#Ключ Иоко
Один случайно заданный вопрос забросил Софию в проклятый Мир Синих Трав, где властвуют черные колдун
29%
... даряла по ней.

Появился Хант. Наверное, решил, что опасность миновала и можно уже не прятаться. Он посмотрел на меня склонив голову, после чего решил дать добрый совет:

– Ты колотишь так, будто орех пытаешься разбить. Но это не орех, а заклятие. Оно твердое, как камень, из которого сделана дверь, потому что обладает собственной силой. Тебе надо почувствовать ее и отыскать подсказку, как с ней справиться. А твоя сила связана с Посохом. Вот и подумай!

И Хант выразительно постучал по своей голове. Звук при этом получился такой, будто кто-то ударил поварешкой по пустой железной кастрюле.

– Он прав, – согласилась Эви.

Я покосилась на венец на ее макушке и вздохнула.

Что делать? Снова представлять, что двери на самом деле нет? Так вот она, настоящая, каменная и твердая, и о нее можно в кровь разбить кулаки. На ней изображены все те же вороны и сухие деревья без листьев и цветов – контуры пустых веток, над которыми кружат птичьи силуэты.

Камень вокруг дерева потрескался – сеть трещин была тонкой, как паутинка, и почти незаметной. Когда я провела пальцами, поверхность показалась шершавой и холодной, но в расщелинах мне почудилось странное тепло.

В тот же момент резьба на Посохе вспыхнула слабым светом – только сейчас древко покрывали не бабочки, а вьющиеся растения, множество веточек с листьями и цветами. Они горели, сияли и, казалось, даже двигались, словно им не терпелось обрести свободу, как совсем недавно – бабочкам.

Значит, сила и правда заключена в Посохе? Так пусть же переходит на дверь!

И, как только я об этом подумала, Посох ожил. Светящиеся нити призрачных растений потянулись с древка к холодному камню, оплели его, заискрились и засияли так ярко, что пришлось зажмуриться. Дверь низко и протяжно загудела, а свет от растений становился все сильнее и сильнее.

– Отходи! – закричал Хант.

Едва успев отскочить, я с удивлением увидела, как дверь рассыпалась на мелкие камни, и перед нами открылся проход, темный и дымный.

Наступила тишина, такая звонкая, что я невольно вздрогнула и покрепче сжала Посох. От этого еще острее ощущалось произошедшее чудо, ведь я только что смогла разгадать еще один ребус Безвременья!

– Они свободны? – тихо спросила я и оглянулась на Эви.

Подруга казалась сосредоточенной и напряженной. Она сжала губы и кивнула. Корона на ее голове снова стала венцом, а платье из дерюги вдруг превратилось в длинный черный плащ с капюшоном.

– Пойдем, посмотрим на этих воронов, – сказала она и шагнула в темноту.

В лицо мне ударил запах горелых листьев и каменной пыли, затем из серой дымки показалась высокая фигура. Черноволосый, темноглазый парень смотрел на меня и улыбался. У него были белоснежная улыбка, смуглая кожа, низкие брови и крошечное колечко в ухе, а еще красивая синяя рубашка и того же цвета штаны.

– Ты сняла проклятие. Как мы можем тебя называть? – хрипло и немного смущенно проговорил он, сложив перед собой ладони и слегка поклонившись.

– София, – пролепетала я.

Мне не хотелось называть ему прозвище, которое мне дал Иоко. И я вдруг снова вспомнила о своем родимом пятне и обрадовалась, что его теперь почти не видно.

Он был красив, этот парень: волосы убраны назад, подбородок высоко поднят. В чуть прищуренных глазах читался вызов.

– София, позволь спросить тебя: из какого ты Вороньего Удела? Я не слышал, чтобы в последнее время здесь появлялись Хранительницы. Как такое может быть?

– Ты не слышал потому, что нет этого «последнего времени». Вообще нет времени, призрак, – почти прошипела Эви.

– Я – человек. А ты, мерзавка, пошла вон! – резко воскликнул незнакомец.

Я знала, что все Проводники ненавидят призраков, поэтому лишь, как обычно, поморщилась.

– Они со мной. Теперь ты и твой второй ворон свободны, а я могу идти дальше, к убежищу Агамы.

– Мы проводим тебя, – невозмутимо ответил парень. – Мой брат пойдет с нами. Мое имя Дан-Тиун, а его зовут Даг-Адмар.

– Вы проводите меня? – уточнила я.

– Безусловно. Следует торопиться, потому что совсем скоро дорожки наполнятся вороньем, – отрезал Дан-Тиун и решительно зашагал вперед.

Мне оставалось только следовать за ним.

3

Братья совсем не походили друг на друга. Даг-Адмар оказался невысоким и худым. У него были такие же черные волосы, которые свисали длинными сосульками, но худое и скуластое лицо делало его похожим на злого индейца.

Насколько красиво выглядел Дан, настолько отталкивающим был Даг.

Я сразу поняла, кто из них отличается говорливостью, – Дан шагал пружинистой походкой рядом со мной и все время что-то рассказывал. Он умел заинтересовать: его хриплый голос звучал мягко и приятно, а неторопливый говорок придавал словам особое очарование.

– Тролли появились из портала. Туманная Зыбь обладает сразу тремя порталами. Ты ведь знаешь, что это такое? Проход в другой мир. Когда-то эти самые порталы охраняли здешние Хранители, да только их время вышло, и теперь проходы свободны. Вот и шастает через них всякая тварь. Портал троллей мелкий и слабый, он не всегда работает. Бывает, там целыми ночами темно – никто им не пользуется. Он находится в арке Главного моста города – мрачное место. Иногда река выходит из берегов и затопляет его. Всякое бывает, да.

Он перевел дух и продолжил рассказ:

– Тролли мелкие и пакостные, приглянулись им как-то илистые гнилые берега здешней реки. Однажды они выбрались сюда, и было их столько, что мы с братом только диву давались. Удивлялись то есть. Перли точно стая хасов и за одну ночь заполнили несколько улиц. Захватили пустые дома, обосновались там и принялись ночами варить свою традиционную похлебку. Знаешь, из чего они ее варят? Из хасов, каменных мышей, гнилых водорослей и глины, которую копают под мостом. Мерзкое варево. Каждую ночь они его варят и едят. Тролли, одним словом.

Теперь, когда рядом со мной шли два самых настоящих человека, я почувствовала себя гораздо увереннее. Раньше мне помогал только Иоко: охранял, подсказывал и поддерживал.

Одиночество в чужом, опасном, заколдованном мире угнетало, тревожило и пугало. Но осознала я это только тогда, когда появились два черноволосых парня и один из них искренне заверил, что точно приведет меня туда, куда я желала прийти. Их присутствие почему-то успокаивало, и я даже попробовала преодолеть усталость, от которой ноги казались тяжелыми, а в голове гудело.

Я знала, что братья не были Проводниками, но, может быть, они происходили из Вороньего рода и обладали какими-нибудь чародейскими способностями?

На самом деле я ничего не знала о них, но ведь Иоко тоже был для меня чужим и странным. Когда-то, всего лишь с десяток дней и ночей назад, я думала, что мой Проводник жесток и бессердечен и человеческая жизнь для него – как горсть пыли. Но я ошибалась, потому что на моего Иоко было наложено чудовищное заклятие.

Кто знает, может, братья Дан и Даг тоже прокляты? У меня не было ответа, так что не стоило торопиться с выводами.

Эви же являла собой образец осторожности. Она искоса поглядывала на Дана, снизу вверх, часто моргала и иногда шмыгала носом, словно изображая несмышленого ребенка. Мол, глупый призрак, что с меня взять?..

Но парня не так просто было обмануть!

– Почему тролли назвали тебя Нисой, призрак? – резко спросил он, как будто эта мысль только что пришла ему в голову. Он даже остановился, и мне тоже пришлось встать посреди дороги.

– Сам у них спроси, – тихо пробормотала Эви и в тот же момент пропала из виду. Вслед за ней исчезли Хант и Лука. Я осталась абсолютно одна рядом с двумя незнакомыми людьми.

– Куда она делась? – не понял Дан, а Даг лишь нахмурился и зыркнул на меня исподлобья.

– Кто их разберет? Это призраки из города Ноом, просто увязались за нами. Они обычно натравливали городского дракона на всех подопечных Иоко, а в этот раз удалось с ними договориться. Вот теперь и шастают за нами. Разве запретишь? – как можно спокойнее объяснила я.

Я вспомнила предостережение Эви: не стоит выдавать все наши секреты.

– Так ты подопечная Иоко? – уточнил Дан.

– Да, – кивнула я.

– А Посох у тебя откуда? И где он сам?

– А черт его знает… – Я пожала плечами. – Столько всего случилось. Мы договорились встретиться в убежище Агамы.

– Тогда идем, – согласился Дан.

<p>Глава 4</p> 1

Ночь казалась бесконечной. Темнота, холод и усталость валили с ног, а отчаянье и тоска по Иоко словно сгущали окружающий мрак.

Хотя куда уж мрачнее, когда только свет Посоха и позволял нам видеть дорогу.

Дан шагал впереди, а я слишком утомилась, чтобы понимать, куда мы двигаемся. По-прежнему по бокам возвышались чудовищные нагромождения черных камней, о которые я время от времени царапала руки: так сильно они нависали над дорожкой. По-прежнему в небе отсутствовали знакомые и ставшие уже родными обе луны.

Даг плелся где-то сзади, молчаливый и угрюмый, и я слышала, как он тяжело шаркал ногами.

По всем моим подсчетам, мы вот-вот должны были выйти на главную синюю дорогу, которая вела к Агаме. «Второй правый поворот» – вспомнились слова Дана. В убежище я планировала немного отдохнуть, прежде чем отправиться выручать Иоко.

Но, к своему удивлению, вдруг обнаружила, что поднимаюсь по крутой лестнице, на кованых перилах которой свет Посоха выхватил привычные узоры с изображениями воронов.

– Куда мы идем? – я остановилась и оглянулась.

За моей спиной стоял невозмутимый Даг. Он сказал лишь два слова:

– Дан знает. – И вперил в меня угрюмый взгляд.

От блеска его глаз захотелось поежиться и спрятаться подальше.

Дан тут же оглянулся, и его лицо озарила добрая улыбка. Улыбаясь, он почему-то становился похожим на красивого храброго пирата.

– Тебе нужен отдых, – доброжелательно пояснил он. – Я подумал, что

Один случайно заданный вопрос забросил Софию в проклятый Мир Синих Трав, где властвуют черные колдун
29%
Один случайно заданный вопрос забросил Софию в проклятый Мир Синих Трав, где властвуют черные колдун
29%