторный халат.

– Не подходите к подвалу! – завопил он не своим голосом.

Дети отпрянули, пораженные тем, что отец, обычно такой спокойный и мягкий, кричит на них.

– Не подходите к подвалу, – повторил он, по-прежнему сжимая кровоточащую руку. – Не смейте сюда спускаться… я вас предупреждаю.

<p>2</p>

– Порядок. Все упаковано, – сказала миссис Брюэр и бухнула чемодан на пол прихожей. Она заглянула в гостиную, где оглушительно надрывался телевизор. – Не хочешь на минуточку прервать фильм и попрощаться с матерью?

Кейси ...