Читать онлайн "Малышка"

автора "Субботина Айя"

  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Айя Субботина

«Малышка»

Глава первая: Ени

— Ничего себе… — Моя верная подруга, третья рука, поставщик сплетен и диких лулзов, Лилёк, энергично вертит головой, рассматривая дом. — Ущипни меня.

Я подхожу к ней сзади и с лицом удава ощутимо щипаю за локоть. Лилёк пищит, стреляет в меня недобрым взглядом и, потирая больное место, продолжает идти вперед. Само собой, под ноги не смотрит, натыкается на кофейный столик, спотыкается — и, громко чертыхаясь, падает на мягкое место.

С ней всегда так.

А вот я не спешу, так и стою на пороге, рассматривая каждую деталь, которая попадает в поле моего зрения. Пытаюсь представить людей, которые здесь живут. Людей, с которыми теперь буду жить я. И мысленно делаю заметку обязательно поблагодарить мамочку, что на этот раз она выбрала достойного мужчину. Надеюсь, четвертый брак станет последним. Хотя, учитывая то, как моя любимая и самая чудесная в жизни мамочка с каждым разом поднимает планку, следующим ее мужем вполне мог бы стать какой-нибудь арабский шейх, владеющих полем нефтяных скважин плотностью одна на квадратный метр. Все потому, что мамочка у меня — идеал женщины. Я точно знаю, что парочка моих однокурсников увлечены ею.

— Этот дом какой-то безразмерный, — часто хлопая глазами, бормочет Лилёк, выходя откуда-то из недр коридоров и все еще потирая ушибленную задницу. Даже не буду пытаться следовать ее примеру — дождусь обещанную экскурсию.

Хотя, кажется, обо мне забыли. Если вообще знали. Я бы не удивилась, окажись именно так.

Дело в том, что новый муж моей мамочки — миллионер. Да-да, именно так. Настоящий, без всяких там приставок про то, что весь капитал в деле и на третью по счету машину денег нет. Плавали, знаем. В общем, все по серьезному, с феерическими ухаживаниями, субботними ужинами в кафе на Эйфелевой башне и воскресными прогулками по Пикадили. Мой новый «папочка» умел ухаживать так красиво, что мамочка, как умная женщина, сделала все, чтобы прибрать его к рукам и окольцевать в самые кратчайшие сроки. Все-таки в наше тяжелое время порядочной женщине так непросто найти порядочного миллионера, не жадного и красивого даже в свои пятьдесят три. К чему это я? К тому, что мамочка побила свой личный рекорд и выполнила квест «выйди замуж за миллионера» за две недели. Вчера они поженились: простая гражданская церемония, которую мой новый папочка компенсировал кольцом со здоровенным бриллиантом и поездкой на Мальдивы на десять дней. Само собой, что за это время я не успела познакомиться с остальной частью своей новой семьи. Возможно, и «остальная часть» имеет смутное представление о моем существовании?

Хотя, кажется, я поторопилась с выводами, потому что рот Лилёк, которая стоит дальше меня, практически у самой лестницы на второй этаж, неожиданно открывается, глаза плывут от восторга. Типичная реакция на присутствие в радиусе ее поражения красивых мужчин. Кстати, я не сказала, что это не та история, где одна героиня бледная моль, а другая — Красавица. Это история о том, где одна героиня — Красавица с уровнем IQ равным ста тридцати пяти — больше только у Стивена Хокинга и Билла Гейтса — а вторая просто Красавица. И да, умная Красавица — это я, Евгения Воскресенская.

Я ставлю сумку на пол и делаю шаг вперед, прослеживаю взгляд Лилёк.

А вот и они: парочка холеных породистых доберманов. Длинноногие, покрытые лоском, как пончик — глазурью. Совершенно одинаковые. Близнецы.

Мои новые братики: Роман Даль и Влад Даль.

Все при них: ровный натуральный загар, смоляные волосы, брутальные щетины. Оба в костюмах, галстуках и белоснежных рубашках, которые хрустят, кажется, даже просто потому, что я на них смотрю.

Ладно, дорогая Вселенная, я поняла, что будет весело, но, правда, на что ты рассчитывала, подбрасывая эту парочку ходячих тестостеронов? Что я в лужу растекусь? Пффф. Я уже давно нашла кандидатуру в спутники жизни, умного и милого очкарика, который краснеет от одного вида моих ног в мини-юбке.

В общем, мне есть на кого тратить свое драгоценное время и по ком тихо вздыхать в подушку, а вот парочка ручных доберманов будет очень кстати. Тем более, я успела получить от мамочки некоторые инструкции: держать с этими доберманами ухо востро. Потому что один из них бабник, а второй… тоже бабник. Ну, вы поняли.

— Братики! — визжу я, и как сумасшедшая, бросаюсь прямо на Мистера Синий костюм. Легко повисаю на нем, обхватываю ногами и звонко чмокаю в щеку. И тут же отстраняюсь, окидывая обоих наигранно-восторженным взглядом. — Кто из вас Роман, а кто — Влад?

Они в ступоре. Лилёк в ступоре. Экзотическое растение на столике тоже в ступоре.

Я мысленно пожимаю плечами, тянусь к Мистеру Серый костюм, наматываю его галстук на кулак и подтягиваю для поцелуя в щеку. Надеюсь, они не рассчитывали на сестричку-тихоню, в противном случае у нас со Вселенной плохие новости.

Глава вторая: Рэм

Она определенно больная.

На всю голову. Совершенно прибитая.

Но вместо того, чтобы начать придумывать план по вышвыриванию этого «подарка судьбы» из дома, я тупо пялюсь на ее ноги вокруг талии моего брата. И думаю о том, что жизнь несправедлива, ведь на его месте должен был быть я.

Вчера вечером, после церемонии, отец позвал нас с Владом и раздал четкие указания: маленькую деточку не обижать, холить, лелеять, исполнять все капризы, потому что его новая жена за свое единственное дитё собственноручно снимет с нас скальпы, а может даже кастрирует. Надо знать нашего отца, чтобы понимать: если он сказал надо прыгать — значит, надо прыгать. Молча, можно с улыбкой. Я этого старого черта до сих пор стараюсь не злить без уважительной причины, хоть мне без году тридцать, и я запросто посылаю известным маршрутом куда более крытых воротил финансового мира.

И вот, когда «подарок судьбы» тянется ко мне для поцелуя в щеку, я пытаюсь понять, как я мог так облажаться. Когда отец хвастливо рассказал обо всех ее заслугах, я был уверен, что нас ждет общество забитого обиженного судьбой страшилища с последствиями затяжных подростковых прыщей на лице. Ну, сами посудите: девушка с золотой медалью из школы, целой пачкой дипломов за всякие олимпиады, зашкаливающим интеллектом, уверенно сдавшая экстерном три курса архитектурного просто не может быть красоткой. Кроме того, актрисой самоорганизованного студентами театра. Единственным, что немного испортило созданный моим воображением образ страшилища, был балет. Она занималась балетом. Не профессионально, но уже три года. Я почему-то был уверен, что все балерины — куколки с рафинированными личиками. Просто потому, что крокодил в пачке и пуантах как-то не смотрится.

— Я — Влад, — представляется брат. Тычет в меня большим пальцем: А он — Роман.

— Рэм, — поправляю я. Меня давно все так зовут, пусть мелкая привыкает.

— Рэм — как танк? — чуть склоняя голову на бок, спрашивает она, совершенно не думая представиться в ответ.

— Нет, как сучий сын[1], - не теряюсь с ответом я. Язык у меня хорошо подвешен. Во всех смыслах этого слова.

— Грубиян. — Мелкая морщит нос, и я понимаю, что не понимаю, делает она это всерьез или просто валяет дурака.

И на мгновение вижу, что на шее Влада болтается огромный знак вопроса. С такими ногами, что хоть умри, а я должен их потрогать. В голове мгновенно зреет адский план заманить мелкую на мотопрогулку. Вспомнить молодость, расчехлить «Хонду», дать по газам, чтобы куколка от страха прижалась ко мне покрепче.

Кстати говоря — мой взгляд скользит выше, по ее аппетитной попке в шерстяных коротких шортиках — останавливается на груди. На оранжевом облегающем свитере, через пару аккуратных выпуклостей проходит алая надпись «Bon-Bon». Понятия не имею, что это значит, но:

— Бон-Бон, давай теперь я тебя потискаю, — протягиваю к ней руки.

Она мотает головой и еще крепче прижимается к Владу. Она совсем маленькая, поэтому его голова над ней, и я вижу на лице придурка триумфальную улыбку.

— Евгения Воскресенская, — представляется она. — Ени.

— Ени… — Влад смакует ее имя, лыбится, как школьник, которому выпало счастье полапать отличницу.

— Бон-Бон, — упрямо повторяю я.

Через три дня ей исполняется девятнадцать. И на нас с Владом возложена почетная миссия устроить ребенку праздник: с фейерверками, подружками, сладостями и музыкой. Ну и что там еще любят девочки. Для своих лет у нее удивительно кукольное лицо: светлая, безупречно-чистая кожа, огромные карамельные глаза, красивые губы, и длинные почти до самой задницы светло-каштановые волосы мягкими волнами. Я честно пытаюсь найти хотя бы один изъян — и не могу. Хотя вот же он. Мой взгляд снова упирается в ее грудь. Там точно «двоечка» — не больше. Уж я точно в этом деле разбираюсь. Но вот засада — я люблю маленькую грудь. Поэтому нет, недостатков в ней нет. Кроме того, что Бон-Бон, кажется, совершенно чокнутая. Но с ее уровнем интеллекта это почти нормально: все умники обычно либо аутсайдеры, либо психи.

— Гммм… — раздается за нашими спинами.

Я поворачиваюсь — и натыкаюсь на еще одну девушку с обложки. Крашеная блондинка, с тяжелыми сиськами и фигурой «песочные часы». Косметики на ней столько, что я затрудняюсь определить ее возраст, потому что он может быть в диапазоне от восемнадцати до тридцати.

— Лилия Шолохова, — представляет ее Бон-Бон. — Мой Санчо-Пансо.

— А Росинант, я так понимаю, жрет траву на нашем газоне? — подхватываю я.

— Он — Злой брат, — заговорщицки шепчет ей в макушку Влад, — а я — Хороший брат.

«Ты — гандон драный», — мысленно отвечаю я и, с трудом отрывая взгляд от ног Ени, переключаюсь на ее подружку.