Читать онлайн "Галактиона. Поиск Ульдан"

Автор Маханенко Василий Михайлович

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ
<p>Василий Маханенко</p> <p>Галактиона. Книга 2: Поиск Ульдан</p>
<p>Пролог</p>

– Что могу сказать… Восемь-ноль в твою пользу, – протянул владелец «Галактионы».

Он отодвинулся от широкого экрана, на котором виднелась комната с двумя капсулами и тремя валяющимися на полу телами. Двери комнаты открылись, и бригада медиков бросилась спасать пострадавших.

– Как у тебя это получается? Ума не приложу…

– Повторяю в сотый раз, люди даже на грани остаются людьми, – произнес Президент, довольно потирая руки. – Когда ты согласишься со мной?

– Никогда. Просто тебе везет с людьми.

– Эту парочку выбирал ты, как и семь предыдущих. Сам придумал сценарий, сам разработал легенду, сам ее воплотил. Восемь из восьми – тебе не кажется, что проблема не в людях, а в твоей философии?

– А что с этими? – кивнул владелец «Галактионы» на монитор, обращаясь в сумрак комнаты.

«Объект “Олеся” жива, пули не задели жизненно важные органы, – послышался отчет невидимого советника. – Она находится в шоковом состоянии. Развитие событий с объектом “Олеся” прошло в соответствии с планом. Объект “Алексей” жив, но в критическом состоянии. Пули, выпущенные Константином до акта агрессии, не задели жизненно важные…»

– До, после какая разница? Он будет жить или нет? – прервал отчет Президент.

«Да, но нужна операция по пересадке сердца. Последней пулей его разорвало, сейчас мозг и организм питают кислородом через шарданатор».

– Без лишних подробностей, – вновь вклинился в его речь Президент. – Что нужно, чтобы операция состоялась?

«Разрешение и деньги. По предварительной оценке – тридцать миллионов. Объекту “Алексей” требуется заменить сердце, поставить протез на руку и ногу, в них раздроблены кости».

– Будем считать, что он выиграл, – недовольно протянул владелец «Галактионы». – Деньги будут. Сделайте все, чтобы он остался жив… И без него хватает покойников.

Один из докторов в экране поднес руку к уху, принимая звонок, согласно кивнул, и Алексея обступили две бригады медиков.

– Что с нашим бойцом?

– Повреждение, несовместимое с жизнью. Мы потеряли его.

– Минус четвертый, – усмехнулся Президент, словно вся ситуация его забавляла. – Четыре воина, согласившихся поучаствовать в твоем спектакле, уже мертвы.

– Нашем!

– Нет, Сергей, твоем. Ты же видел отчет психологов: Алексей и Олеся слишком ушли в виртуальность. Они уже были готовы на безрассудство. Когда сожгли все мосты, этой парочке стало нечего терять. Они, он, уже неважно, решили стать героями. Так бывает. Смирись.

– Согласен, я неправильно выбрал цель. Связь этой парочки была мизерной, не достаточной, чтобы проявить заботу друг о друге. Ты же видел, он совершенно не думал о том, что будет с девушкой, проиграй он схватку. Его мысли занимало только то, как убить стрелка. Нужно что-то более мощное, что-то такое, что заставит человека вытащить все низменные инстинкты.

– Решил сыграть еще раз?

– Почему нет? Что у нас, людей мало? В проекте триста человек, я тебя не просто догоню, но и перегоню. Максим, – обратился владелец «Галактионы» в сумрак, – разработай сценарий, по которому проект для этой парочки закроется. Без лишних демагогий. Они уже неинтересны.

– А что же интересно? – поднял бровь Президент.

– Предлагаю рассмотреть варианты. Например, что будет делать многодетная мать, случись ей выбирать – кто из ее детей должен умереть? Помню, у нас в проекте есть несколько. Опять спорю на твою трубку – мать выберет первенца. Статистика показывает, что их больше любят.

– Ты совершенно не знаешь людей, – покачал головой Президент. – Но я согласен. Как раз видел у тебя бутылку «Гарлон» 2045 года. Можешь попрощаться с ней, потому что любящая мать поступит… Впрочем, давай еще подумаем над вариантами. Материнское инстинкт слишком близок к основным – скучно и легко предсказуемо.

– Как скажешь… Твоя очередь выбирать…

<p>Глава 1</p>

Если вас хоть раз убивали в реальности, то мои вам соболезнования. Ничего приятного в этой процедуре нет: больно, суматошно, страшно. Так что, если вы не чувствуете в себе склонности к мазохизму, советую избегать маньяков и убийц. В противном случае терпите и надейтесь, что после смерти вас ждет рай. И он будет похож на место моего нынешнего пребывания.

Солнце в этом персональном раю всегда находится в зените, но можно не беспокоиться о жаре или ожогах. Комфорт здесь превыше всего. Потому я блаженно жмурился, разглядывая диск раскаленного светила, и наслаждался прелестями пляжного отдыха. Ласковый бриз со стороны океана приносил прохладу; теплые, кристально прозрачные волны касались ступней, щекотали их, словно игривая девушка, а сладкий щебет экзотических птиц добавлял картинке нужный звуковой антураж. Все вокруг заставляло послать к черту заботы и погрузиться в нирвану, чем я и занимался, ублажая мозг мгновением покоя. Ровно через десять секунд я дам себе мысленного пинка и напомню, что вокруг цифровые декорации, скрывающие стены лечебно-диагностического центра. Ровно десять секунд – и ни секундой больше. Я должен помнить, кто я и почему сюда попал.

Меня зовут Панкратов Алексей. Я профессиональный игрок виртуального мира «Галактиона», заключенный в медицинскую капсулу тотального восстановления. Окружающий мир – проекция, созданная для обмана. Я должен чувствовать себя целым и здоровым, только тогда, по словам врачей, смогу восстановиться после перенесенных операций.

С того момента, как я впервые пришел в сознание и обнаружил себя на этом пляже, прошло три дня. Иногда меня посещал лечащий врач, чтобы проконтролировать психологическое восстановление и рассказать о физическом состоянии моего тела. Дело было дрянь. Борьба с боссом «Константин» далась дорого: трансплантат вместо сердца, три синтетических заплатки на легких и протез руки. Прогнозов никаких, на все вопросы надоевшее «состояние стабильно удовлетворительное».

Но самым мучительным оказалось другое неведение. Я не знал, чем закончилась наша борьба с Константином, и постоянно задавался вопросами. Как я оказался в капсуле? Сколько был в отключке? Что с Олесей и ребенком? Попытка узнать хоть что-нибудь у доктора закончилась неудачей. Эскулап знать ничего не знал и мне велел помалкивать. Я послушно помалкивал, соглашался со всеми предписаниями и ждал. Главное – выжить, большего я пока сделать был не в силах.

Глаза заболели от долгого разглядывания солнца. Зажмурившись, я смахнул набежавшие слезы. Дискомфорт был приятным, потому что отвлекал от навязчивых мыслей. Неожиданно послышался шорох песка, словно кто-то шел по побережью, но я не беспокоился. Мой лечащий врач всегда так появлялся, избегая визуализироваться рядом, – боялся испугать меня. Обрадовавшись компании, я поспешил проявить дружелюбие, не в силах еще открыть глаза:

– Guten Tag, Good day, Buon giorno, доктор! Надеюсь, подопытный Панкратов с демонстрацией здорового духа справился?

– Более чем, на мой взгляд. Но у меня нет медицинского образования, чтобы заявлять это авторитетно, – ответил мне незнакомый голос. Я распахнул глаза и сквозь темные пятна и слепящие лучи солнца попытался рассмотреть незнакомца. Из положения лежа лучше всего мне удалось различить дорогие кожаные ботинки.

– Добрый день, Алексей. Мне крайне неудобно беседовать, когда вы в таком положении. Поднимитесь.

Пока я молча вставал, мозг, изголодавшись по информации, заработал в бешеном ритме. Доктор приходил ко мне всегда налегке: сланцы, парусиновые шорты и веселенькая рубашка с разноцветными пилюльками, чтобы не вносить диссонанс в обстановку. Этот экземпляр явился при полном параде: строгий офисный костюм, кожаный кейс, брендовые аксессуары. Либо это представитель юридического отдела корпорации, эти, мне казалось, и спали в костюмах и туфлях, либо мелкий опер из полиции, по дурости решивший меня впечатлить. Интуиция кричала, что второй вариант предпочтительнее, но опыт авторитетно настаивал, что это человек, облеченный властью. Их манеру приказывать не спутать с глупой попыткой произвести впечатление.

– Благодарю, присаживайтесь, – прямо на песке материализовались офисный стол и два кресла. Мужчина снял солнцезащитные очки, раскрыл чемодан и, расстегнув нижнюю пуговицу пиджака, опустился в одно из кресел. Пока я молча занимал второе, он достал из чемодана несколько листов бумаги и аккуратной стопкой сложил их на столе.

– Меня зовут Рейнеке Лис. Мой статус и должность не имеют сейчас значения, гораздо важнее то, что я могу помочь вам разрешить затруднительную ситуацию, в которой вы оказались, – мужчина выжидающе посмотрел на меня.

– Поясните, что за ситуация, – попросил я. – Я немного выпал из реальности по состоянию здоровья.

– Понимаю. Следствие считает, что вы с умыслом переехали в жилище, обустроенное специальными средствами защиты и взлома. Хозяину нанятого вами дома уже предъявлено обвинение в нелегальном использовании спецсредств. Вы взломали систему слежения, обманом заманили одного из участников соревнований и убили его. Удостоверившись, что Константин мертв, вы постарались избавиться от Сафроновой, посчитав ее и ребенка обузой, инсценировали нападение на самого себя и подбросили сфальсифицированные улики с целью оговорить Константина. Такова официальная версия того, как было совершено преступление, зафиксированное четыре дня назад. Вам есть что сказать?

– Вы рехнулись?! – от услышанного бреда я вскочил. – Все было не так! Это он угрожал нам пистолетом, прострелил Олесе ноги и руки! Грозился, что убьет, а ребенка вырастит в ней, как в инкубаторе! Я переехал, потому что опасался за наши жизни!

– Сядьте! Я понял вас. Доктор запретил вам волноваться. Согласен, официальная версия имеет слабые места, поэтому я здесь. Расскажите свою трактовку произошедшего. По официальной информации, Константин на момент совершения преступления должен был нахо ...