Чародей

Тутутченко Александр

Чародей

Глава 1

Яркие солнечные лучи проникали в избу через небольшое окно, освещая стопку старых, больших книг в толстой обложке и пыль, витающую над ними. За столом, в кресле, связанном с лозы, сидел седоволосый старик в сером кафтане. Его длинные, ссохшиеся пальцы с выступающими костяшками, монотонно стучали по столу. Старческое, морщинистое лицо застыло. Он пристально смотрел на молодого парня, сидевшего перед ним, а тот с напряжённым видом стоял перед стариком.

Небольшая изба, в которой они находились, была уставлена множеством полочек, под завязку забитых баночками разной величины. Под потолком, на верёвках, висели засушенные части тел диких зверей, а также всевозможные травы, связанные вместе верёвочками. Здесь, были, наверное, все лечебные травы, которые только водились в их краю. Запах от этих запасов исходил весьма специфический. Пахло вяленым мясом и свежескошенной травой. Одну стену избы почти полностью закрывала большая печь. Её белые, округлые бока были разрисованы всевозможными узорами, а на шкуре медведя, раскинутой на печи, лежала чёрная кошка. Она, приоткрыв глаза, зевнула, а затем снова свернулась клубочком.

Старик вздохнул, и усевшись поудобней в своём кресле, посмотрел в окно, там, под дуновением лёгкого ветерка, шевелились стебли высокой травы, доходящей до самого дома. Вдали, за полем было видно густой лес, громадные деревья которого закрывали собой восходящее солнце.

- Светает, - откашлявшись, нарушил воцарившуюся в избе тишину старик. - Спрашиваю в последний раз. Как вылечить болотную хворь?

Парень нахмурил брови. Его взгляд бегал по избе в поисках ответа.

- Отвар из кроличьих лапок и змеиного яду... - неуверенно начал он.

- Нет... Всё! Хватит с меня... - вздохнул старик, поднимаясь с кресла.

- Но... - только хотел открыть рот парень, но старик его тут же перебил: - Если бы не твои способности Марк, я бы тебя давно уже вышвырнул. С тебя знахарь, как с меня кузнец... Ладно, хватит на сегодня.

- Спасибо Ладомир. Я уже думал, ты снова меня заставишь учить.

- Естественно заставлю. Как отоспишься - жду обратно у себя.

Парень улыбнулся. Зла держать на старика у него не получалось, он хоть и ворчал постоянно, но был человеком хорошим. Погладив на прощание чёрную кошку, он кивнул старику и вышел из избы. Его учитель - знахарь Ладомир, мучил его вопросами с самого вечера. Знахарю с его бессонницей такие занятия были только в радость, а вот Марк с трудом выдерживал эти непрекращающиеся расспросы. Всю ночь они варили различные снадобья, а под утро в голове не осталось ничего, и он не мог ответить даже на самые простые вопросы.

Протерев заспанные глаза, Марк направился к деревне. Избушка знахаря стояла поодаль от деревни, под самым лесом, поэтому ему предстояло немного прогуляться, прежде чем он попадёт домой. Небольшая тропинка, идущая по самому краю поля, постоянно петляла, то скрываясь за посевами и полевыми травами, то снова выбегая под самый лес.

На деревьях щебетали птицы. Мотыльки с пчёлами кружились над цветами, а солнце ласкало своим теплом. Начинался ещё один прекрасный, весенний день.

Вскоре за полем молодой пшеницы показались высокие, соломенные крыши домов. Небольшая деревня утопала в зелени. Невысокие яблони, во главе с большим, разлогим орехом, окружали горстку домов.

Вскоре к нему стали доноситься звуки деревни: мычание коров, кукареканье петухов и мат мужиков, которые с утра пораньше брались за работу. Маленькая тропа вывела его на возвышенность, откуда дома были видны как на ладони. В самой деревне уже вовсю кипела жизнь. Крестьяне занимались каждый своими делами: один рубил дрова - заготавливал на зиму, второй складывал рыболовецкую сеть, раскинутую на стене дома, ещё трое мужиков укладывали крышу недавно построенного дома, на окраине деревни. Наверное, это именно их ругань слышал Марк на походе.

Марк зашёл в деревню. Испуганные воробьи, барахтающиеся в дорожной пыли, всей стаей перелетели на яблоню. Следом за ними убежали и белоснежные гуси, стоявшие на дороге. Раскинув свои серые крылья, они разбежались по сторонам.

- Марко, не замучил тебя ещё знахарь своей наукой? - спросил его невысокий мужичек лет тридцати, в просторной рубахе, подвязанной ремнём. Он отложил в сторону кувалду и подошёл к невысокому забору, сплетённому из лозы. - Доброго здоровья, - поклонился он.

- Желаю и вам не болеть, - ответил Марк, кланяясь в ответ. - Не замучил, скорее даже наоборот.

- Хех, - ухмыльнулся мужик. - Слушай Марко, не поможешь мне, а? Староста принёс какую-то бумагу, прибил её к столбу, а что там написано я и не знаю. Читать я ведь не обучен. А ты в писаниях разбираешься, книги вон читаешь, - длинное, вытянутое лицо мужика, с большим, как у орла носом, покрытое морщинами, вытянулось, напоминая заморскую птицу. Его большие, водянистые глаза с большими мешками под ними, уставились на парня, ожидая ответа.

- Ладно, прочту, что там староста написал...

Мужик улыбнулся, перекинул ногу через забор, равняясь с парнем. Вдвоём они подошли к большому столбу с прибитыми к нему несколькими свитками.

- Вот этот вот, - ткнул мужик пальцем в пожелтевшую бумагу, измазанную чернилами и свернувшуюся по краям.

Марк откашлялся и выровнял ладонью бумагу. Он быстро пробежал глазами по тексту, исписанному каракулями писаря.

- Я, Белослав, владыка Подлесья, указываю мужикам деревни Дубровица, собраться у моего имения не позже чем через день после объявления указа, для восстановления имения после паводка. Те, кто не придут, будут выпороты кнутом, - закончил читать Марк.

- А внизу это что написано? - спросил мужик всматриваясь в писание.

- Да это дата. 1026 год и подпись баринская.

- А. Вот оно как. Эх... Это что же выходит. Снова к барину идти нужно? Вот беда, работы полным-полно, а тут ещё и это... Когда же уже его смоет паводком этим, вместе с имением!?

- Как только так сразу. Ладно, готовься идти в гости к барину, а я пойду отдыхать. Устал я за ночь обучений.

- Давай, иди, отдыхай. Это дело нужное, после науки то, - улыбнулся ему мужик и побрёл обратно к забору. Марк же направился в противоположную сторону, к своему дому, выглядывавшему из-за сада с яблонями.

Небольшой дом с потемневшей от времени крышей, находился на самой окраине деревни. Во дворе стояла привязанная корова, а рядом, на сене, сидела бабка - хозяйка дома, в котором он жил. Она доила корову в старое, деревянное ведро, обтянутое железными обручами.

- Здравствуйте тётушка, - поприветствовал её Марк.

- Ох ты окаянный! Кто тебя учил к людям подкрадываться! Напугал меня! - выругалась бабка. Подскакивая, она чуть не опрокинула ведро и лишь в последний момент ухватила его рукой, не давая ему опрокинуться. - Подай мне кувшин! - зло сказала она.

Марк взял пузатый, глиняный кувшин и протянул его бабке. Та налила в кувшин свежего, парного молока с ведра и протянула ему. Марк только хотел было попить молока, но бабка снова запричитала: - Нет, не пей! Этот кувшин я духу, кой дом наш бережёт налила. Возьми вон с ведра попей.

Марк взял обеими руками ведро, и перекинув его, припал губами. Напившись, стер белые усы, оставшиеся от молока. Было ещё утро, но спать хотелось просто невероятно. В его голове до сих пор вертелись сотни разных рецептов, которые он изучал и делал целые сутки. Он посмотрел на не порубленные дрова, лежащие кучей у дома. Немного поколебался - рубить или нет. Вдруг он вспомнил объявление, прочитанное с утра. Учитывая, что с завтрашнего дня ему придётся идти на несколько дней в поместье барина на работу, то мысль о том, чтобы порубить дрова, отпала сама собой. Поэтому Марк с облегчением в душе открыл дверь в дом. В нос ему сразу же ударил запах сушёных трав, с лёгкой ноткой дыма. В печи наверняка что-то варилось.

Маленький дом, в котором он жил, был небольшой, такой же, как и остальные дома в деревне. У стены стояла большая печь с лежанкой. Рядом с ней находилась небольшая, дубовая кровать, стол с двумя стульями в другом конце дома, да несколькими полками, прибитыми к стене.

Марк подошёл к печи и отодвинул заслонку. Там стоял небольшой глиняный горшок, круглые бока которого облизывали языки пламени. Сквозь запах дыма доносился запах борща. Марк сглотнул слюну. Ему сразу захотелось есть. Но борщ ещё был не готов, да и ждать пока тот остынет, ему не хотелось. Задвинув заслонку, он влез на лежанку на печи. Укрывшись старым одеялом, закрыл глаза. Сон пришёл быстро.

Разбудил его лай ихнего пса. Дворняга разрывался, но его удерживала на привязи прочная верёвка, не давая ему разобраться с незваным гостем. Ещё несколько псов, отвечали ему из деревни, поднимая страшный гвалт.

Марк открыл глаза. В доме была темнота, не было видно ничего. Лишь через некоторое время он стал различать черты печи, а затем и окна, слабо освещаемого луной. Понемногу проступали и черты стола со стульями. Вдруг в окне резко посветлело. Вспыхнуло слабое пламя, освещая их дом через маленькое окошко. Заскрипела кровать - это проснулась бабка. Охая и ахая, шаркая лаптями по полу, она пошла к двери.

- И кого там посреди ночи носит? - запричитала бабка.

За дверью кто-то был. Некоторое время он стоял, прислушиваясь, а потом постучал в дверь.

- Тётушка Велена. Извините за столь поздний визит. Ваш племянник Марко дома?

Марк узнал голос - это был голос его учителя - знахаря Любомира. Вот только зачем он пришёл ночью?

- А где же ему ещё быть? - ответила бабка. - Спит он.

- А не могли бы вы его разбудить? Дело здесь срочное есть, - донёсся голос из-за двери.

- Заходи, ...