Читать онлайн "Отец на час"

автора "Уокер Ирма"

  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Ирма Уокер

Отец на час

Роман

Глава 1

Элисон опаздывала на первый в этот день визит — престарелому пуделю миссис Парди надо было сделать ревакцинацию от паравируса. И все же она остановилась на секунду перед воротами, чтобы полюбоваться на латунные таблички при входе, на одной из которых красовалось ее имя.

Элисон Вард, ветеринарный врач…

Вот уже три года, как Элисон закончила университет в Дэвисе, штат Калифорния, но буквы после ее имени, подтверждавшие, что она — полноправный врач-ветеринар, до сих пор приводили ее в восторг и придавали бодрости, когда приходилось тяжело.

А это бывало довольно часто. Конечно, Элисон уже выиграла несколько сражений, но борьба не закончена, далеко не закончена. Она завоевала доверие большинства клиентов, привозивших в клинику мелких домашних питомцев — животных-компаньонов, как называл их доктор Эрл, — но когда фермерам из окрестностей Санта-Терезы требовался ветеринар, они неизменно обращались к доктору Эрлу или доктору Хэбершэму. А если в этот момент ни один из двух врачей не мог ими заняться, они обращались к другим ветеринарам и никогда к Элисон.

«Все придет», — говорила себе девушка, непроизвольно расправляя при этом хрупкие плечи. В конце концов она ведь хороший ветеринар. И упорства ей не занимать. Ведь ей все же удалось закончить престижный ветеринарный курс в Дэвисе, пережить семь лет ординатуры, а потом получить место в штате у доктора Эрла Глассера, одного из известнейших в Северной Калифорнии хирургов-ветеринаров.

Примут ее когда-нибудь и фермеры — всему свое время. А сейчас… ее ждет миссис Парди, и кто сказал, что старенький полуслепой пудель менее важен, чем породистая кобыла. Для миссис Парди, например, ее песик гораздо важнее.

«И для меня тоже», — подумала, улыбаясь, Элисон.

Она откинула со лба прядку непослушных волос, поправила лацканы пиджака, придала лицу серьезное выражение — ей всегда казалось, что это должно располагать к ней клиентов. Элисон мрачно подумала, что внешность — один из ее недостатков. Кто станет воспринимать тебя всерьез, когда у тебя широко расставленные зеленые глаза, приподнятые словно в полуулыбке уголки рта и веснушки вокруг носа, как у тринадцатилетней школьницы, делающие тебя совсем уж не похожей на тридцатилетнего специалиста. Да еще рыжие волосы — ну как тут оценить твой профессионализм и выдержку?

Вот и приходилось стягивать волосы на затылке в тугой узел и репетировать перед зеркалом сосредоточенное выражение лица. Но это срабатывало не всегда. Большинство клиентов относились к ней подозрительно до тех пор, пока Элисон на деле не доказывала свой профессионализм.

Как только Элисон открыла дверь приемной, в нос ей ударили знакомые запахи эфира и хлороформа, а также мокрой шерсти, мочи и дезинфектанта. В длинной узкой комнате с ротановой мебелью, кафельным полом и фотографиями породистых лошадей в дубовых рамках на стенах уже собралось несколько клиентов со своими питомцами: мистер Арнольд с бультерьером, страдавшим астмой, Маргарет Чилтон, в корзинке которой копошился очередной выводок бирманских котят, и еще несколько незнакомых людей, сидевших с подавленным видом, какой бывает обычно у хозяев заболевших животных.

Элисон улыбнулась мистеру Арнольду, одному из первых принявших ее клиентов доктора Эрла, остановилась ненадолго, чтобы выразить восхищение котятами миссис Чилтон, обошла вокруг лужицы на полу, которую старательно не замечал смущенный владелец колли.

За конторкой в другом конце приемной сидела миссис Чэмберс, медсестра средних лет, работавшая с доктором Эрлом с тех пор, как он открыл ветлечебницу двадцать лет назад. Подняв голову, регистраторша неодобрительно посмотрела на Элисон.

— Вы опоздали, мисс Вард, миссис Парди уже здесь. Чтобы не терять время, я проводила ее в третий бокс.

У миссис Чэмберс был такой обвиняющий тон, что Элисон едва сдержалась, чтобы не пуститься в объяснения по поводу помятого обода на ее стареньком грузовичке. И почему это регистраторша все время называет ее мисс Вард, а не доктор Вард или хотя бы доктор Элисон? Впрочем, только после трех лет совместной работы миссис Чэмберс вообще удостоила ее имени. До этого она тщательно избегала прямых обращений, а когда это становилось невозможно, просто говорила Элисон «вы».

— Спасибо, миссис Чэмберс, — вежливо произнесла Элисон. — Не могли бы вы дать мне карту Клео?

Миссис Парди ждала ее в третьем боксе вниз по коридору. Это была пожилая женщина с нездоровым цветом кожи и тусклыми глазами. Она прижимала к себе довольно упитанного пуделя с выпученными глазами, затуманенными катарактой. Почуяв присутствие Элисон, песик визгливо тявкнул и приветственно завилял хвостом.

— О, доктор Вард, я так беспокоюсь за Клео! — похоже, миссис Парди собиралась вот-вот расплакаться. — Вчера у нее снова был припадок. Сначала она стала задыхаться, потом завалилась на бок. Я так расстроилась, что сама чуть не лишилась сознания.

— Ну что ж, сейчас посмотрим, — отложив сумочку и пиджак, Элисон облачилась в белый халат.

Хотя Элисон уже знала, чем именно больна собачка, она все же измерила бедняге температуру, записала пульс и темп дыхания, осмотрела даже десны и горло, пальпировала живот и ощупала грудь, прекрасно понимая, что именно такой тщательный осмотр способен хоть чуть-чуть успокоить миссис Парди. Эта пожилая женщина, бездетная вдова, жила на социальное пособие. Собака была для нее единственным близким существом и, как подозревала Элисон, единственным, что привязывало ее к жизни с тех пор, как миссис Парди похоронила мужа.

Поэтому Элисон, закончив осмотр, с большим удовольствием сообщила миссис Парди:

— Клео в очень хорошем состоянии для семидесятилетней собаки — ведь, по нашим меркам, ей именно семьдесят лет. У короткошерстных собак часто бывают проблемы с носовой смазкой. Когда возникают трудности с дыханием, просто потрите ей нос, заставьте чихнуть. Природа сама справляется с такими вещами, так что, даже если у собачки перехватит дыхание на несколько секунд, рот ее откроется сам по себе, прежде чем возникнет реальная опасность удушья. Но мы с вами не хотим, чтобы она ушиблась, упав во время такого приступа, так что в этом случае надо сразу же поместить собаку на пол.

— Я помню, что вы уже говорили мне, как поступать в таких случаях, доктор Вард. Но когда все это случилось, я… я так испугалась, что все забыла. Я ведь совсем одна, и… не могли бы вы прописать Клео какое-нибудь лекарство?

Элисон хотела было отрицательно покачать головой, но, разглядев тревогу в глазах миссис Парди, передумала и сказала:

— Я пропишу вам пищевую добавку, которая может помочь. Но лучше всего подержать Клео на диете, которую мы уже обсуждали. У нее по-прежнему излишек веса.

— Я стараюсь соблюдать диету, но бедняжка так просит, когда я ем. В конце концов Клео ведь всю жизнь кормили едой с нашего стола.

Элисон про себя вздохнула, но решила, что поздно учить миссис Парди правилам кормления собак.

— А как насчет физической нагрузки? — спросила она. — Это лучший способ сжигать лишние калории.

— О, мы гуляем теперь каждый день! — воскликнула миссис Парди. — Честно говоря, мне и самой нравится бывать на воздухе, и… доктор Элисон, не знаю, что бы я делала без этой старой глупой собаки. Соседка все время повторяет, что я сумасшедшая — нельзя так привязываться к животным, но, мне кажется, это вполне естественно. У меня ведь никогда не было детей.

— Вам с Клео предстоит провести вместе еще много лет, — утешила ее Элисон, надеясь в глубине души, что так и будет. Она сделала собаке прививку, затем достала из шкафчика и протянула миссис Парди баночку с витаминами.

— Одну пилюлю в день вместе с едой, миссис Парди. И следите за диетой!

Женщина спрятала баночку в сумку.

— Это лекарство очень дорогое, доктор Вард? — спросила она.

— Я даю его вам бесплатно. Это рекламный образец. — Элисон выписала квитанцию и протянула ее миссис Парди. — Будем считать это продолжением вашего прошлого визита. Так что заплатить придется только за укол.

Когда миссис Парди удалилась вместе со своей питомицей, бормоча слова благодарности, Элисон облокотилась о смотровой стол и рассеянно посмотрела в окно. Что-то из сказанного за последние несколько минут странно встревожило ее. Что-то про детей, про то, что у миссис Парди никогда не было детей.

— Доллар за ваши мысли, Элисон.

На пороге стоял улыбающийся доктор Эрл. Шефу Элисон было за шестьдесят, но возраст его выдавали только ежик седых волос да глубокие морщины на лице — у доктора Эрла было крепкое, сильное тело молодого человека. Впрочем, неудивительно, если вспомнить, как много он работал в своей жизни, подумала Элисон. Сам доктор Эрл сказал ей однажды, что толстых ветеринаров не бывает.

— Мои мысли не стоят и цента, доктор Эрл, — призналась Элисон. — Даже с учетом инфляции.

— Хм-м. Кстати, об инфляции. Я слышал конец вашего разговора с миссис Парди. Может быть, нам пора сменить вывеску на «Бесплатная клиника для животных Санта-Терезы»?

Элисон посмотрела на него испуганными глазами, но тут же поняла, что доктор Эрл просто шутит.

— Это действительно был незапланированный осмотр, — сказала она. — Миссис Парди принесла собаку на прививку. Это мне пришло в голову осмотреть Клео. А миссис Парди так верит в таблетки, что…

— Что вы дали пожилой леди плацебо для ее старенькой толстень ...