Новый Вавилон

Новый Вавилон

Пролог

Батискаф уверенно уходил под воду, и немногочисленная команда прильнула к двум небольшим иллюминаторам. По мере погружения единственным источником скудного света служили четыре прожектора, прикрепленные к корпусу подводного аппарата.

Управление сложной системой батискафа, сконструированного по специальному заказу богатой американской семьи, было возложено на самого эпатажного члена экипажа – Натана Стивенсона. Двадцатипятилетний отпрыск влиятельного рода с недавних пор действовал самостоятельно, вопреки желаниям и чаяниям своих многочисленных родственников. Натан обладал яркой внешностью. Спортивная подтянутая фигура, приятное чистое лицо, искрящиеся жизнерадостностью глаза.

- Всё по плану? - спросила Катрин, еле скрывая нервное возбуждение.

- Не сомневайся, - уверенно ответил Натан.

Катрин вздохнула и повернулась к иллюминатору. Ей было очень страшно, и она отчаянно сожалела о смелом, но, несомненно, авантюрном решении погрузиться на глубину. Легкую истерику останавливало только присутствие Мары, этой невозмутимой и нахальной русской девки. Неприязнь Катрин не имела ничего общего с национальной принадлежностью Мары, москвичка просто раздражала своей красотой и сумасбродностью, которая покоряла всех окружающих мужчин. Сама Катрин Лоуренс не могла похвастаться привлекательной внешностью и отчаянно из-за этого комплексовала. Особенно в присутствии Натана.

- Я хочу это увидеть сам, но свет пробивает максимум пару метров. Нам можно подплыть вплотную?

Антон непрерывно теребил свои чётки и всматривался в темноту. Нервное напряжение будто не касалось его, а возможно всё волнение уходило в отполированные камешки чёток. В любом случае, именно он был инициатором этого плавания и пытался выглядеть уверенным.

- Это ты нам скажи, - парировал Натан.

- Нас должны ждать. Думаю, мы имеем право проплыть в непосредственной близости. От тебя потребуется всё твоё мастерство.

Натан Стивенсон потратил бесчисленные часы для обучения управлению аппаратом и отвечал за безопасность погружения. Коммерческие батискафы по-прежнему были роскошью, но постепенно переставали быть чуем-то по настоящему удивительным. Словно личные самолеты, подводные аппараты стали доступными игрушками богатых людей.

Основной проблемой пилота батискафа являлось отнюдь не давление воды, которое, разумеется, увеличивается с глубиной. Главная опасность таилась в ограниченных возможностях обзора – глубоководный аппарат постоянно находится под угрозой столкновения со скалами или другими препятствиями. Из-за особенностей распространения акустических волн встроенный локатор не всегда может быть надежным помощником пилота.

- Как же мы прощелкали их, Антон? – вокруг ничего не происходило и Стивенсону хотелось поболтать. – Две такие сверхдержавы…

- Увлеклись холодной войной и космосом. В океане копаться сложно и дорого.

- Ну да, всё ищем внеземные цивилизации в дальних галактиках, - фыркнула Мара, первый раз подав голос с момента погружения.

- Когда ты это знаешь, то всё кажется логичным и предсказуемым, - наставительно проговорил Антон, - а расскажи населению Земли о наших соседях просто так, без доказательств, и тебя поднимут на смех.

- Я до сих пор не верю, - добавила Катрин.

- Раз большинство такие глупцы, то мы всё задумали правильно, - подвел итог Натан и сосредоточился на индикаторах панели управления.

Родители членов экипажа легкомысленно отнеслись к увлечениям своих избалованных детей. Однако все четыре отпрыска богатых семей в батискафе отличались от обычной золотой молодежи. Они обладали целеустремленностью и особым упорством в достижении целей. Неиссякаемые семейные ресурсы позволяли заниматься разнообразными исследованиями, а праздный образ жизни оставлял уйму времени для общения с новыми людьми, знакомства с новыми, порой страшными идеями. Кто ищет новые идеи, обязательно их находит. Пусть и идея состоит перевороте планетарного масштаба.

Молодые люди в глубоководном аппарате быстро наелась грандиозными вечеринками, машинами и яхтами – атрибутами богатой разнузданной жизни. Теперь целью молодых людей стали глобальные социальные эксперименты. Непредсказуемость и масштаб. Отношение к человечеству? Люди лишь средство, а найти философское обоснование готовящимся изменениям всего-навсего технический вопрос.

- Когда всё начнется? – Катрин редко вникала в суть, ей просто нравилось быть рядом с Натаном.

- Не позднее чем через год. Если не произойдет непредвиденного. Мне очень не нравится американский флот у берегов Кореи.

- У нас все подготовлено, пусть начинают хоть завтра, - беззаботно прокомментировала Мара. – Я вылетаю в пункт управления через неделю и не собираюсь возвращаться.

- Не будешь скучать по игристому? – подколол девушку Антон.

Мара опять фыркнула и отвернулась. Многие считали их с Антоном парой, но они никогда не планировали быть вместе. На самом деле молодая женщина боялась друга детства, его планы на первые годы нового мира приводили её в неподдельный ужас. Мара искренне увлеклась перспективами нового мира, но Антон… для него происходящее было игрой.

- Ты так и не расскажешь, где этот Новый Вавилон? – Натан следил за приборами, но не переставал участвовать в разговоре.

- Только если ты присоединишься к охоте, - безэмоционально ответил Антон.

- Нет уж. Мне интереснее наблюдать со стороны. Не обижайся, чувак, но ты задумал какую-то дичь.

- Мой взнос на общее дело позволяет выбирать развлечения.

Неторопливую беседу прервал противный предупредительный сигнал. Система управления сообщала о погружении на заданную глубину.

- Четыре тысячи. Дальше на этом аппарате не заплыть.

- Нам указали именно эту глубину.

- Я их вижу!

Мара с остальными вплотную придвинулась к иллюминаторам. Скудный свет вырывал из темноты именно то, ради чего новые хозяева мира пошли на столь опасное предприятие.

Глава 1

Три года назад. День первый.

- Русские! Ну, наконец-то! – оголтелый старик с несуразной копной седых волос отчаянно орал и жестикулировал. – Как я рад братушки, родные вы мои!

В полутемном помещении ощущалось легкое движение теплого воздуха. Я не мог поднять голову. Силился, но шея не слушалась. Всё тело было скованно неведомой силой, я почти не чувствовал руки и ноги, пытался напрячь мышцы – всё было тщетно. Оставалось крутить головой. Я лежал почти в середине большого сарая, собранного из бамбука.

Справа стояли грубо сколоченные лавки, функционально напоминавшие койки. На двух бамбуковых лежанках в беспамятстве ворочались Марина и Вероника. Чуть дальше виднелся просвет – выход из странного помещения. На улице покачивались пальмы, тропическое солнце стояло высоко, и яркий тёплый свет переливался на качающихся под ветром листьях.

Впереди я насчитал ещё две лежанки. На них в беспомощных позах сидели Миша с Пашкой. Они пытались прийти в себя, мотали головами. Миша обессиленно скрючился и держался за живот.

- Скоро, скоро всё пройдёт, - старик не унимался, он подпрыгивал и ежеминутно энергично хлопал себя по голым ляжкам.

Странный тип. Безумные, но счастливые глаза, лицо заросло седой бородой, выстриженной лесенкой. Он давно не был в парикмахерской и, видимо, отсекал свои кудри на бороде тупым инструментом. Старик был одет в какие-то лохмотья, закрывающие плечи и пах. Сухое загорелое тело извивалось в идиотской радостной пляске. Старик хлопал по плечам Мишу и с энтузиазмом пересчитывал нашу группу.

- Пять парней и три девочки, великолепно!

Девочками он называл Марину с Вероникой. В нашей группе еще Лариса, значит, все три здесь. Голова с трудом поворачивалась налево, больше я никого не видел, но ребят в нашей группе тоже пять. Включая меня.

Старик выбежал из бамбукового сарая и практически сразу вернулся. Он притащил какие-то круглые кружки и напоил сидящих впереди парней, потом перешёл ко мне. От него пахло морем и каким-то мускусом.

- Пей дружок, сразу отпустит.

Неизвестный благодетель был удивительно аккуратным и заботливым. Подхватив мою голову одной жилистой рукой, он приподнял меня и с практически материнской нежностью влил в горло прохладную жидкость. Это была не вода. Возможно кокосовое молоко или легкий коктейль из неизвестных растительных составляющих, по крайней мере я не почувствовал никаких химических ноток, свойственным современным напиткам. Жидкость приятно растекалась по организму. Стало легче, еще минуту назад я с трудом сглатывал вязкую слюну.

Старик перебежал дальше, я не видел его.

Миша попытался встать, его закачало, но он устоял. Сделав пару шагов, он уперся рукой в косяк дверного проема и замер в скрюченной позе, словно уставший после пьянки посетитель ночного клуба.

- Погодь браток, не торопись. Дай себе еще полчасика, - старик догнал Мишу и усадил его обратно на лавку. – Все оклемаетесь родненькие, не переживайте.

Старик оглядывал нас с видом любящей бабушки, которая не может оторвать счастливого взгляда от многочисленных внучков и внучек.

Мне становилось ощутимо лучше. Я разминал пальцы на руках и ногах, мог дышать полной грудью и голова постепенно прояснялась. Неприятный тяжелый шум рассеялся. Странное похмелье проходило, но вместе с сознанием нахлынули вопросы. Я засыпал на яхте в открытом море, а теперь пытался прийти в себя в неизвестном месте на суше с безумным стариком в качестве няньки.

Как это возможно?

***

Мы вылетели из Москвы в начале декабря. Большая группа друзей, большинство коренные нижегородцы. Меня с Пашей ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→