Чётки времени

Моим детям и внукам посвящается.

Благодарю моих родственников

за помощь и участие в создании этой книги.

<p>Предисловие</p>

Много раз в своей жизни, перебирая в мыслях воспоминания детства и юности, я приходила к выводу, что мы непростительно мало по душам разговариваем со своими бабушками и дедушками и, как правило, ничего не успеваем узнать о своих истоках.

Когда мы молоды, то заняты познанием нового и так стремимся жить, что нам некогда, да и в голову не приходит мысль заниматься прошлым. Оно не тяготеет еще над нами. Нам кажется, что мы будем жить вечно. Во взрослом возрасте мы смотрим на прошлое по-другому. Оно уже не кажется таким далеким. Скорее наоборот, когда ты начинаешь в себе узнавать свою бабушку и понимать, что она не только прошлое. Она была гостем из твоего будущего.

Наши предки пытались нас чему–то научить, от чего–то оградить, о чем–то предупредить. Мы уходим из этой жизни внезапно. Откуда же наши дети, внуки будут знать, что мы чувствовали, о чем думали, если мы сами им об этом не расскажем и не позаботимся о том, чтобы ниточка семейных летописей не прервалась? История семьи и забота о том, чтобы потомки знали её из первых уст – это ответственность всех и каждого из нас. Кто–то захочет взять этот труд сообщить детям об их предках, а кто-то нет. Выбор у каждого свой.

Я решилась положить на бумагу яркие воспоминания своего детства и ранней юности. Мне захотелось рассказать своим детям, внукам об эпохе, среде, в которых формировались души их предков; о людях, заложивших основу их культуры и мировоззрения. Эта книга задумывалась мною и ранее, но просьба дочери Даши оказать помощь в подготовке биографий близких родственников – участников Великой Отечественной войны послужила основным мотивом к ускорению реализации этих давних планов.

Даша и её семья с любовью собрали, оформили фотоколлаж из образов наших семейных героев для шествия «Бессмертный полк». Прочитав сведения, которые удалось добыть дочери, я дополняю этой книгой историями о тех, кого помню, кто вошел в жизнь нашей семьи добрым словом, своевременным мудрым советом, веселой шуткой.

Отдаю себе отчет в том, что на изложение моих детских впечатлений повлияли знания и опыт взрослого человека. Но не вижу в этом серьезного недостатка, напротив, считаю, что такой подход обеспечит необходимую глубину и широту повествования.

Исторические и биографические справки в настоящей книге подготовлены и написаны кандидатом исторических наук, почетным профессором Восточно–Казахстанского государственного университета им. С. Аманжолова Полтараниным Иваном Аникеевичем.

Дела давно минувших дней

.1.

Верх-Уба

В официальных источниках родина наших предков – Полтараниных и Сергеевых – село Верх-Уба (Лосиха – село Верхубинское, Владимирской волости, Риддерского уезда, Томской губернии, ныне Восточно – Казахстанская область) трактуется как казачий форпост, возникший в первой половине XVIII века, в верховьях реки Убы. Рядом с этим форпостом, согласно данным Википедии, обосновались старообрядцы – выходцы из Ветковской слободы Речи Посполитой (Польша).

Моя бабушка Евдокия Васильевна Полтаранина (урожденная Сергеева, 14.03.1902 г.р.) в своих рассказах о прошлом никогда не произносила слов «Польша» и «поляки». Тем не менее, ее далекие предки и предки ее мужа Аникея Федоровича действительно когда-то прибыли из Польши. История этого переселения уходит вглубь истории, о чем свидетельствуют архивные материалы.

Фото 1 Полтаранина Евдокия Васильевна, с.Верх-Уба 1949 г.

Справка: «…Великое множество торговых путей пролегало в Россию из Сибири. Иртыш являлся большой торговой дорогой, по которой ходили караваны из Средней Азии. Поводом для расширения русской границы вверх по Иртышу стал слух об обильных золотых россыпях близ джунгарского города Яркенд. Чтобы овладеть им по поручению Петра I была снаряжена экспедиция из Южной Сибири в Малую Бухарию.… В ходе этой экспедиции были основаны первые крепости на Иртыше: Ямышевская в 1715 году, Омская в 1716 году, Железинская в 1717 году, в 1718 году началось строительство Семипалатинской крепости. По приказу Петра I в 1720 году была отправлена в путь новая крупная экспедиция под началом гвардии майора Ивана Михайловича Лихарева. Отряд Лихарева достиг озера Зайсан, однако, подвергся здесь нападению джунгар и вынужден был отступить. На обратном пути, в том же 1720 году, при впадении реки Ульбы в Иртыш, в устье каменных гор, Лихарев заложил крепость, которую назвал Усть-Каменной (ныне – город Усть–Каменогорск). …От Усть-Каменной крепости на Алтай шла Колывани-Кузнецкая пограничная линия общей протяжённостью 852 километра. В пределах нашего края её опорными пунктами были Бобровский и Секисовский редуты, Верх-Убинский казачий форпост, возникший в 1737 году в устье реки Козлиха, в месте ее слияния с Убой. Его часто подтапливало, и по этой причине в 1747 году состоялась передислокация – форпост перенесли на левый берег реки Маралихи, впадавшей в реку Лосиху.

Необходимость создания пограничных линий и опорных пунктов вдоль границ с сопредельным государством определялась усилением агрессивных приготовлений со стороны последнего. В таких условиях чрезвычайно актуальную значимость приобретала задача хозяйственного освоения приграничных районов. А для начала эти районы надо было заселить.

…Семейства Полтараниных и Сергеевых, вместе с другими старообрядцами, прибыли на Алтай в XVIII веке на освоение окраин Российской империи. Архивные документы указывают даже точный год их прибытия – 1766 год.

Ранее они долго жили на острове Ветка (Река Сож, в границах современной Гомельской области, которая в XVII-XVIII вв. принадлежала Польше). Сюда они бежали, после раскола русской православной церкви в надежде сохранить свою старую веру. Царское правительство неоднократно пыталось «выкурить» их оттуда, применяя вооруженную силу. Но все попытки такого рода были малоуспешными.

Оптимальный выход из ситуации, когда решению вопроса заселения территории Прииртышья могли бы поспособствовать старообрядцы, нашла Екатерина II. В 1762 году она издала указ, предлагавший «ветковцам» (и не только им) поехать на Алтай. Им были обещаны налоговые послабления и другие льготы, в частности, по землепользованию.

«Поляки», приехавшие      на Алтай (одни добровольно, другие – по принуждению), согласно высочайшему рескрипту были расселены по семи деревням – Шемонаевской, Верхубинской, Секисовской, Бобровской, Красноярской (современное Предгорное), Екатерининке и Староалейской. География деревень и сел со старообрядческим населением постепенно расширялась. Появились деревни Выдриха, Малоубинка, Быструха, Александровка, Тарханка, Поперечное и другие.

Одновременно на Алтай ехали государственные (экономические) крестьяне из коренных губерний европейской России. На новых местах казаки, «поляки» и российские крестьяне селились порознь, не сливаясь. Крестьяне должны были кормить казаков, охранявших восточные рубежи империи и обслуживать потребности Колывано-Воскресенских заводов.

Заводы эти до 1747 года принадлежали Акинфию Демидову. Затем они были за большие деньги выкуплены Кабинетом ея Императорского Величества. Коронной собственностью (или кабинетской собственностью, или собственностью царской семьи) стали и земли Алтайского и Нерчинского округов (Забайкалье). Крестьяне, проживавшие здесь, были приписаны к заводам – отсюда их название: приписные. Они должны были выполнять ряд повинностей, самой тяжелой из которых была гужевая повинность. Зимой и летом на сереброплавильные заводы в Змеевке и Локте (ныне города Змеиногорск и Локоть соответственно) ехали сани и подводы, груженые «кормом» для этих заводов, то есть рудой.

Управление Коронными землями находилось в тесной связи с их административно–территориальной принадлежностью. До 1779 года алтайские земли входили в состав Тобольской провинции Сибирской губернии. В 1779 году была образована Колыванская область, которая через четыре года реорганизовалась в губернию. В 1796 она была упразднена, а земли её были приписаны к Тобольской губернии. В 1804 году учреждается Томская губерния, границы которой в дальнейшем подвергались корректировке. Менялись границы уездов и волостей, менялись и их названия. После Первой Всероссийской переписи населения в 1897 году юго-западная часть Бийского уезда Томской губернии была выделена в Змеиногорский уезд. В него вошли, наряду с другими, Александровская волость с центром в с. Шемонаихе и Владимирская волость с центром в с. Верх-Убе. Коронную собственность ликвидировала революция 1917 года.

Изначальное название деревни, где селились наши предки – Верхубинская, она же Лосиха. С обретением ею статуса села закрепилось чуть измененное название – с. Верхубинское, сохранялось и название Лосиха. Со временем обиходным стало название Верх-Уба.

Население села довольно быстро росло: за столетие (с конца XVIII и по конец XIX в.) оно выросло почти в 10 раз – до 4,5 тысяч человек. В советское время вплоть до 1959 года население Верх-Убы оставалось примерно на том же уровне, затем оно стало стремительно сокращаться. Этому в немалой степени способствовала утрата Верх-Убой статуса райцентра».

.2.

Семейные реликвии

Феодоровской иконой Божией Матери и восьмиконечным крестом встречали в семье Полтараниных каждого ребенка, благословляли молодых, провожали в последний путь. ...