Читать онлайн "Брат Орла"

Автор Арчи Финней

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

АРЧИ ФИННЕЙ и М. МАДСЕН

БРАТ ОРЛА

Эта легенда записана со слов

североамериканского индейца

племени нумипу, Арчи Финней.

Много лет тому назад Атси, который должен был со временем стать Ти, что значит вождь, отправился в леса, чтобы подвергнуться там обряду очищения. Целых восемь дней он должен был голодать и размышлять в одиночестве. Все мальчики племени выполняют этот обряд для того, чтобы стать настоящим мужчиной. Индейцы считают, что когда их тело истощено, то душа открыта для неведомых голосов природы, и человек познает мудрость многих вещей.

Атси, сын вождя, в течение нескольких дней пробирался в глубь леса, пока, наконец, не очутился в такой глуши, что, казалось, он мог бы услышать там биение сердца самой природы. Восемь дней он оставался один, голодал, думал, смотрел, словом, выполнил все, что ему полагалось выполнить. На восьмой день мальчик совсем ослабел от голода и бессонницы; глаза

его ввалились, а голова сделалась легкой, как паутина, и не держалась твердо на шее. Но Атси был счастлив: он перестал быть мальчиком и чувствовал себя настоящим мужчиной, способным переносить и голод и одиночество. Он отправился в обратный путь и шел, как во сне, нетерпеливо всматриваясь в лесную чащу: не попадется ли ему на тропинке хоть какое-нибудь живое существо. Индейцы считают, что первое животное или птица, которые встречаются на пути мальчику, возвращающемуся домой после голодовки, приносят ему счастье. Такому животному нельзя причинять вреда. К нему надо отнестись с благоговением, как к особому божеству — тотему, мудрому духу-покровителю. Атси шел долго, но ни птица ни зверь не попадались на его пути. Вокруг были тишина и одиночество. Вдруг с вершины высокой засохшей сосны послышался шорох, и дождь сухих иголок и веток осыпал мальчика. Атси взглянул вверх и увидел падающий комок серых перьев… К его ногам свалился испуганный

и злобный птенец-орленок. — Ах! — воскликнул юноша, не веря сводим глазам и своему счастью. Ведь орел считается у индейцев самой могучей и самой священной птицей, и то, что царь птиц (который, как думают индейцы, сотворил мир) стал его тотемом, это было такой честью для Атси, что он задрожал от радости и чуть не позабыл произнести обращение к Великому

отцу, которое выкрикивают в таких случаях все мальчики его племени: «Даю твердое обещание защищать мой тотем — орла и всех его родственников и все его племя. Когда другие будут стрелять, моя стрела останется в колчане. Когда другие будут говорить: «давайте убьем его», я скажу: «не троньте, это мой тотем, мой священный друг». Вспомнив о заклинании, Атси поднял вверх руки и запел старинную благодарственную песнь. А птенец все лежал у его ног и испуганно пищал. Он еще не умел ни прыгать ни летать. Атси увидел, что орленок, падая, сломал себе крыло. Дрожа от волнения, Атси бережно поднял птенца с земли и понес его с величайшей осторожностью. Орленок злобно клевал его. Острый клюв разорвал

кожу Атси, из его руки пошла кровь, но, морщась от боли, мальчик заговорил с маленьким

хищником так певуче и ласково, что орленок постепенно успокоился. — Мой брат, мой брат, — говорил Атси, — маленькая птица, мы оба будем вождями. Я буду носить перо с кончика твоего

крыла, а у тебя будут ракушки и рыба каждый день. Спи, маленький брат, мы с тобой родственники. Я всегда буду твоим другом, я буду защищать тебя. И птенец успокоился. Жалобный писк прекратился. Орленок уснул на руках Атси, спрятав сонную голову под здоровое

крыло. Так Атси дошел до родной деревни на берегу Лососьей реки, где отец его был вождем.

Все мужчины выбежали к нему навстречу. Они были в раскрашенных волчьих масках и размахивали трещетками из оленьих копыт. Как только воины увидели, что Атси несет орленка, они начали плясать вокруг него, высоко подпрыгивая, потому что его находка была добрым предзнаменованием для всего племени нумипу. Целую ночь вся деревня плясала и веселилась. Племя нумипу приветствовало молодого орла, как могущественного духа-покровителя. И для Атси этот птенец стал как-то ближе и роднее, чем просто тотем.

***

Никто не осмелился дать орленку имя. Люди племени стали называть его Ти-Орел, что значит вождь орлов. И царственный птенец, как будто понимая это, держался со всеми надменно, не исключая и старого вождя племени. Он яростно бросался на всякого, кто смел приблизиться к нему, кроме Атси. При виде Атси, орленок издавал слабый радостный писк, который всегда заканчивался пронзительным и счастливым криком. Он спокойно усаживался на руку Атси и осторожно брал из его пальцев ракушки и рыбу. И потом, когда уже зажило сломанное крыло, орленок не улетел из деревни. Он гнездился на высокой сосне и, по первому зову Атси, слетал к нему с вершины дерева. Скоро он сам научился ловить себе рыбу. Осенью, когда лососи поднимались к истокам реки, орел усаживался на высоком берегу, над затоном, устремив немигающий взгляд янтарных глаз на воду. Если лосось выскакивал из воды, птица камнем падала вниз, подхватывала незадачливую рыбу своими большими когтями и тяжело взлетала с ней на берег. Однажды, поднявшись на большую скалу над затоном, Атси не увидел Ти на обычном месте. Он внимательно оглядел все деревья, все скалы вокруг, громко крича: — Ти, мой маленький брат, иди ко мне!— Но ответа не было. Встревоженный Атси взглянул на синевшую далеко внизу воду и увидел барахтающийся в волнах ком перьев, брызги и пену. Он услышал неистовое хлопанье крыльев и понял, что Ти-Орел напал на слишком большого лосося. Лосось

увлекал его под воду. Орленку угрожала смертельная опасность, потому что крылья его намокли, и он был не в силах взлететь. Тогда Атси закричал во весь голос: — Брат мой Ти-Орел, поддержись еще немного, видишь, я иду к тебе! Крикнув так, он бросился вниз со скалы, и его стройное тело, подобно гибкой стреле, рассекло волны. Несколько быстрых, сильных взмахов—и Атси подплыл к орленку, стараясь ободрить и успокоить его ласковым голосом. Орленок

отозвался жалобным криком. Он плыл, беспомощно распластавшись на воде. Волны крутили его и несли прочь от берега. Догнав птицу, Атси нырнул и, подняв орла над водой на своих смуглых обнаженных плечах, повернул к берегу. Ти крепко вцепился в тело Атси желтыми, острыми когтями. Струйки к рови потекли по плечам мальчика, и вода вокруг покраснела. Атси не издал ни звука, хотя ему было очень больно. Он вынес орленка на берег и ароматным

мхом вытирал его перья до тех пор, пока они не стали попрежнему сухими и блестящими. С этого дня Ти-Орел и Атси стали совсем неразлучны.

***

В один из золотых осенних дней Атси отправился в лес, и тут с ним случилось несчастье. Как он попал в медвежью яму, он и сам не знал. На ходу провалился и тяжело полетел в глубокий мрак. Падая, Атси ударился об острый кол и почувствовал такую страшную боль, что сразу потерял

сознание. Так он лежал в бреду, в тяжелом полусне, весь избитый и окровавленный. Племя нумипу не заметило исчезновения Атси. Мальчик так часто на целые дни уезжал в своей лодке вниз по реке или блуждал по лесам, что никому и в голову не пришло беспокоиться о нем. Вдруг над деревней с пронзительным криком пронесся орел. Он закружился над хижинами людей, то падая вниз, то стрелой взмывая вверх, то улетая к сумрачным лесистым вершинам холмов, то возвращаясь назад. Озадаченные шаманы смотрели и ломали головы, стараясь угадать, какое предзнаменование таит в себе этот необычайный танец орла. Они бросали на землю свои волшебные палочки, но не получили от них никакого ответа. А орел все продолжал носиться широкими кругами над деревней, с тревожным клекотом. Так он кружился до позднего вечера,

пока не стало темно. Но на другой день, чуть только взошло солнце, орел опять появился в прозрачном небе. Тогда самый старый из всех шаманов сказал: — Смотрите, ведь это Орел Ти, тотем сына вождя. Он — его дух-хранитель. Последуем за вождем птиц: не случилось ли с Атси дурного… И только тут люди заметили, что Атси действительно исчез. Подумав, что шаман, и правда, мудр, они пошли за орлом, который, увидев их, быстро и уверенно полетел во мрак леса. Он вел их вперед и вперед, то спускаясь, то поднимаясь высоко над деревьями. Наконец он уселся на ветвях огромной сосны и пронзительно закричал. Под сосной индейцы нашли глубокую яму и в ней Атси, полумертвого от лихорадки. Мальчика вытащили из ямы и принесли в деревню. Шаманы, одев свои дьявольские маски, плясали вокруг него страшный танец, изгоняли духа болезни. Атси остался жив. Племя радовалось и веселилось, видя, что жизнь победила

смерть. С этих пор люди племени стали относиться к орлу с еще большим почтением, чем прежде.

***

Как раз в этот год индейцы впервые услышали о белых людях. День за днем, шаг за шагом белые все ближе и ближе подходили к владениям нумипу. Как ни дика, как ни пустынна была страна Айдаго, в ней было много заманчивого для алчности белых людей. Отец Атси, старый

Ти, одряхлел, он уже с трудом переставлял ноги в танце духов. Атси был еще молод и малоопытен. У племени не было настоящего вождя. Пользуясь этим, люди с белыми лицами и проницательными все оценивающими глазами мало-помалу наводнили страну нумипу. Они начали вырубать леса индейцев, убивать их дичь в лесных чащах. Они запахивали их землю, строили прочные, хотя и грубые, хижины и окружали их изгородями. С невыносимой наглостью

белые называли землю своей, хотя вся земля в этих краях издавна принадлежала народу нумипу. Они оттесняли индейцев неторопливо, упорно, захватывая все новые и новые участки. Они строили пристани и склады на берегах рек и заполняли бухты быстроходными лодками.

Индейцы племен кайюзов, снейкс, уматилла и молело смотрели на все это нашествие

беспомощно и озадаченно. Им больше ничего не оставалось делать, как уходить. Случилось так, что в этот тяжелый год отец Атси умер. Семь дней и семь ночей племя оплакивало

вождя. Люда нуми ...