Читать онлайн "Несносная Херктерент - 3 [СИ]"

автора "Чистяков Владимир Юрьевич"

  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Владимир Чистяков

НЕСНОСНАЯ ХЕРКТЕРЕНТ — 3

Глава 1

Марина лежит. Смотрит росписи на потолке и тихо бесится. От всего, и неизвестно, от чего. Второе лето после школы подходит к концу. С первым не сравнить. Во всех смыслах.

Дворец в полном распоряжении. Она и не знала, что за МИДв ещё и такой числится. За Министерством Императорского Двора вообще много чего числится. Сколько бы Император число сотрудников не сокращал, министры всё равно вновь ухитрялись штат раздуть.

Судя по карте, дворец в самом невыгодном для атаки с воздуха, секторе. В окрестностях нет ничего хоть сколько-нибудь похожего на военные объекты. Или же, всё слишком хорошо спрятано. Надо посмотреть, на простых картах тут что-нибудь обозначено? Марина-то больше военные карты знает, читать — любые читает.

Персонал — как раз из Загородного переведён, даже охрана. Значит, где-то тренажёрный зал и стрельбище есть. Но Марине в кои-то веки новую территорию обследовать просто лень. Все её знают, и она всех знает, большего пока и не надо.

Загородный на любых картах есть, более того, был бы уже законной целью, знай миррены о его истинном предназначении. Хотя, бомбы и прицелы существуют словно в разных измерениях.

Кэретта больше не пишет. Сама Марина — тем более. Злость на мать поутихла, но совсем не ушла. Правда, свобода перемещения императрице частично возвращена, по столичному региону может перемещаться свободно. Вот только к дочерям ей приближаться запрещено. Марине до лампочки, а что сказала Софи — фиолетово тем более.

Кажется, общением за лето несколько пресытилась, и теперь хочется побыть одной. Совсем одной всё-таки не получилось — Коатликуэ в гости напросилась. Что кому-то тоже охота побыть подальше от дорогих родственников — Херктерент охотно верит. Софи тоже вроде звала мелкую погостить, но тут уж Марина считает, Коаэ кое с кем из столичных дружков и подруженек сестры общаться просто рановато.

Подзабыла принцип — если долго всё хорошо — жди беды. Сработало в очередной раз. Обычный звонок Эриде — и на тебе. У неё стало плохо с сердцем, сейчас в курируемом соправителем институте кардиологии. Два дня отвечали «состояние стабильное». Знаем мы стабильность эту. За последние два года Марина просто подзабыла, насколько часто Эр болела раньше. Про прошлый год просто не вспоминала, ибо сама чуть похорон по высшему разряду не удостоилась.

На третий день, строя самые скверные предположения, Марина потребовала соединить с соправителем. Голоса Херта в трубке Марина не ожидала.

— Эрида в порядке.

— С ней можно увидеться?

— Пока нет. Но если хочешь, можешь ко мне приехать. Надо поговорить.

Марина свою значимость склонна преувеличивать, но не до такой же степени.

Херт в своей обычной загородной резиденции.

Только сейчас почему-то в глаз бросается давно известный факт — Херт старик, всегда старался выглядеть моложе, но теперь вид в точности соответствует возрасту. Марина слишком хорошо знает, сколько соправителю лет.

Не поленился лично у парадного входа резиденции встретить. Ну да, Марину выручает прекрасная память. Правила этикета ещё действуют, а соправитель, как отец выражается «из старой гвардии», всевозможным правилам приличия начинали раньше учить, чем буквы разбирать.

Дочь Императора к себе соправитель мог пригласить только официальным письмом, и Марина столь же официально должна была отправить согласие или отказ.

Но сейчас давно уже не те времена. Старые правила что-то значат только для вовсе не старых людей вроде опальной императрицы и её ближайшего окружения.

Сам Херт в те времена родился когда куча ненужных правил вполне действовали. Постепенно они стали не нужны. Но как обычно бывает, перестав применять, формально отменить их забыли.

О деле стали говорить только в парадном кабинете соправителя. Том самом, где удостаиваются аудиенции у его высочества. Соправитель имеет также титул «старшего ненаследного принца», «старшим» он стал, когда у Императора сын родился, Сордар «младший ненаследный принц». Будь у Херта сын, имел такой же титул. Но у соправителя есть только дочь.

Входя, Марина замечает — столик для неформальной беседы сервирован взрослыми напитками и закусками. Ошибиться не мог, для него есть дети, есть взрослые. Никаких промежуточных категорий не существует. Марина, по мнению соправителя, переход из одной в другую категорию уже совершила.

Херт сразу начал с главного — проблем со здоровьем дочери.

— На всё старое наложилась банальщина — она продолжает расти, и не все органы развиваются как надо. Я сам за эти годы настолько познания в медицине расширил — диплом врача на старости лет могу получить.

— Мне кажется, вы намекаете, что мне следует обратиться с некой просьбой к ЕИВ, ибо вы не уверены в результате, если инициатива будет исходить от вас. И это прямо связано с Эр.

— Умная девочка. Совершенно верно. Дело именно в Эр. Сама-знаешь-где в лечении болезней сердца достигли очень больших успехов. Есть различная аппаратура, специалисты. Я знаком только со специализированной литературой оттуда. Кардиологи подтвердили — там могут многое, недоступное пока нам. Так вот: этих специалистов и аппаратуру я хочу получить. Любой ценой. По расчётам моего аппарата, для этого нужно двенадцать переходов большой мощности. Это очень много. Но за ценой я не постою.

— Хотите попросить, чтобы просьба исходила от моего лица?

— Именно. Сама понимаешь, подобных просьб ты скоро очень много от самых разных людей будешь выслушивать.

— Я согласна. Похороны Эр — совсем не то мероприятие, где мне хотелось бы побывать. Однако, меня интересует нечто, происходящее в настоящем.

— В настоящем отечественная медицина пока справляется. Внешние кардиостимуляторы мы применять уже можем. Одна из проблем — не можем производить имплантируемые.

— Ей требуется установка?

— Пока нет однозначного решения. У учёных мужей гордость взыграла — они, да чего-то не могут. Но у этого решения имя вообще-то, есть. Да и… Известно, как сама чуть не стала жертвой интриг в медицинских кругах?

— Просветили уже. ЕИВ с тех пор любым медикам не слишком доверяет.

— Его право. Я не такой скептик. Кардиология всё-таки несколько более точная область медицины, чем психиатрия. Но некоторым стоит помнить, при определённых условиях я могу поступить так же, как и ЕИВ и даже жёстче, ибо тогда никто не умер.

— И с ума не сошёл, договаривайте уж, знаю, кем меня считали одно время.

— Как раз я так не считал.

Марина молчит. В раннем детстве считала Херта братом отца, а Эриду — почти родной сестрой. Она не помнит времени, когда не знала соправителя и его дочери.

Пойти мелкую поискать что ль? Так про себя стала называть Коатликуэ. Странная она даже на фоне обеих Херктерент. Совершенно не свойственная возрасту серьёзность. Странные интересы и рассуждения. Преобладающая в рисунках тема смерти и сопутствующих событий.

Аккуратность Коаэ с точки зрения Марины, зашкаливает. Зайдёшь в комнаты, когда мелкой нет — может показаться, тут никто не живёт. Всё убрано, никаких личных вещей на виду. Словно экспозиция музейная, как было до их приезда.

— Ты часто рисуешь смерть. Видела, как кто-то умирал?

— Нет, — у мелкой очень малоподвижное лицо, эмоции почти не отражает. Хотя девочка их испытывает, Марина знает точно, — Просто не получается по-другому. Мы ведь все когда-нибудь умрём. Значит, тема каждому понятна.

— Но только сильно не каждому приятна.

— Самый страшный страх человека — страх смерти.

Сначала и Рэд хотела у Марины погостить, но потом решила провести последний месяц каникул у отца. И так почти год не виделись, да ещё дурная зимняя история, про которую участницы стараются не вспоминать. Почему-то Рэдрия думала, Марина обидится. Но та уверила, всё в порядке. Если у неё в семье не пойми что творится, то это совсем не значит, что и у других так же.

Херктерент Хорт скорее завидует.

Романы такого жанра Марина не слишком любит, читала в основном, чтобы получше разобраться, что может твориться в голове той, кому некоторые из романов посвящены. Приключенческие романы принесли ему известность, историческими прославился уже позднее. Автор писал про дальние архипелаги, иные народы, экспедиции, приключения. Биологических ляпов не заметно. Оружейных — нет вообще. Мелькали и довольно жестокие сцены, впрочем, Марина про заморские дела и более жёсткие вещи читала. Как художественные, так и некоторые доклады ЕИВ.

Несколько лет приключенческие романы не издавали. Обстановку международную не хотели обострять. Отрицательные персонажи миррены с такой ненавистью описаны и такими чудовищами представлены, будто автор сам на них в перекрестие прицела смотрел и в джунглях насмерть резался.

Поинтересовавшись годом рождения отца Рэдрии, заподозрила, в ранних романах он писал во многом сам про себя. Спросила у самой Хорт — та сказала, так и есть. Лёг на шрамолицею отблеск чужой славы. На фото видны колодки. Ордена «За боевые заслуги» тем и хороши — награждать ими можно сколько угодно раз, и никогда не догадаешься, когда именно и за что получены.

— Знай я, что он там бывал. Тогда… Я бы просто не стала с тобой драться. И вообще…

— Ты меня просто не спрашивала. Да и не факт, что тогда я бы тебе ответила. В конце концов, не подерись сначала, не подружились бы потом.

— Вторую ногу тебе что ль сломать для закрепления дружбы? — задумчиво поинтересовалась Марина, поглаживая кулак.

Рэда только рассмеялась в ответ.

У стен зала сидят доспехи времён Еггтов, или их точные копии. Сверкнули когда-то ведьмы золотыми рогами. На всех Еггтах остался ...