Читать онлайн "Грани безвременья: Побережье"

Автор Антон Архангельский

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Архангельский Антон

Грани безвременья: Побережье

Пролог

     По пыльной улице разносится топот ботинок, выстрелы и чьи-то обрывистые приказы. «Опять пираты, да сколько можно то? У меня другие планы на вечер!» — мысль оборвалась, когда Ник развернулся, беря размах тяжёлой, уже испачканной кровью косой*. «Совсем оборзели!» — проносится в голове, когда он смотрит на разъярённых пиратов и уворачивается то от дубинок, то от изредка пролетающих мимо капсул.

     Сегодня банда напала на Риверкост не дожидаясь заката, зная, что это самое спокойное время — кто спит, кто собирается в рейд.

     — Ник! Да брось ты свою косу, ещё от неё уворачиваться! — высокий светловолосый мужчина, стоявший к Нику вполоборота, периодически пригибался, уклоняясь от размашистых движений Ника. Прицелиться было сложно, но стоять приходилось близко — прикрыть иначе не получалось.

     — Нет! — он расхохотался. — Патронов жалко, капсул нет! И это весело, Эван! — Ник вонзил лезвие одному из пиратов в грудь.

     — Весельчак, блядь! — Эван снова оглядывался по сторонам, выискивая глазами тех пиратов, у которых ещё остались капсулы. — Осталось немного, остальных окружили на въезде в город!

     — Прекрасно! — Ник устремился вперёд, поняв, что количество пиратов значительно уменьшилось.

     Оглянувшись на Эвана, он снова посмотрел вперёд и заметил в паре десятков метров от него целящегося пирата. Ник остановился, пытаясь разглядеть оружие на предмет трубок и воздушного баллона. «Кажется, огнестрел...», — он ухмыльнулся, и, не найдя поблизости укрытие, решил, что жить осталось пару секунд. За спиной пирата возникла Хизер — напарница, появившаяся из-за угла дома и, не долго думая, выстрелила в тому в плечо. Мужчина рухнул без сознания, а она, приблизившись, коротко кивнула и направилась в противоположную сторону.

     Ник почти добежал до окраины, когда понял, что нападение остановлено, а отстрелявшиеся трейсеры уже волокут оставшихся в живых, связанных пиратов, к пустырю, чтобы казнить — с ними разговор короткий.

     — Всё пропустил, — он вздохнул, стряхивая с косы густеющую кровь, и отправился обратно к зданию Палладиума. Смотреть на казни не интересно.

     Ник уселся на крыше многоэтажки, меланхолично уставившись в закат и вытирая потёки крови с лезвия какой-то ветошью. Обочина старого мира — побережье Северного моря, в лучах закатного солнца готовилось погрузиться в сумерки.

     С крыши хорошо просматривается город. За многоэтажными домами, двориками и когда-то цветущими парками — площади и дороги, сквозь трещины которых пробивается к солнцу дикая трава, вспарывает оставшийся асфальт, стремится жить. За жилыми кварталами и облезлыми постройками, что десятки лет назад были торговыми центрами и парками развлечений, тянется лес — местами высушенный кислотными дождями, местами зеленеющий и приспособившийся, осваивающий новые территории год за годом.

     Он устало прикрывает глаза, закуривая. В голове возникает яркий образ: ласковое летнее солнце заставляет жмуриться темноволосую девчонку в соломенной шляпке. Девочка идет по берегу, осторожно ступает босыми ногами по песку и иногда заходит в воду по колено, приподнимая подол голубого платьица...

     На самом деле Ник никогда не смог бы представить всего этого — он не видел ни по-настоящему беззаботных детей, ни соломенных шляпок, не знал он и ту девочку. Ему просто кто-то рассказал однажды об этом. Но кто? Он не помнит. Он родился уже в таком мире.

     Девочка оборачивается, придерживая полы шляпки, и звонко смеётся, а потом исчезает. Теперь на побережье вот уже десятки лет покоятся лишь покорёженные корабли и лодки, похожие на скелеты.

      В небо поднимается бледная луна и Риверкост просыпается.___________________________________________________________* Имеется в виду боевая (модифицированная) коса, а не сельскохозяйственный инструмент. Лезвие имеет небольшой изгиб, и располагается относительно рукояти под небольшим углом, а не под углом 90 градусов. Отличается от глефы.

Часть первая.

Глава 1

     Последние лучи солнца скрылись за горизонтом, и Ник почувствовал меж лопаток противно сверлящий взгляд, почти физически ощутимый — появилось желание почесать спину. К горлу поднялся ком, а мозг услужливо выдал пару вариантов дальнейшего развития событий. Отточенные за годы рейдов навыки защиты и нападения играли на руку, позволяя действовать почти мгновенно. Захлебнуться кровью, потому что не успел среагировать — непозволительная роскошь, особенно для трейсера*.

     Не поворачивая головы, он взялся за рукоять отложенной в сторону косы. Резкое нажатие на разъем в рукояти, щелчок механизма, и почти прямое лезвие лязгнуло, покидая паз. Оружие со свистом резануло воздух и Ник остановил чернёное остриё в паре сантиметров от бледной шеи Хизер. Секундное молчание. В глазах, смотревших снизу, читалось искреннее недоумение. Коса со звоном полетела на поверхность крыши, жалуясь на небрежное отношение.

     — Ты что, — Ник дернулся и отошёл от гостьи, — сдохнуть захотела?

     Ник вздохнул, поднял косу, и с усилием надавив на лезвие рукой, вернул его острый край в утолщенную рукоять.

     — А ты что тут делаешь? Мимо прошёл, не сказав ни слова, — Хизер присела на парапет, наблюдая как Ник нарезает круги по крыше.

     — Спущусь, как уберут бардак, — он остановился напротив напарницы, разглядывая оставшуюся у самой линии горизонта красноватую полоску.

     — Уже убрали. Что-то банды стали часто подбираться к резервации, — Хизер сложила руки на груди. — Кстати, нашла тут кое-что, показать? — она слегка наклонила голову, ожидая ответа.

     Ник кивнул, и Хизер, худенькими руками отстегнула ремни, придерживая края сумки и напряженно сопя, вытащила из неё нечто большое. Наконец, она, улыбаясь, протянула ему свёрток. Хизер наблюдала за движениями Ника большими серыми глазами, иногда смахивая падающие на лицо пряди, выбившиеся из хвоста.

     Плотная ткань сползла, и Ник увидел книгу. Она оказалась потрёпана временем и заметно обветшала, но при этом, цветные страницы сохранили краску — на них были изображены животные, растения и птицы. Последних, кстати, не видели в Риверкосте уже пару десятков лет, многие считали, что они и вовсе вымерли. Птиц не хватало. Ник, кажется ещё помнил, как они кружили над городом, когда он был совсем маленьким, но смутные образы в голове тают каждый раз, когда он силится вспомнить, какими были эти самые птицы.

     — Вот это да... — он с нескрываемым удивлением принялся листать плотные страницы тяжёлой книги, попутно стирая с них многолетнюю пыль. — Неплохо она сохранилась после Столкновения.

     От книги веяло прошлым — тем самым, что ни ему, ни всем тем, кто родился после Столкновения было чуждо и знакомо только по рассказам. Обедневшая природа, даже спустя около четырёх десятков лет, всё ещё не могла восстановиться, а полумёртвое побережье не спешили возвращаться животные. Хотелось бы покинуть это место, но... Он перебирал свободной рукой тёмные волосы, улыбаясь одним уголком рта.

     — Только язык непонятный, — голос Хизер выхватил из размышлений. Она пожала плечами. — Я даже строчки не могу прочитать. Если бы ещё читать нормально умела.

     — Ну знаешь, — Ник перелистывал страницы, — это к фермерам или Выжившим. Для передачи информации и шифра достаточно. Для выживания умение читать не так уж и важно, во всяком случае, конкретно для нас это не имеет значения.

     — А ты себя тупым не чувствуешь? — Хизер скривила губы и нахмурилась.

     — Не особо, — он усмехнулся. — Мне общения с Леоном хватает.

     — А читать он тебя так и не научил толком...

     — Старость, знаешь ли. Посмотрел бы я на тебя, будь ты Выжившей, ещё и такой же старой. Да и книг у нас почти не осталось, — Ник закрыл том передавая его обратно напарнице.

     — Всё равно, чувствую себя какой-то... — она тяжело вздохнула и покачала головой — хотелось бы прыгнуть выше головы, стать лучше, умнее. ­— Да, согласна с тобой, не обязательно уметь читать хорошо.

     Хизер замолчала, развернувшись и рассматривая город, где уже стали видны огоньки костров, факелов и светильников, тут и там вспыхивающие на улицах — люди покидали свои дома.

     Лето не даёт жителям спокойно выходить на улицу днем — жара невыносимая. Солнечные лучи обжигают, и под их воздействием можно получить сильные ожоги и потерять сознание. После Столкновения нещадное светило будто сошло с ума. Леон как-то в беседах упоминал что-то про озоновый слой, но Хизер понимала его довольно смутно.

     — Иди вниз, я скоро догоню, — Ник потрепал напарницу за плечо.

     Хизер вздохнула, поднялась с парапета и зашагала по крыше, выстукивая металлическими подковами ботинок мерный ритм. Вскоре она скрылась в тёмном проёме выхода. Ник снова закурил и сел на парапет, рассматривая первые звёзды. С наслаждением вдыхая горький дым, он был безмерно благодарен Выжившим за то, что сигареты, как одно из самых бесполезных изобретений человечества, не исчезли. «Чувствую ли я себя тупым? Интересный вопрос. Может, так даже лучше?», — он усмехнулся, докуривая.

     Город продолжал оживать — в центре, где плотными рядами стояли многоэтажки, становилось светло. Пустующие верхние этажи лишились окон и смотрели сверху тоскливо. Измученные ветрами и дождями, здания иногда обрушались, погребая под собой тех, кто жил на первых этажах. Поддерживать дома в хорошем состо ...