Читать онлайн "Очерки о пережитом"

Автор Флейшер Г.

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ
<p>Очерки о пережитом</p> <empty-line/><p>Г. М. Флейшер</p> <p>М. Р. Флейшер</p>

© Г. М. Флейшер, 2019

© М. Р. Флейшер, 2019

ISBN 978-5-4496-9056-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

<p>1.Издержки любви</p>

Они были закадычными друзьями, давнишними и добрыми. Кажется, они всю жизнь жили вместе. Их совместное времяпрепровождение составляло оборотную сторону медали их праведной жизни. У них были прекрасные семьи, красивые жены, повзрослевшие дети. Жены не видели ничего плохого в том, что главы семейств вместе проводили большую часть своего свободного времени. Авторитет мужской был непререкаемым. Хотел бы сразу предупредить читателя, что друзья не относились к сексуальным меньшинствам, а наоборот – были яркими представителями того большинства, которое любили и любят женщины. Нет необходимости рассказывать о многочисленных похождениях, которые они вытворяли. Можно лишь отметить, что готовили они свои подвиги вместе, а совершали каждый сам по себе. Воспитанность проявлялась и в этом. Город, в котором они жили, был большим и поэтому не только их пути, но и пути их многочисленных родственников, сослуживцев не пересекались. Они были исключением из всех любителей слабого пола, так как долго вдвоем готовились к своим похождениям. Они заботились о своем авторитете и, что сегодня особенно редко, заботились об авторитете своих дам. Это повествование было бы неполным, если бы я не поведал об одной из ошибок, которую они совершили. Эта драма имела предысторию.

Один из друзей был врачом и врачом известным, авторитетным, пациенты боготворили его. Второй был адвокатом и тоже снискал у горожан авторитет отличного юриста, выигрывавшего все дела. Они все время были на виду и им, конечно, было трудно погуливать, чтобы не попасться под чей-то взор. И вот однажды в кафе адвокат обратился к доктору с необычной просьбой:

– Петр, одолжи мне приличную книгу по хирургии.

– А для чего она тебе? Решил расширить свой кругозор или поспорить со мной на эти темы.

– Что ты, Петр, все значительно проще. Ты же знаешь, что Сергей, муж Марины, ведущий хирург в твоей клинике.

– Ну и что, ты решил с ним устроить дискуссию на медицинскую тему?

– Брось, все проще. Звоню я Марине домой и спрашиваю, где Сергей, а мне ответ – на работе – и все для меня полная неясность. Зная основы хирургии, я бы спросил, на какой работе, а если это операция, то какая и посмотрев в книгу, мог бы рассчитать время, которым я располагаю. Теперь понял, для чего мне нужна литература по хирургии?

– Для такого дела, Михаил, мне и всей своей библиотеки и жалко. Выбирай, что пожелаешь.

В обыденных похождениях прошел месяц. Ничто не предвещало беды.

В дежурство Петра скорая помощь доставила Михаила, которому пришлось покидать явочную квартиру непривычным способом, благо, что этаж был четвертым и молодые, но крепкие кости в основном выдержали перегрузку.

– Ты что, Михаил, как это пролетел, ты ведь у Марины был?

– Сам не пойму, чем просчитался. Вроде бы и позвонил. Марина ответила, что муж на работе. Я ей мол, а что за работа. Она мне: «Привезли тяжелораненого с проникающим ранением и перитонитом откуда-то из района. Я к своей справочной литературе. По всем источникам, на оперативное лечение и реанимацию часа 3—4 в самый раз хватит. Ну и ринулся в гости.

– Ну и что помешало?

– Что-что помешало. Больной умер во время операции, вот я и полетел, так что и теория не помогла, хорошо хоть не застукал муженек. Теперь у меня заслуженный отпуск за неправедные дела!

<p>2. Новогодний сюрприз!</p>

В старые добрые времена, когда воспитательная работа в народных массах имела первостепенное значение, произошла эта незатейливая история, типичная для тех годов.

В одном из районов три руководителя хозяйств почти что принудительно, по результатам работы за год, были поощрены путевками в санаторий. Несмотря на хмурые взгляды своих жен, а деваться было некуда, с клятвами, что будут вести себя в санатории прилично, друзья товарищи отправились на юг к морю, прекрасно осознавая, то устоять им от соблазнов в расцвете лет будет крайне сложно. В поезде под мирный перестук колес, поедая домашние харчи и уничтожая немногочисленные винные запасы, успокоились, стали настраиваться на отдых. Постепенно проблемы пахоты, уборки урожая, ремонта техники и другие сельскохозяйственные мероприятия ушли на второй план, уступая места различным пережитым историям, кто как отдыхал раньше и т. д. Они впервые ехали в отпуск без жен, хотя и сознавая меру ответственности за соблюдение кодекса строителя коммунизма придел сознавал, что без греха не обойтись. Хоть в выпивке, хоть во флирте, хоть и в чем-то более серьезном. Все мужики доверяли друг другу и договорились, что если выпивать, то вместе, а если гулять доведется, то каждый сам по себе и особо не светиться, чтобы и подозрений не было. Первая неделя черноморского отдыха прошла в веселье, купаниях в уже прохладном море, адаптации к местным условиям. Держались вместе, жизнь казалась счастливой, даже проблемы «женщин» особо не возникали. Но южной романтики воздух, картины прекрасной приморской природы, хорошее питание и выпивка медленно, но уверенно делали свое «черное дело». У трех наших друзей нет да нет начинали блестеть глаза, интуитивно потираться потные руки, взгляд постоянно искал в толпе представительниц женского пола. Держались они одну неделю и рухнули в одночасье, предпочтя мужской компании парный отдых среди красот санатория, города и моря. Оставим за кадром их похождения, они тривиальны, не отличались особой изысканностью и соответствовали их материальному достатку, фантазиям и возможностям партнерш. Один из наших героев – председатель колхоза, попросил даму своего сердца перед расставанием: «Люда, я тебя прошу, только не пиши мне никаких писем, а если уж очень захочешь, подпишись мужским именем. Жена, педагог, серьезный человек, враз голову оторвет». На том и порешили! О чем просили своих боевых подруг два других героя, история умалчивает. Путь назад из санатория больше походил на возвращение из сытой хорошей командировки, в удовлетворенном состоянии. Интимных тем в поезде не касались, договорились лишь об одном, чтоб по пьянке не трепануться и не сдаться под «пытками» жен.

Жены встретили наших мужиков по традиции настороженно, «обнюхивая и осматривая». Чуть смягчили ситуацию сувениры и подарки с юга. В ответ на любые каверзные вопросы, держались как на допросах. Этот период продолжался недолго, текучка затянулась, начались трудовые будни, в которых у председателя рабочий день начинается с зарей и заканчивается после заката. Отдых здесь забылся. Ничто не предвещало несчастья. В один из дней Кирилл, председатель колхоза, предупреждавший свою пассию не писать, заехал домой пообедать. Обычно приветливая жена, злобно сверкая глазами, вообще не разговаривала, на столе было пусто. Понятно, что произошло нечто такое, что вывело Павловну из себя.

– Ты что, болеешь или что не так?

– Это ты скоро заболеешь. Пусть тебя твоя Снегурочка кормит.

– Какая еще Снегурочка.

Жена нервно бросила на стол новогоднюю открытку. Правда, отправлена она была на адрес колхозной конторы. Как уж она дошла домой, было неизвестно. Текст был убийственным: «Дорогой Кирилл. Поздравляю с Новым годом. Желаю счастья. Твоя Снегурочка». Вот тебе картина Репина «не ждали». Разбираться было ни к чему, скандал налицо. Зная характер жены, Кирилл приготовился к худшему. Александра Павловна была педагогом, блюла мораль и теперь точно доведет дело до развода. Страшные мысли загуляли в голове. Кирилл закурил и вышел из дома. Целый день он ездил по полям, думая о ситуации. Примирения ждать было бесполезно. Ведь если развод, то и следом пинком из партии и далее из председателей. Вот и погулял, называется. Воздух родных полей, повышенная доза от выкуренных сигарет не могли не подействовать на разгоряченный мозг.

Тут он вспомнил, что говорили о первом секретаре их РК КПСС. Если что случается, лучше прямо к нему и в ноги, отругает в полный рост, но всегда выручит. Домой ночевать Кирилл не пошел, а уже в 6 утра был у парадного входа райкома. В 6.30 пришел Первый.

– Вы что, Кирилл, в такую рань.

– Да, я покаяться решил, и пока шли до кабинета, второпях рассказал, что с ним случилось.

– Ну Кирилл, от тебя я этого никак не ожидал, отличный семьянин, лучший руководитель, прекрасная жена и отличился. Что-то мне твое «падение» не нравится. Я тебя конечно мерзавца пощажу, но из ситуации надо выходить. Ты с кем был в Сочах?

– С Петром из Заветов Ильича и Николаем Сергеевичем из Агронома.

Первый посмотрел на часы, снял телефонную трубку и набрал чей-то номер.

– Николай Сергеевич, это я! Уже встал. Хорошо стоишь или сидишь? Да и погуляли вы на юге. Добавили мне веселья в районе. Да не оправдывайся, я все знаю. Потом разберем детали ваших «полетов». А сейчас слушай. Я позвоню жене Кирилла, ты ее знаешь и скажу, что это ты перед Новым годом пошутил и послал открытку с подписью Снегурочка, а ты, если что, подтверди, тем более ты недавно был в Москве, оттуда она и поступила. Все понял?

Кирилл мало что понимал, слушая беседу Федора Степановича с Николаем Сергеевичем. Федор Степанович снова набрал чей-то номер.

– Александра Павловна, это ты? Не разбудил? Ну извини. (Первый знал, что жена боялась первого секретаря хуже смерти и замирала, когда он звонил). Где Кирилл? Что уже на работе? Мне он нужен, передай, что я искал. Да кстати, он никакой открытки к Новому году не получал? А то мне уже один из ваших соседей председателей звонил, что получил открытку, подписанную «Снегурочка». Оказывается, это Николай Сергеевич, старый увалень, так веселится. Ну я ему всыплю, чтоб лучше шутки выбирал. Значит, твой еще не получал. Ну да бог с ним. Скажешь, чтобы Кирилл позвонил.

Законч ...