Читать онлайн "Бойня на Сан-Ривер"

Автор Шульц Джеймс Уиллард

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Джеймс Уиллард Шульц

БОЙНЯ НА САН-РИВЕР

Рассказ воина-пикуни Три Солнца

Осенью 1833 года пикуни уничтожили большой военный отряд кроу* на реке Скалистого Мыса или, как позже её прозвали торговцы мехами, реке Сан. Повесть об этом побоище и всём, что к нему привело, часто и обстоятельно рассказывал Три Солнца, знаменитый вождь и воин пикуни. Он умер в своём лагере на реке Две Священных Палатки, в резервации черноногих в Монтане в 1896 году — спустя более чем шестьдесят лет после этого боя. Эта история приводится здесь как, как он обычно излагал её нам, насколько я смог вспомнить спустя прошедшие с тех пор годы.

****************************************************************************************

В те далекие дни долины рек Скалистого Мыса, Молочной* и Большой* были излюбленными местами зимовки нашего народа. Они хорошо прикрывали палатки от ветра, там было много топлива, а бизоны, вапити, олени, антилопы и бобры водились в изобилии. Когда мне пошло восьмое лето, наше племя — пикуни — после продажи мехов белым торговцам на Большой Северной Реке двинулось зимовать на юг и как обычно разбилось на несколько лагерей, чтобы было легче охотиться на дичь и ставить капканы на пушного зверя.

Так получилось, что мой отец, Медвежий Вождь, поставил свой лагерь (около сорока палаток)на Молочной реке, вблизи Холма Краснокожего Старика (ныне Холм Знахаря), Телячий Взгляд, у которого было сорок палаток, расположился на реке Скалистого Мыса, как раз там, где позже дорога белых* пересекла водный поток.

Вождь Большое Озеро со своими очень многочисленными палатками двинулся на Большую реку и разбил свой лагерь там, где много лет спустя жили черные платья*. Не так уж далеко вниз по течению от Старой миссии расположился лагерь Надежного Щита. Большой Скунс же поставил свой лагерь, состоявший из многих палаток, на реке Скалистого Мыса, вблизи ее впадения в Большую реку.

Наступил месяц падающих листьев*, и несколько мужчин из лагерей моего отца и Телячьего Взгляда выступили в поход за лошадьми племени плоскоголовых*, направившись вдоль реки Две Священных Палатки к ее верховьям.

Среди них было четыре человека из лагеря Телячьего Взгляда, включая Большого Змея. Он славился самыми длинными волосами во всем нашем народе, среди всех мужчин и женщин. Волосы у него были седыми, а косы такими длинными, что при ходьбе почти касались земли. К правой передней косе всегда была привязана белая раковина с семью дырками. Они изображали Семерых*, которым он поклоялся. Они явились ему в ниспосланном Солнцем вещем сне и объявили, что будут его могучими «тайными помощниками».

Наш военный отряд ушел в набег на плоскоголовых в месяц падающих листьев, а вернулся, когда уже пришла зима. Но возвратились лишь воины из лагеря моего отца — они примчались, распевая песни, гоня захваченный у плоскоголовых большой табун лошадей и с гордостью размахивая скальпами врагов.

И они сразу же спросили нас об остальных четырех участниках своего отряда: Большом Змее, Желтой Ласке, Отрезанном Пальце и Новой Шкуре. Видели ли мы их, слышали ли что-нибудь об их возвращении?

Услышав, что мы об этих людях ничего не знаем, они рассказали, что вскоре после того, как отряд перевалил через Становой Хребет Мира, Большой Змей и трое его товарищей покинули их и пошли на север против народа кутене. Вернувшимся хотелось бы знать, какого успеха они добились.

На другое утро по возвращении отряда отец велел мне пойти к нашим лошадям и привести двух — его собственного обученного охоте на бизонов скакуна по кличке Короткий Хвост и мою любимую лошадь, которую звали Полосатой Мордой. Он собрался на охоту, а я должен был сопровождать его и помогать разделывать добычу.

Вскоре я уже привязал этих коней перед нашей палаткой. Мать поставила перед нами еду. Мы хорошо поели, сели верхом и поехали на юг, ожидая, что вскоре наткнемся на стадо бизонов. Но, когда мы поднялись на гребень, откуда хорошо просматривалась равнина, мы их не увидели. Мы ехали все дальше и дальше. Наконец, отец воскликнул:

— Все это так странно! Три дня тому назад здесь повсюду паслись бизоньи стада, а теперь нет ни одного. И ведь наши охотники сюда не ездили. Почему же стада исчезли так неожиданно? Просто ума не приложу. Сдается мне, что это предостережение о какой-то угрожающей нам неведомой опасности.

— Тогда давай поедем домой или поохотимся к северу от лагеря, — предложил я.

— Нет. Мы поедем дальше. И внимательнее следи за тем, что откроется впереди, — ответил отец.

Мы продолжили свой путь, по-прежнему не видя не только бизоньих стад, но даже одиночных старых быков. И вот мы оказались у большого озера, поросшего по берегам хорошей травой. На нем кормились и отдыхали большие стаи лебедей, гусей и уток. Они громко перекликались, время от времени та или другая стая поднималась и направлялась на юг — в страну вечного лета.

— Этим птицам лучше, чем нам, — сказал отец. — Они могут скрыться там,

где не бывает Творец Холода, а мы вынуждены сносить его снег и стужу.

— Но почему мы не можем тоже уйти в эту страну вечного лета? — спросил я. — Мы не в состоянии этого сделать по серьезной причине: по дороге к ней

живет так много враждебных племен, что они могли бы нас всех перебить.

Вскоре после того, как он ответил на мой вопрос, мы поднялись на небольшую возвышенность на южном берегу озера и обнаружили, что не так далеко от нас стоит группа мужчин —у них не было лошадей. Несомненно это был чей-то военный отряд.

Увидев нас, один из них выступил вперед и сказал на языке знаков:

— Побудьте с нами. У нас добрые сердца. Меж нами будет мир.

— О, не пойдем туда. Это наши враги. Они убьют нас! — воскликнул я, обращаясь к отцу. А мужчина вновь стал подавать знаки и на этот раз передал: — Подъезжайте к нам. Побудьте с нами. Покурите вместе с нами. Мы — кроу. Мы будем вашими друзьями.Тогда отец сказал: — Сын мой, хотя они и кроу — наши злейшие враги — я не могу выказать трусость.

Мне придется принять их предложение и выкурить с ними трубку. Поэтому пойдем к ним*.

О, как я был напуган, когда мы приблизились к этим многочисленным кроу

— а их было пятьдесят три человека! Все они были хорошо вооружены и мрачно наблюдали за нами. После того как мы подъехали к ним и спешились, их вождь передал нам знаками:

— Очень хорошо, что вы согласились выкурить трубку с нами, кроу. Расскажите теперь, кто вы? Отец ответил ему также на языке знаков:— Мы — пикуни.

А затем, поскольку для мужчины недостойно самому называть свое имя, он обратился ко мне: — Сын мой, скажи им, кто я.Весь трепеща, я повиновался ему и передал знаками:

— Это мой отец. Его имя — Медвежий Вождь. Он вождь пикуни.

— Хорошо, — также знаками ответил кроу. — Ты — Медвежий Вождь, вождь пикуни. А я — Раскрашенный Щит, вождь кроу. Давай сейчас присядем, покурим и обстоятельно поговорим. При этом он указал на небольшую взгорок, с которого ветер сдул снег. Мы направились туда и расселись в кружок. Раскрашенный Щит велел одному из мужчин наполнить табаком и разжечь длинную трубку, и все поочереди стали ее курить.

Когда она дошла до отца, я почувствовал себя лучше и сказал ему:

— Ты куришь с ними трубку мира, теперь мы в безопасности. Они не причинят нам никакого вреда. — Это было бы так с любым другим вражеским военным отрядом, — услышал я в ответ. — Но не с кроу. Они — лжецы. Для них трубка мира ничего не значит.

Сын мой, я должен быть очень осторожным с ними, иначе здесь нам и

придёт конец. И я опять преисполнился страхом.

Между тем, трубка прошла по кругу, ее выкурили, затем снова наполнили табаком и она опять двинулась вкруговую. А мой отец и вождь кроу все продолжали беседу знаками. Раскрашенный Щит заявил, что ведет свей отряд, чтобы перевалить Становой Хребет Мира* и сделать набег на табуны народов, живущих на западной его стороне.

В свою очередь, мой отец объяснил, что мы держим путь из лагеря на Молочной реке, чтобы посетить вождя пикуни Телячий Взгляд на реке Скалистого Мыса. Как я был поражен, услышав такое! Я чуть не вскрикнул от удивления, но вовремя сдержался, прекрасно зная — все, что ни говорит отец, все, что он ни делает, имеет серьезную причину. Затем отец сказал Раскрашенному Щиту:

— Друг мой, взгляни: Творец Холода идет с севера и несет еще более сильный ветер и снег. Тебе и твоим друзьям будет лучше отправиться со мной отдохнуть в лагерь Телячьего Взгляда. Вы хорошо поедите, выспитесь в теплых палатках, а утром, набравшись новых сил, отправитесь в путь дальше.

Все кроу посмотрели на север. И правда, Творец Холода приближался, скрываясь в темной туче, быстро накрывавшей равнину. Раскрашенный Щит ответил: — Медвежий Вождь, ты прав. Творец Холода действительно приближается.

Мы будем рады пойти с тобой на ночлег в лагерь твоих друзей. И давай двинемся сейчас же. Ты и твой сын поведете нас. Пустите своих лошадей рысью. Мы от вас не отстанем. Не успели мы пройти и небольшого расстояния, как Творец Холода обрушился на нас таким свирепым ветром и снегом, что мы почти совсем ослепли и с трудом могли разглядеть друг друга. Но отец был уверен в верности направления. Когда же мы приблизились к реке Скалистого Мыса, Творец Холода внезапно исчез, буря прекратилась и в чистом и ясном небе вновь засияло Солнце. С холма на берегу реки мы взглянули вниз на лагерь Телячьего Взгляда. Но вместо сорока палаток его рода, увидели только десять! Отец простонал:

— Хайя, хайя! О, какое несчастье это нам сулит! Их здесь так мало! О Солнце!

Сжалься над нами! Помоги нам как-нибудь избежать беды от этих многочисленных кроу

Между тем Раскрашенный Щит стал спрашивать его знаками:

— Те палатки внизу и есть тот лагерь твоих друзей из вашего племени?

Прикинувшись, что всё в порядке, отец ответил:

— Да, там внизу мои родич ...