Куклы и кукловоды украинской катастрофы. Технологии госпереворота

Эль Мюрид, Алекс Андреев

Куклы и кукловоды украинской катастрофы. Технологии госпереворота

Пирамида власти

Эль-Мюрид

Государство, как известно – это инструмент, с помощью которого правящий класс навязывает свою волю всему остальному обществу и обеспечивает исполнение этой воли. Нет смысла раскрывать подробнее эту тему, отмечу лишь сделанное В.И. Лениным в 1919 году определение: «Государство – это есть машина для поддержания господства одного класса над другим…» (Лекция в Свердловском университете 11 июля 1919 г, впервые опубликована 29 января 1929 г. в газете «Правда» № 15)

Если кому не нравится подобная трактовка, тот может заменить понятие «класс» на «правящий слой» или какое-либо еще, суть не изменится.

В любом обществе, за исключением первобытнообщинного коммунизма, существует имущественное неравенство, что выделяет группу людей, заинтересованную в сохранении своего преимущественного положения. Они и создают государственный аппарат, которым защищают свои интересы от всех остальных. В данном вопросе невозможно не согласиться с трактовками идеологов коммунизма, поэтому нет смысла дискутировать на эту тему, примем ее «ас ис» – как есть.

В разных обществах в разное время правящий слой имел разный вид. Скажем, во времена СССР правящим классом являлась партийно-советская номенклатура, что весьма убедительно доказал и показал выдающийся исследователь этого явления М.С. Восленский. Он разделял её на собственно номенклатуру (то есть перечень не избираемых, а назначаемых должностей в органах власти и управления) и на аппарат – то есть, ту часть номенклатуры, которая и осуществляет подбор, назначение и выносит решения.

Безусловно, в понятие номенклатуры входит более широкий спектр людей, часть из которых, строго говоря, номенклатурой может и не являться – это творческая, техническая интеллигенция, выполняющая свою особую роль в деле управления населением, это и ряд других представителей высших слоев различных общественных страт, однако здесь важно иное: советское государство было точно таким же инструментом навязывания воли правящего класса (слоя) всему остальному населению страны.

Современное постсоветское государство в силу уродливости и неравномерности процессов развала СССР, где воедино сплелись проект позднесоветской номенклатуры по конвертации власти в собственность и легализации такого положения и проекты внешних сил, взаимно дополняя и противореча друг другу, тоже представляет из себя довольно уродливое, но такое же по сути своей образование: оно является инструментом принуждения и навязывания воли пришедшего на волне распада СССР нового правящего слоя (или класса) всем остальным народам стран, возникших на месте распавшегося Советского Союза.

С учетом того, что государственный переворот, перешедший в гражданскую войну на Украине, является естественным следствием процессов распада СССР и создания на его территории новых государств, есть смысл более подробно рассмотреть те проблемы, которые привели к созданию нежизнеспособного (как показали события Майдана 2013–2014 годов) государства Украина, и попытаться осознать, насколько они являются системными для нашей страны, которая тоже испытывает аналогичные трудности и проблемы. Возможно, что катастрофа на Украине является ее индивидуальной особенностью, а может – это закономерность, которая будет проявляться и далее на территории прочих стран бывшего СССР. Для нас, живущих в России, это далеко не праздный вопрос, поэтому ответ на него на мой взгляд, имеет исключительное значение.

Мой соавтор рассматривает процессы, происходившие на Украине, с точки зрения внешних проектных манипуляций с помощью технологий социального инжиниринга. Я же попробую осветить их с точки зрения внутренних проблем возникших на обломках Советского Союза обществ и государств. Модели, которые построены нами в этой книге, не носят всеобъемлющего характера, поэтому прогнозы, построенные на этих моделях, не могут иметь исчисляемое количественное измерение, однако качественный анализ и прогностика, как мы смеем надеяться, с их помощью вполне доступны.

* * *

Оскал злодейки-судьбы заключается в том, что убитый в Москве строитель современного российского олигархического государства Борис Немцов ввел в России понятие «олигархия». Во всяком случае, он сам в «Литературной Газете» № 32–33 от 9-15 августа 2000 года утверждал это в своем интервью: «…Я ввел в обиход понятие «олигарх» и назвал фамилии Березовского, Гусинского, Смоленского, Ходорковского и других…». Есть мнение, что его ввел в оборот Е.М. Примаков, призвав разделять понятие «предприниматель» и «олигарх» – хотя его призыв датируется гораздо позже – 23 декабря 2003 года в выступлении в Торгово-Промышленной палате России.

Так или иначе, но определение оказалось довольно устойчивым и во многом отражает суть установившегося в России порядка вещей, в котором реальная власть стала принадлежать крайне узкой прослойке людей (олигархия – «власть немногих»). Возможно, оно не совсем корректно и поэтому трактуется разными исследователями и всеми, кто применяет это понятие, по-разному, но в целом суть выхвачена весьма верно.

Правящий слой России весьма условно, но можно представить в виде пирамиды, верхняя часть которой исключительно невелика – буквально тысяча человек. Есть даже термин «тысяча семей» – то есть, это люди, которым принадлежит реальная власть и значительная часть собственности в России, во всяком случае, ключевой собственности – той, которая обеспечивает максимальные доходы.

Второй уровень пирамиды – условные «десять тысяч семей», которым также принадлежит огромная собственность, однако уже на более низовом уровне – региональном. Наконец, есть условная «сотня тысяч семей» – то есть, обслуживающий слой. Судьи, прокуроры, полицейские чины, аппарат управления в центре и на местах, высший генералитет, медийные фигуры – артисты, журналисты, творческие, спортивные, медийные чиновники, профессиональный депутатский корпус и так далее.

Эти условные «сто одиннадцать тысяч семей» и есть правящий и обслуживающий правящий слой людей. Те, кто кровно заинтересован в существовании сложившегося положения дел и те, кто не дрогнув, отдадут любые приказы во имя сохранения нынешнего порядка. Их сила заключается в обладании всеми доступными ключевыми ресурсами – в первую очередь, властью и собственностью.

Эта весьма уродливая система власти основана на возможности конвертирования разных по своей сути ресурсов друг в друга: власти в собственность и обратно. Поэтому сохранение сложившейся на постсоветском пространстве системы общественных отношений возможно только при сохранении возможности подобной конвертации. Ликвидация этой возможности ликвидирует и олигархический способ управления нашими странами. Всевозможная несистемная оппозиция – от ультралиберальной до откровенно националистической – предлагая свои рецепты изменения ситуации, тщательно обходит молчанием эту важнейшую особенность сложившегося порядка вещей.

Можно сказать, что целью несистемной оппозиции, которая умалчивает эту особенность, является надежда встроиться в существующую систему власти и управления, не меняя ее. Говоря иначе, их устраивает сама система, не устраивает свое место в ней. Видимо, поэтому власть борется с несистемной оппозицией вяло и без блеска в глазах: ее рассматривают во многом как кадровый резерв и как «мальчика для битья», но не как врага. В некотором смысле такая ситуация напоминает общество страны Неизвестных Отцов в «Обитаемом Острове» Стругацких: выродки являются как правящей верхушкой страны, так и ее отбросами.

Весьма любопытно было смотреть на потуги так называемой «болотной оппозиции» во время массовых мероприятий в Москве в конце 2011 – начале 2012 года. Она персонифицировала свое недовольство системой лично на Владимире Путине, нисколько не пытаясь даже поставить вопрос о несправедливом характере самой системы власти. Все позитивные лозунги носили не просто косметический, а совершенно смехотворный характер – как-то, более справедливое судопроизводство. «Более справедливый» характер, видимо, должен был заключаться в вынесении решений, устраивающих «болотную оппозицию». При этом не затрагивался вопрос об обслуживающем олигархию характере судебной системы, что полностью обесценивает любые призывы к ее изменениям – причина системных несправедливых судебных решений лежит не в области права, а в области роли и места обслуживающих олигархическое государство структур. Поэтому «косметика», предложенная оппозицией, не может вызывать ничего, кроме горького смеха.

Естественно, что «первая тысяча семей» неоднородна хотя бы потому, что контролирует разные ресурсы. Существует классическая вертикальная триада по характеру капитала: промышленный, сырьевой и финансовый капитал, который пересекается по горизонтали так называемой управляющей, силовой, региональной элитой – по характеру властного ресурса. По сути, пересечения этих относительно условных линий и создает приблизительную структуру высшего управляющего слоя России. В других странах эти «линии» могут иметь свой специфический характер, между ними может быть выстроен свой индивидуальный для каждой страны баланс, но в целом высшая олигархия выглядит примерно одинаково везде.

Еще одной весьма важной характеристикой олигархии является ее ориентированность на внешние источники силы. Внешние по отношению ко всей управляющей системе, то есть, теоретически опора на народ тоже может существовать – но проблема сложившихся государств заключается в том, что народ рассматривается ими исключительно как кормовая база, ресурс, и любой, кто попытается повысить его субъектность, будет неизбежно объявлен врагом си ...