#Ключ Иоко
Один случайно заданный вопрос забросил Софию в проклятый Мир Синих Трав, где властвуют черные колдун
11%
... ричала Миес и взялась убирать паруса, – Шторм, Ветер, садитесь на весла!

Синее полотнище паруса свернули и привязали к верхней рее, и оба проворных брата Миес схватились за весла. Тимай вызвался им помочь. Хант тоже присоединился, но больше поднимал брызги, чем греб.

Его хвост постоянно топорщился кверху и мешал сидевшему сзади Ветру. Наконец тот не выдержал и велел Ханту убираться.

– Без тебя справимся, – пробурчал он.

Высоченные башни Туманной Зыби остались по правому борту, а длинный нос корабля уже бороздил светлевшие воды моря.

– Нас донесет с течением, – пояснила Миес.

Она стояла у руля и щурилась, всматриваясь вдаль.

Мы двигались очень быстро. Вода буквально пенилась за кормой, брызги оседали на моих губах и волосах, покрывали мелкими блестящими капельками Посох.

Совсем скоро показался лесистый холм, одна сторона которого была абсолютно гладкая и отвесная, словно бы обрубленная гигантским топором. С огромной высоты холма срывался водопад и с шумом обрушивался на бурлящие волны.

Словно завороженная я смотрела на блестящие струи воды, быстрые и говорливые, заглушавшие собой шум ветра и шелест деревьев.

Но вот и водопад остался позади. Корабль миновал еще один зеленый холм, сделал крутой разворот и нырнул в узкий пролив между двумя скалами.

Сумрак обступил нас, сгустившись над головами, но тут же развеялся. Пролив закончился, и передо мной развернулась уютная бухта со спокойной светлой водой и простиравшимся вдаль горизонтом.

На длинной косе возвышались три громадные пальмы, за которыми поблескивала мирная гладь ласкового моря.

– Ничего себе, – тихо проговорила я.

– Шторм, встань на носу! Ветер, держи штурвал! – распорядилась Миес. – Двигаемся между скал!

Из воды действительно выступали скалы, но не они представляли опасность. В неподвижной глади я смогла рассмотреть верхушки подводных рифов, которые коварно прятались на глубине.

Но, видимо, Миес и ее братья знали, что делать: неторопливо и умело они вывели наше судно к желтому песку у подножия пальм.

– Мы у Пальмового берега. Теперь нужно спрятать корабль, ведь мы не скоро попадем на него вновь, – объяснила Миес. – Спускайтесь, а мы с братьями переправим его в Призрачную бухту, где он будет в безопасности.

3

Так называемой Призрачной бухтой оказалась длинная песчаная коса, у самого основания которой росла одна из трех пальм. Миес и ее братья общими усилиями вытянули парусник на песок, накрепко привязали канаты к шершавому пальмовому стволу и забросали корабль песком.

Лежащее на боку, беспомощное и неподвижное судно показалось мне погибшим животным и почему-то навеяло смутную грусть. Вспомнилось, как мы с Иоко помогали управлять парусами, как отдыхали в крошечной, но уютной каюте и ели вкуснейшую рыбу, выловленную Тимаем, – и я не смогла подавить тяжелый вздох.

– Наведи на корабль Посох и пожелай ему стать невидимым, – попросила Миес, когда братья отряхнулись и отошли от него.

– Думаешь, выйдет? – уточнила я.

– Всегда так делали, когда плавали с Хранителями, – пояснила девушка-капитан. – У тебя должно получиться, ты же Спутница Хранителя. Это и называется «спрятать в Призрачной бухте».

Пожав плечами, я подняла Посох, и в воздухе заблестели крошечные искры. Сила уже стремилась по древку, наполняя его внутренним свечением. Достаточно было подумать о невидимости и мысленно связать корабль с землей, как он превратился в огромную серую скалу, покрытую зеленоватым мхом.

– Отлично! – воскликнула Миес.

– Ну хоть какой-то толк от палки Со, – проворчал Хант и щелкнул хвостом. – Теперь идем, хватит восторгаться ее умениями. Нужно до темноты успеть пройти Зыбкие ворота, иначе придется где-то пережидать ночь.

– Верно подмечено, – торопливо согласилась с ним Эви. – А ночами тут властвуют вороны и тролли.

<p>Глава 2</p> 1

Солнце, наверное, почти закатилось. «Наверное» потому, что я не смогла заметить ни одного пылающего луча на небе: все скрывали мглистые темные тучи, и вокруг сгущался сумрак. Деревья мрачно скрипели на ветру, их ветви угрожающе цеплялись за мою одежду и роняли под ноги сучья и колючки.

Темнота царила повсюду, но это была не ночная, синяя и звездная, темнота, которую щедро освещали две приветливые луны, а, скорее, какой-то серый пепельный мрак, полный горечи и печали.

Призраки стали полупрозрачными и притихли, даже Хант перестал щелкать хвостом и подпрыгивать; он крался тихонько и осторожно, время от времени посматривая на Эви, а на его наглой веснушчатой морде появилось выражение какой-то грустной торжественности.

Первой шагала я, за мной двигалась Эви, на голове которой яркими пятнышками сияли цветы из венка, около нее семенил Хант, за ним – Лука и Тимай. Самые осторожные и внимательные – Миес и ее братья – замыкали нашу цепочку.

Мы обогнули холм через удобный перевал и выбрались на выложенную синим камнем дорогу, такую знакомую и родную, что я невольно сжала губы, пытаясь сдержать слезы. Сколько ночей мы прошагали рядом с Иоко по такой дороге, сколько приключений пережили вместе!

Эви понимающе посмотрела на меня и шепнула:

– Мы вернем Им-Сиана.

Отвечать ей не хотелось. Я ускорила шаг, благо идти теперь стало легче.

Вечерний сумрак все никак не мог перейти в ночь, и здесь, перед самыми стенами Туманной Зыби, клочья тумана казались осязаемыми и особенно густыми. Видимость пропадала буквально через пару шагов, поэтому я выставила Посох вперед и осветила дорогу слабым голубоватым огоньком на его конце.

Туман стоял стеной, но все же мне удалось заметить крутой поворот в конце. Дорожка образовывала петлю, огибая ствол дерева, проступавший впереди темным столбом. Ветви его терялись во мраке, и ни дуновения ветра, ни шелеста, ни скрипа не было слышно в этом месте.

Мы приблизились к дереву, и я повернула, с некоторым облегчением подумав, что оно осталось за спиной, как вдруг тишину разорвало хриплое карканье. Туман тут же подхватил его и повторил многократным гулким эхом.

– Кар-кар-кар!

Я вздрогнула, чуть не выронив Посох. Эви молча оглянулась, и цветы на ее венке засияли еще ярче. Хант ругнулся, вспомнив свиней, чертей и еще каких-то тварей.

Лука принялся осматриваться, но Миес посоветовала не медлить и шагать дальше.

– Тут полно воронья, – буркнула она.

С трудом уняв внутреннюю дрожь, я сделал пару шагов, но тут кто-то схватил меня за плечо, крепко вцепившись в плащ Иоко, который я теперь носила, и рванул назад.

– Посох! – тут же подсказала Эви.

Я, не оглядываясь, подняла палку и стукнула наугад изо всей силы. Туман на мгновение разорвался, и я смогла разглядеть черную сучковатую ветку дерева, похожую на воронью лапу. Она коротко заскрипела и нехотя убралась, оставив меня в покое.

Снова раздалось карканье, и снова оно превратилось в многократное эхо.

– Это воронья земля такая, – тихо проговорил Тимай. Ему никто не ответил.

Мне вдруг до боли, до жуткого отчаяния захотелось, чтобы на мое плечо сейчас опустился ворон Иоко и дал добрый совет. Захотелось почувствовать его цепкие когти на своей коже, ощутить шелест перьев рядом с шеей и понять, что бояться мне нечего…

– Вперед, – коротко распорядилась Эви. И мы снова зашагали дальше.

Город-крепость Туманная Зыбь проступал из дымного сумрака неохотно и медленно. Сначала мы смогли разглядеть его башни: казалось, что они парили высоко в небе, оторванные от земли и от всего реального. Мрачные и крепкие, они возвышались над нами как грозные исполины.

Наконец, когда мы преодолели изрядный кусок дороги из синего камня и клочья серого тумана осели тяжелой влагой на нашей одежде, каменная кладка стен встретила нас суровой неприступностью. Крепость казалась совершенно недосягаемой: ни одной бреши, ни единой лазейки.

– И что теперь? – тихо спросила я.

– Тут полно ворот, – недобро усмехнулась Миес. – Сейчас увидишь: город сам явит нам их. Но пройти мы сможем только в одни, их называют Зыбкими. Только Зыбкие ворота являются настоящими.

Я не поняла, что Миес имеет в виду, но не успела спросить. Стена дрогнула, пошла странной прерывистой рябью, и уже через секунду перед нами появилось семь здоровенных железных ворот, ничем не отличавшихся друг от друга и абсолютно неприступных. На каждых красовалась пара воронов с раскрытыми клювами, и птицы, казалось, смотрели на меня и хитро улыбались. Эта улыбка была не доброй – в хищном блеске выпуклых глаз мне почудилась плохо скрытая злоба.

– Тебе нужно найти правильные ворота, вот и все, – невозмутимо пояснил Хант и глупо хрюкнул, дернув появившимся свинячим пятачком.

– Нам всем нужно найти правильные ворота, – поправила его Миес и потянулась, чтобы хлопнуть по затылку, но Хант отпрыгнул от нее и показал длинный раздвоенный язык.

– Хватит, сейчас не время. Найти верную дверь будет непросто. Если мы ошибемся, Туманная Зыбь поглотит нас всех. И призраков – тоже, – пояснила Эви.

– Как же вы сами прошли через этот город? – не поняла я.

– Мы никогда не проходили, – ответила Миес. – Здесь бывают только Проводники, и они знают, как выбирать дверь. Иоко справился бы с этим заданием.

– А ты – Спутница Хранителя, тоже должна уметь, – сказал Хант и вызывающе взглянул на меня.

Я посмотрела на ворота: семь двойных створок, которые тянулись через всю стену, закрытые так крепко, что даже микроб, наверное, не пробрался бы в щель. Часть их скрывал клубившийся вокруг туман.

– Что будет, если меня поглотит Туманная Зыбь? – почти шепотом спросила я у Эви.

– Это владение Хозяина. Ты окажешься прямиком у него. И я с Хантом – тоже, и Лука. Миес с братьями могут спастись, их не затянет, но мы точно погибнем.

– Почему? – еще тише спросила я.

– Потому.

– Но я не могу выбрать! – Я прошептала эти

Один случайно заданный вопрос забросил Софию в проклятый Мир Синих Трав, где властвуют черные колдун
11%
Один случайно заданный вопрос забросил Софию в проклятый Мир Синих Трав, где властвуют черные колдун
11%