Читать онлайн "Том 32. Лабиринт смерти"

автора "Джеймс Хэдли Чейз"

  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Джеймс Хэдли Чейз

Это — мужское дело

Глава 1

Фары моего старенького «пикапа» осветили ее силуэт. Это было как в театре, где прожектор освещает лишь фигуру главной героини. Она стояла рядом с «бьюиком» образца 1938 года, который, похоже, мыли в последний раз еще задолго до Рождества Христова. Серая фланелевая юбка, темно-красный жакет, поднятая рука…

Мой принцип — никогда не брать попутчиц в кабину, но сейчас был особый случай. Все-таки у девушки испортилась машина, а именно их ремонтом я зарабатываю себе на жизнь. Глянув на часы — было четверть двенадцатого — я притормозил. В моем животе урчало от голода, я чертовски устал, так как почти пять часов провозился с машиной около аэропорта Норфолк. Однако трогательная беззащитность девушки заставила меня открыть дверцу и спрыгнуть на землю.

— Что у вас случилось?

— Понятия не имею. Бензина полный бак, но двигатель не заводится.

Подойдя к «бьюику», я поднял капот. В нос ударила волна резкого запаха сгоревшего масла, бензина, эпоксидной смолы. Все было ясно.

— Зажигание приказало долго жить. Завтра вам его починят.

— Но вы же даже не смотрели как следует! Вы уверены в этом? Как мне не везет!

— А что здесь смотреть? Запах говорит сам за себя. Ведь ремонт машин — моя профессия.

Повернувшись, она глянула на мой «пикап». По его борту шли большие красные буквы: «Гарри Колленз. Ремонт машин, Игл-стрит, 14».

Года два назад я гордился этой машиной. Когда мне ее продали, я тут же заказал надпись, дабы сделать рекламу самому себе, но за два года «пикап» сильно обветшал и совершенно потерял привлекательный вид.

Она беззаботно рассмеялась.

— Вот повезло, так повезло! Другая наверняка остановила бы какого-нибудь недотепу, а я нарвалась прямо на механика.

— Повезло, но не совсем. У меня нет нужной детали, так что ничем не могу помочь. Могу подбросить вас до ближайшей станции техобслуживания.

— Но они наверняка закрыты в такой поздний час. Да и не улыбается мне перспектива тащиться у вас на буксире.

— Могу дотащить до открытой.

— Благодарю, но лучше не стоит. К тому же эта развалина не моя, а моего приятеля. Так что это его головная боль. Пусть приезжает сюда сам, если захочет. Оставим ее прямо здесь.

— А вдруг ее угонят? Какая-никакая, но все же машина.

— Это его трудности. Вы меня подбросите до дома? Я живу в Вест-Энде.

— Ну, почему бы и нет…

Не дожидаясь приглашения, она скользнула в кабину. Я с сомнением посмотрел на сиротливо стоящую машину.

— А вдруг какой-нибудь усталый водитель врежется в нее на полной скорости? Нельзя ее так оставлять.

— Бог мой, вы всегда так беспокоитесь о ближних своих?

— Было бы весьма неприятно, если бы, предположим, я налетел в темноте на этот железный гроб, — открыв багажник, я взял аварийный фонарь и повесил его на дверцу «бьюика».

— Но ведь вам его никто не вернет.

— Не велика потеря.

Я медленно тронул «пикап» с места. Неяркий свет от щитка приборов освещал длинные ноги девушки и ее открытые коленки. Они были очень красивы! Краем глаза я рассматривал свою пассажирку. В полумраке я видел немного: темные волосы, разделенные пробором, ниспадали на плечи, чуть завиваясь в локоны, идеальная линия носа. Сам не знаю почему, но я был уверен, что сидевшая рядом со мной девушка очень красива.

Она вытащила сигареты, предложила мне. Чиркнула спичка, но я не успел рассмотреть свою соседку.

— Это ваш «пикап»?

— Да.

— Тогда вас зовут Гарри Колленз?

— Совершенно верно.

— Меня зовут Глория Селби.

— Рад познакомиться, э-э…

— Мисс Глория.

— Рад познакомиться, мисс Глория.

Мы проехали почти полмили в молчании, пока она вновь не заговорила:

— Вы всегда работаете так далеко от дома?

— Что дает вам основание полагать, что я работал?

— Вы не похожи на мужчину, который сел бы за руль с такими грязными руками, если только перед этим он не работал, как черт.

— Все правильно. Один из моих приятелей позвонил и попросил разобраться, что случилось с его машиной. Рядом, в пяти минутах езды, была станция техобслуживания, но он так ценит мои способности…

— И отказаться вы не могли?

— Не те времена, чтобы отказываться.

— А мне казалось, что владельцы автомастерских купаются в деньгах.

— Мне тоже так казалось, вот я и занялся этим бизнесом.

— Что, туго приходится?

— Как сказать… может быть, я выбрал не тот район.

— Но мне казалось, Оксфорд-Сити самый престижный район.

— Я тоже так думал, когда там поселился. А где конкретно находится Игл-стрит, вы знаете?

— Рядом с перекрестком Оксфорд-стрит и Робинсон-авеню.

Я вновь искоса взглянул на нее и сразу уставился на убегающую под колеса дорогу.

— Вы первая из всех, кого я знаю, правильно ответили на вопрос. Мало того, что эта улица с односторонним движением, так там через каждые пятьдесят ярдов красуются знаки «Остановка запрещена!». Водители боятся заехать ко мне даже за бензином. Но не подумайте, что я жалуюсь, просто так оно и есть. Вам не скучно?

— Ну что вы, все, что вы рассказываете, очень интересно.

С минуту мы молчали.

— Я обязательно поставлю машину к вам в гараж, да еще расскажу о вас своим друзьям.

— Буду весьма благодарен вам за рекламу.

— Вы сомневаетесь, что я так сделаю?

— Почему же, может и сделаете, как сказали, если завтра вспомните обо мне. Но я больше чем уверен, что завтра вы напрочь забудете о моем существовании и поставите машину в ближайший гараж. Так все делают, чего здесь обижаться…

— Я живу на Нью-Бонд-стрит, это ведь совсем рядом.

Мне показалось, что она прижалась коленкой к моей ноге.

— Какого типа у вас машина?

— «Ягуар» последней модели.

Теперь я явственно ощутил прикосновение ее коленки.

— Машину нужно отремонтировать?

— Ну что вы! Но ее нужно мыть. Могу я поставить ее к вам? Сейчас она стоит в гараже слишком далеко от дома.

— Место для машины всегда найдется, но я никому не даю ключей от гаража. — Мне все еще казалось, что она просто болтает, чтобы поддержать разговор.

— Но я иногда приезжаю очень поздно.

— Я живу прямо над гаражом и всегда засыпаю поздно. Цена — тридцать пять фунтов в месяц, в эту сумму входит и мойка вашей машины.

— Но я плачу столько же, плюс раз в месяц машина проходит полный осмотр.

— Ну это вряд ли, — я покачал головой.

— Вот как? — она засмеялась. — Что ж, придется подумать над вашим предложением.

— Тридцать пять фунтов не такие уж и большие деньги, если подумать.

Я был уверен, что теперь не услышу и слова о «ягуаре». Еще я был уверен, что высадив Глорию на Бонд-стрит, никогда ее больше не увижу.

— А почему сегодня вы были на «бьюике»?

Она немного наклонилась вперед, чтобы стряхнуть пепел.

— Сестра моего приятеля уезжала в Париж, вот он и попросил меня отвезти ее на своей машине в Норфолк. Вы когда-нибудь бывали в Париже?

— Да, когда служил в армии, но всего два или три дня.

— Вам там понравилось?

— Вообще-то да, но нам тогда было не до развлечений. Да и цены там такие, что глаза лезут на лоб.

— Как и везде. Но если знаешь нужных людей, то все обходится дешевле. В Париже мне известен дешевый отель, да и к тому же у меня там много друзей, так что мне все обходилось намного дешевле.

— Так вы там частый гость?

— Почти каждый месяц.

— Это связано с вашей работой?

— Да. Я модельер. Разрабатываю новые модели женского белья.

— Как это? — удивился я.

— Так. Работа — она и есть работа. Я не хуже других, работающих в этом бизнесе, да и у меня большие связи.

— Но, как мне кажется, возить белье в Париж дело бесперспективное.

— Кому как. У меня неплохой вкус, хотя покупательницы там очень привередливые.

— И все же, как мне кажется, вы слишком молоды, чтобы вести дело самостоятельно.

— Вам тоже не сто лет, — засмеялась она.

— Не думал, что в тридцать два года выгляжу сосунком. Благодарю за комплимент.

— Вы женаты?

— Да, а вы?

— Я же уже сказала. Да и зачем мне это? У меня есть любимая работа, а мужчина — найти его проще простого.

Я снизил скорость и повернул направо. По всей видимости, Глория не врала. У нее действительно квартира на Бонд-стрит, и она может себе позволить каждый месяц ездить в Париж. Я вдруг разозлился на себя. Если у меня плохо идут дела, это вовсе не означает, что у других — обстоит точно так же. Я сделал ошибку, вложив почти все деньги в покупку гаража. Если бы у меня осталось еще немного денег, я бы выкарабкался. Мне не следовало покупать новые заправочные колонки и моечную машину, следовало кое-что оставить и на черный день. Но тогда, в первые дни, мне так нравилось покупать все новое, что и в голову не приходило, что я могу потерпеть крах. Эта девица, рядом со мной, могла позволить себе купить «ягуар», ездить в Париж каждый месяц, снять квартиру на Бонд-стрит. Для меня это были совершенно недоступные вещи, казавшиеся сказкой. Я работал, как вол, постоянно учился, приобретал все новые и новые специальности, но это не приносило мне ничего, кроме головной боли. А эта женщина всего лишь имела хороший вкус, за который ей платили много денег. Она имела даже больше, чем нужно.

Она вдруг встревоженно спросила:

— Ваши часы идут правильно? Неужели уже так поздно?

— Они чуть спешат, но сейчас уже полночь. Вы спешите? ...