Пленник королевы фей
Раз в сто лет королевы фей Мэбилон выбирает себе жениха среди смертных юношей. В этот раз ее выбор п
4%
... нственной дочерью, леди Сьюзен Хемптон, Дженнет была давней подругой, несмотря на то, что одна была дочь баронета, а другая — простого эсквайра.

Тут миссис Холл опять применила свой «особый» взгляд и позже шепнула дочерям, что этот сэр Роланд не производит впечатления добропорядочного человека. «Конечно, тут все дело в том, что он — морской офицер, — сказала она тогда. — И многого нахватался от матросов, а это такие грубые люди… Да и он всего второй сын и наверняка будет охотиться за богатым приданым — если уже не поймал в свои сети кузину!» В общем, миссис Холл считала, что Роланд Бартон — не слишком подходящая партия для ее старшей дочери. Она думала так, когда молодые люди встречались на балах и в театре, когда Сьюзен Хемптон приглашала Дженнет на обед, где оказывался и Роланд. Она была убеждена в своей правоте, даже когда группа молодых людей отправилась на пикник в Гайд-парк. И оставалась при своем мнении до сих пор. Правда, за истекшие месяцы Дженнет получила от леди Сьюзен около десятка писем, и почти в каждом было упоминание о ее кузене. В ответных письмах Дженнет задавала бесчисленное множество вопросов о сэре Роланде — и с трепетом ждала ответов. Несколько раз вместо писем она получала приглашения на чашку чая, на небольшие обеды или прогулки, где две подруги могли без конца говорить о том, кто занимал все их мысли и чувства.

И вот — свершилось. Накануне от Роланда Бартона пришло письмо, и Сьюзен Хемптон поспешила предупредить подругу. Дженнет упала в кресла, сжимая руки на груди. До конца недели оставалось целых четыре неимоверно долгих дня. Как их пережить?

— Успокойся, моя милая, — произнесла миссис Холл. — Иначе мне придется позвать доктора. Пусть пропишет тебе успокоительные капли. Так переживать…

— О, мама, ведь он приезжает, — простонала девушка, борясь с готовыми хлынуть слезами.

— А почему ты уверена, что он приезжает к тебе, а не к своей кузине? — огорошила дочь миссис Холл, опять берясь за вязание. — Ей он писал раз в неделю… правда, по твоим словам, в каждом письме велел передавать тебе приветы и кланяться, но почему, в таком случае, не написать эти же слова самостоятельно? Помяни мое слово, тут что-то нечисто!

— Ах, мама, — не сдержалась Дженнет, — вы во всем видите только дурное! А сэр Роланд…вы его совсем не знаете!

Миссис Холл только покачала головой и снова вернулась к своему вязанию.

Погода к вечеру испортилась — задул сильный ветер, снова нагоняя облака. Стемнело так быстро, что ужинать пришлось при свечах. В камине жарко пылал огонь, и треск пламени сливался с гулом ветра в трубе. В такую погоду невольно хотелось быть рядом с другими людьми, и потому члены семейства Хемптон не спешили расходиться по своим комнатам. Лорд Хемптон расположился в креслах у камина, его незамужняя сестра, леди Сара Хемптон, пристроилась на диванчике в глубине полутемной комнаты с Библией на коленях, а ее племянница Сьюзен села у окна. На широкий подоконник девушка поставила свечу и, вышивая гобелен, то и дело отвлекалась, посматривая на темный двор. Хемптон-Холл был окружен большим парком, который плавно переходил в рощу. Днем как раз из этих окон была отлично видна подъездная аллея, и девушка лелеяла смутную надежду, что сможет в наступивших раньше времени сумерках разглядеть там всадников или экипаж.

— Что ты все там высматриваешь, дочка? — поинтересовался лорд Хемптон, косясь на свою сестру. Ему ужасно хотелось выкурить трубочку, но леди Сара питала стойкое отвращение к табаку, именуя его не иначе как «дьявольским соблазном». После того, как тридцать лет назад ее жених погиб в сражении, она стала настолько религиозна, что лишь угрозы со стороны отца лишить ее наследства помешали девушке тут же удалиться в монастырь. Приходить же туда с пустыми руками, без солидного вклада, было предосудительно. Леди Саре пришлось смириться, и лишь рождение девятнадцать лет назад племянницы несколько примирило ее с жизнью.

— Вы забыли? Роланд должен приехать именно сегодня! — девушка вернулась к своей вышивке. По совету тети, она вышивала полог для алтаря. — Он писал, что приедет в конце недели. Остался один день.

— Ну, вряд ли на это стоит рассчитывать! Ты посмотри, какая там погода! Того и гляди, хлынет ливень!

— «Разверзнутся хляби небесные», — пробормотала леди Сара.

— Но Роланд обещал, — Сьюзен опять устремила взгляд на окно. Она видела только темные пятна деревьев на фоне темно-серого неба, но в какой-то миг ей показалось, что внизу что-то движется.

— Он моряк и лучше нас с тобой понимает, в какую погоду стоит пускаться в путь, а в какую — нет, — резонно рассудил лорд Хемптон. — Наверное, он сейчас пережидает непогоду в каком-нибудь трактире и приедет только завтра.

Сьюзен подавила вздох, но все слова замерли у нее на губах — она заметила какое-то движение за окном и вскочила:

— Что это там?

Не обращая внимания на упавший при резком движении мольберт, где на раму была натянута вышивка, она прильнула к оконному стеклу, закрывая лицо ладонями.

— Там кто-то есть!

— Леди Сьюзен! — ее тетя выпрямилась. — Как вам не стыдно? Подумайте о приличиях!

— Но там Роланд и…и какие-то всадники! О, Боже, их около десятка! Они мчатся прямо через наш парк!

— Всадники? Откуда они взялись? — заинтересовался лорд Хемптон. — Они что, не знают, что это частные владения? Куда они направляются?

Сьюзен изо всех сил напрягала зрение, пытаясь разглядеть всадников, но короткое видение уже растаяло так быстро, что девушка испытала разочарование. Подавив вздох, она опустилась на кушетку:

— Они исчезли…

— То есть как?

— Не понимаю, папа. Только что были — летели так быстро, что невозможно пересчитать — и пропали.

— Всадники? Пропали? Хм, не может такого быть! — с этими словами лорд Хемптон дотянулся и дернул шнурок колокольчика. Через пару минут порог переступил дворецкий. Коротко кивнул головой, приветствуя дам.

— Джеймс, вы не видели сейчас в парке всадников? — без обиняков поинтересовался лорд Хемптон.

— Нет, сэр, — помолчав, спокойно ответил тот. — Никаких всадников. В такую погоду, осмелюсь заметить, вряд ли вообще кто-то рискнет выйти на улицу.

— Там сильный ветер? — спросила Сьюзен.

— Сильный, миледи. Кажется, идет буря. Может быть, прольется дождь.

— О, Господи! — леди Сара перекрестилась. — Спаси и помилуй! У тебя не болит голова, моя милая? — обратилась она к племяннице.

— Нет, — коротко ответила та, опять бросив взгляд на окно.

— А я пойду к себе, с вашего позволения!

Она встала и направилась к дверям, которые дворецкий придерживал для нее приоткрытыми.

— Но тетя, а вдруг Роланд приедет сейчас? — взмолилась Сьюзен, как будто от решения тетушки все зависело.

— Не говори глупостей, моя милая! Роланд не настолько глуп, чтобы пускаться в путь в такую погоду. Он сегодня не приедет! Тем более, что уже поздно, почти десять часов!

Словно в подтверждение этого, большие стенные часы в смежной комнате стали бить. Сначала их механизм натужно заскрипел, потом послышался лязг и, наконец, мерные удары. Один… два… три… Сьюзен, прижав руки к груди, считала их с замиранием сердца. Десять…

— Спокойной ночи, моя милая, — тетя приблизилась, поцеловала и перекрестила племянницу на прощание. — Не огорчайся. Пути Господни неисповедимы. Он уберег Роланда от этой ужасной бури и поможет ему добраться до нас завтра целым и невредимым… Ну, смотри! И дождь пошел! — добавила она.

Сьюзен обернулась. На стекле с той стороны уже блестели следы от первых капель. Их становилось все больше и больше — в скором времени обычный весенний дождь грозил превратиться в настоящий ливень. Девушка подавила вздох, наклонилась, пытаясь поднять мольберт — просто для того, чтобы отвлечься хоть на что-то.

Не успела тетя удалиться, как в коридоре послышались шаги. Дверь распахнулась, переступивший порог лакей возвестил:

— Сэр Роланд Бартон. Сэр Эдмунд Грей.

За его спиной в полутьме скупо освещенной проходной комнаты уже виднелись два силуэта.

— Роланд? — Сьюзен вскочила, едва не сбив мольберта второй раз. — Ты приехал?

Это был действительно ее кузен. Он уже сбросил промокший дорожный плащ, но мокрые волосы его прядями прилипли к лицу, и он отбросил их небрежным движением руки.

— А как я мог не приехать, дорогая сестричка, если меня тут так ждали? — весело воскликнул он. — Дядюшка, согласитесь, я сдержал свое слово и прибыл в конце недели, как обещал!

Лорд Хемптон поднялся из кресел, протягивая племяннику руки для приветствия.

— Мог и задержаться ради такой погоды, — добродушно проворчал он. — Мы бы поняли!

— Мы выехали при хорошей погоде и не сочли нужным возвращаться с полпути, — ответил Роланд. — И потом — что могут сделать моряку две-три пинты воды?.. Позвольте представить вам моего друга, сэра Эдмунда Грея, — сделал он широкий жест. — Он служит вместе со мной, и нам дали отпуска практически в один и тот же день! А, поскольку в это время года путешествие в Шотландию — не такое уж удовольствие, Эдмунд любезно согласился составить мне компанию.

Он назвал по именам своего дядю и кузину. Приветствуя гостя, Сьюзен внимательно смотрела на него.

Ростом Эдмунд Грей был на пару вершков выше ее кузена, но такой же подтянутый, сильный и изящный в движениях. Его белокурые волосы потемнели под дождем и завивались колечками, а светлые глаза, казалось, горели особенным светом. Во всяком случае, в них вспыхнуло пламя, когда Эдмунд Грей склонился над протянутой рукой девушки:

— Рад знакомству, леди Сьюзен. Ваш кузен много рассказывал мне о вас и вашем замке, пытаясь соблазнить на эту поездку и, я вижу, он не зря потратил свое красноречие!

— Я тоже рада вас видеть, — промолвила девушка. — В нашей глуши так редко видишь новые лица…

— Вы голодны? — поинтересовался лорд Хемптон.

Раз в сто лет королевы фей Мэбилон выбирает себе жениха среди смертных юношей. В этот раз ее выбор п
4%
Раз в сто лет королевы фей Мэбилон выбирает себе жениха среди смертных юношей. В этот раз ее выбор п
4%