Ради любви к Ангелу

Розали Ларио

Ради любви к ангелу

В мире, где ангелы господствуют над людьми, двенадцать изгнанников осмелились бросить вызов, сражаясь с ангельским братством, чтобы предотвратить вымирание человечества.

Они — Падшие…

Глава 1

Она опоздала, уже почти наступил комендантский час. Пробормотав проклятие, Ева Смит в который раз после того, как покинула кофейню, взглянула на часы. Последнее, чего бы она хотела, это быть пойманной на улице после наступления комендантского часа, введённого Консорциумом. Только Бог знает, что могло бы тогда произойти. До неё доходили слухи, и ничего в них хорошего не было. Ангелы не славились своим состраданием.

Мягкий свет уличных фонарей дарил оранжевый блеск почти безлюдным улицам. Асфальт, ещё влажный от недавно прошедшего ливня, мерцал в тусклом свете. Зловещий раскат грома прокатился по небу, предвещая окончание краткой передышки от дождя. Как только она пробежала мимо главного входа в то, что когда-то было Центральным парком, в небе вспыхнула заблудившаяся молния, освещая скалистую вершину башни, стоявшую на земле.

— Ангелы, — пробормотала она, покачав головой. Насколько изменилась Земля с тех пор, как десять лет назад завеса между двумя мирами рухнула, открыв существование легендарных существ. Тогда она была ещё тринадцатилетним ребёнком. За прошедшие годы во всём мире были построены памятники. Люди поклонялись им, как богам, и, в свою очередь, ангелы обещали защиту человечеству и мирное сосуществование.

Иногда она удивлялась, насколько это было тяжёлым бременем. Комендантский час, принудительная работа, доверие к Консорциуму, гильдия людей, которую ангелы удерживают для выполнения своих приказов. Стоила ли ангельская защита той цены, которую они платили?

Недалеко от здания, в котором находилась квартира Евы, из темноты возникла фигура. Она мгновенно остановилась, её сердце заколотилось, когда она узнала униформу. Консорциум. Она всегда воспринимала их как полицейских, хотя было запрещено их так называть. После всего, что произошло с этими ангелами и целым миром, считалось, что больше не было необходимости в силе полиции.

Охранник окинул девушку взглядом, словно осуждая её чёрную униформу и лёгкий весенний жакет. Глаза сузились, его рука потянулась к дубинке в то время, как губы скривились в угрозе:

— Уже почти наступил комендантский час.

— Я знаю, но я живу совсем рядом. — Она указала на своё здание, стараясь унять дрожь в руке. Охранник одарил её уничтожающим взглядом.

— Можешь идти, — прорычал он. Она пробежала остаток пути до своего дома. Ей потребовалось несколько попыток, чтобы вставить ключ в замок, но, в конце концов, она открыла входную дверь. Перепрыгивая через две ступеньки, она оказалась у своей квартиры на третьем этаже.

— Хм, ещё бы чуть-чуть и… — пробормотала она, отыскивая брелок с ключами. Если только она не оставила их в кофейне.

Перед тем как открыть дверь, она услышала знакомый звук разблокировки. Дверь напротив открылась, и любопытный сосед, её раздражающий бывший парень Трэвис, вышел. Как обычно, волосы его лежали в беспорядке, а очки криво сидели на его небольшом прямом носу. Он скрестил тощие руки и прислонился к дверному косяку.

— Ты опоздала.

Ева подавила стон и повернулась к нему.

— Ты опять шпионишь за мной?

Он смущённо поморщился.

— Я беспокоюсь о тебе. Ты должна быть счастлива, что о тебе кто-то заботится.

Очередная колкость в её адрес из-за отсутствия друзей и семьи. Это была одной из многих причин, по которой она бросила его жалкую задницу.

— Ну, как видишь, я в порядке, — сказала она спокойно, поворачиваясь к своей двери и открывая её.

Он, конечно, не понял намёка и последовал за ней в квартиру.

— Ты нашёл дубликат ключа, который я тебе давала? — проворчала она.

— Нет, — ответил Трэвис. — Наверное, он затерялся среди диванных подушек или где-то ещё. Я поищу более внимательно на этих выходных.

— Ну конечно.

Несмотря на то, что они расстались больше месяца назад, он до сих пор не вернул запасной ключ, который она ему дала, когда они встречались. Она могла поклясться своей жизнью, что он знал, где лежит запасной ключ. Несмотря на её неоднократные заверения, что всё кончено, он, похоже, надеялся, что они снова будут вместе.

— Знаешь, тебе нужно быть поосторожней. Это уже второй раз за месяц, когда ты еле успеваешь вернуться домой.

— Это не моя вина. — Ева сделала несколько шагов из коридора в гостиную. Она подошла к дивану и упала на него, сбросив ботинки. — Охранники Консорциума закрыли ещё одно место.

Ей просто повезло, что у неё была должность бариста в кофейне, которая находилась рядом с башней городского ангела. Она никогда близко не видела ангелов, и тем более не знала лично, так как они встречались довольно редко. Те немногие, кто проживал в городе, не были склонны общаться с людьми, — среди её посетителей было довольно много сотрудников Консорциума, которых нужно было обслуживать. Они приходили пить кофе в любое время суток, и она не могла прекратить их обслуживать только потому, что вот-вот настанет комендантский час. Это было бы нехорошо. Сразу после ангелов, Консорциум был новой элитой. И рисковать собственной задницей ей не хотелось.

— Тем не менее тебе не помешает получше заботиться о себе, — настаивал Трэвис. — Я бы не смог тебе помочь, если бы тебя задержал Консорциум. Даже я не дотянусь так далеко.

Ева презрительно усмехнулась. Причина номер два, почему они больше не встречаются. Он любил кичиться перед ней своей должностью. Не было ни одной стоящей причины, по которой он должен был стать адвокатом, а она — прославленной бариста. Это был просто удачный случай, частично основанный на глупом персональном экзамене, который они все должны были сдавать.

По крайней мере, ей подфартило с квартирой. Большая, просторная, со стенами кремового цвета и маленькой, но функциональной кухней с приборами из нержавеющей стали, её двухкомнатная квартира была мечтой. Она бы не смогла себе ее позволить, если бы оплачивала аренду со своей зарплаты бариста. К счастью, ангелы покончили с такими надоедливыми мелочами, как рента, когда захватили власть на Земле. Так же они покончили и с заработной платой.

— Трэвис, ты когда-нибудь задумывался о том, каким мог бы быть сейчас мир, если бы завеса между мирами не рухнула?

Он ощетинился на её слова.

— Даже не думай об этом. Ты можешь себе представить, если бы тебя услышал ангел?

— Да, да, я знаю, — пробормотала она.

Трэвис пересел на диван рядом с ней.

— Я, всё-таки, не понимаю, почему ты бросила меня, Ева? Мы могли бы хорошо жить вместе.

Она простонала.

— Да ладно, Трэвис. Я не хочу снова это начинать, между нами всё кончено.

Он взял её за руку, пристально глядя в глаза. С его тонкими чертами, большими очками с оправой из проволоки и широко распахнутыми глазами, он напоминал сову.

— Если бы у нас были дети, тебе не пришлось бы снова работать до тех пор, пока они не пошли бы в школу. Разве тебе не хотелось бы несколько лет отдохнуть от кафе?

Да, было бы неплохо. Но цена за это включала нахождение рядом с ним, а это того не стоило. Кроме того, она хотела от жизни большего. Чего именно, она ещё не знала. Но она всегда чувствовала, что ещё не определилась.

Что-то ожидало её там. Что-то кроме кофе, комендантского часа и потомства Трэвиса. И когда оно придёт, она будет к этому готова.

— Прости, Трэвис, но этому никогда не бывать.

Он выглядел одновременно удручённым и раздражённым.

— Будь я на твоём месте, я бы подумал об этом. Я не думаю, что ты добьёшься большего, чем я, Ева. Я имею в виду, сколько бариста выходят замуж за адвокатов?

Стиснув зубы, она вытащила свою руку из его ладоней.

— Я устала. Думаю, тебе лучше пойти домой.

Час спустя после ухода Трэвиса и долгой горячей ванны, она запрыгнула в постель, всё ещё кипя от гнева.

— Не добьюсь большего, чем ты. Я покажу, что могу лучше, чем ты.

Игнорируемые слова Трэвиса всё-таки задели её. Большей частью, потому что она боялась, что он прав. Какое будущее ждёт двадцатипятилетнюю бариста, которая и говорить не хочет о семье?

— Что-то, Ева…, — пробормотала она. — Что-то ждёт тебя.

С громким зевком она закрыла глаза и изнеможённо сдалась.

***

Громкий хлопок грома вырвал её из глубокого сна. Вспышка молнии осветила комнату, бросая мягкие тени по стенам. Дождь швырял в окно её спальни жёсткие, ритмичные шлепки. Похоже, снаружи был муссон.

Сразу после этого, сквозь открытую дверь спальни к ней скользнул шёпот звука из гостиной. Она застыла, сердце забилось в груди.

Вот оно, снова. Почти как шелест бумаги.

Подождите секунду… Разве она не открыла окно перед принятием ванны, чтобы впустить немного прохладного весеннего воздуха? Сейчас, когда подумала об этом, она не могла вспомнить, закрывала ли она окно перед тем, как отправиться в кровать.

Она расслабилась, издав лёгкий смешок. Господи, у неё почти случился сердечный приступ. Скорее всего, ветер дул в окно, переворачивая страницы журналов, которые она оставила на кофейном столике.

Одновременно с хорошей порцией дождя.

Чёрт.

Сбросив пушистое белое одеяло, она спрыгнула с кровати и направилась к двери. Её внимание привлекла чья-то тень на той стороне комнаты. Сердце застучало в горле, она повернулась прямо к нему.

Ещё одна вспышка молнии осветила сияющие чёрные кудри длиной до плеч и светло-голубую рубашку, застёгнутую на нижние пуговицы. Ради Бога! Это было всего лишь её отражение в зеркале. Эта погода всерьёз растревожила её.

— Остынь, — п ...