Абиссинец 928

Александр Винниченко

Часть четвертая

Абиссинец 928

Глава I

Губитель или спаситель

Нет ничего прекрасней момента, когда солнце, покинув высокий важный пост, стремится в свою укромную обитель. И атмосфера в тот момент царит иная, и дышится легче, и думается мягче, да и жить немного приятней.

Моргая по первой, зажигались один за одним фонари улиц крупного города. В это вечернее время человек либо мчится домой, либо отправляется топтать спину железокаменного многоэтажного существа. А тот, преисполненный огней, готов любезно принять нового гостя, вскрывая свои ночные тайны и поднимая занавес. Кто-то в кино, а кто-то в ресторан, вот и театр объявил о начале спектакля…

А вот Анестезия спешит на концерт молодого человека. Он вместе со своей группой сегодня играют каверы на «The Killers» в клубе «Медная Батисфера». На девушке новенькие черные чулки в сетку и красная клетчатая юбка гармошкой, маленькая худышка, по воле природы лишенная шанса рассчитывать на большую грудь, торопится в клуб. Она обещала, что придет. Накрасила матово-черным губы и надела обтягивающую футболку в тон помаде. 19-ти летняя черноволосая барышня азиатской внешности сегодня ночью решила спрятать свою робость подальше. Её мать была японкой и передала своей дочери все самое привлекательное: милые ямочки, добрые глаза и теплую улыбку.

В клубе Анестезию встретили подруги, на сцене зажглись огни и молодой человек с рыжими усами стал близко-близко громко петь в микрофон, медиатор коснулся струн и палочки стали отбивать в барабан. Её хипстероватый парень сегодня в ударе. Играет «Run for Cover» и сердце девушки стучит часто и сильно. Неважно, кто там на сцене, важно, что сейчас мозг может забыть о напряжении и дать себе передохнуть. Есть возможность позабыть обо всем, что извечно тяготит маленькую худенькую девушку.

Каждый из нас в глубине души время от времени готов на все, лишь бы повторить момент, когда ты можешь прыгать близ сцены под любимую песню и вести себя так глупо, не волнуясь ни о чем. «И пусть бы так было вечно», — крутились мысли в её голове. Сегодня было все здорово: и «Взрыв Красок» в центре с молодежным движением, и арт-выступление в парке с танцем, который их группа отрабатывала на протяжении нескольких месяцев, и дискотека в «Медной Батисфере».

На сцену вышли «Пошлая Долли» с их самым популярным треком «Н***», музыка ударила по ушам — и уже никто из присутствующих не жалел своих кроссовок, никто, кроме парня с наушниками Sennheiser HD 800 на шее. Разбирающаяся молодёжь оценила наушники за 65 тысяч рублей и коричневую холщовую сумку в стиле «винтаж» с ремнем через плечо. Коротко стриженый молодой человек в болотной ветровке и камуфляжных штанах, переплетающих в себе белый, черный и темно-зеленый цвета. Он наблюдал за Анестезией на танцполе. Его блестящие зеленые глаза сочетали в себе перманентную целеустремлённость и легкий оттенок безумия. Много малолетних девчонок положило глаз на парня, но тот был непреклонен. Он не танцевал и вообще не шевелился. Наблюдал лишь за сходившей с ума на танцполе Анестезией.

Это был один из тех редких случаев, когда «Девять два восемь» на задании был без специального военного респиратора, он очень любил его. Но в этот раз респиратор был спрятан в сумке рядом с парой дымовых гранат AN-M8, одной светошумовой M84, одной противопехотной Ф-1 и парой магазинов для пистолета-пулемета HK MP5K. Задача была наблюдать, не привлекая внимания. Мимо идущая молодая, вульгарно раскрашенная особа врезалась в нашего парня. Она пролила два шота «зеленого мексиканца», один на 928. Взамен была опалена суровым взглядом. Откуда бедняжке было знать, что этот паренек убил столько народу, что если бы и пожелал сосчитать, то не смог бы! Но у 928 в голове внутренний голос шептал другое: «Почему бы тебе и не выпить? Ты так редко это делал, что на пальцах можно сосчитать! А сегодня и повод есть». И он поддался шумной атмосфере бара, парень выпил один шот, а потом и другой и третий тоже выпил.

На улицу из заведения практически вывалились, громко смеясь, девушка в красной клетчатой юбке и её хипстероватый парень. Снаружи их ожидало такси. Серебристая Тойота повезла парочку домой к Анестезии. Пока девушка азиатской внешности с её парнем громко ругались в машине, не жалея ни эмоций, ни бранных слов, 928 на золотом Suzuki Hayabusa обогнал их и направился к тыльной стороне поместья Анестезии. В наушниках у него играли «Bodyrockers — I Like The Way», хоть и выпивший, но он готовился ко второй фазе своего задания. У высоких металлических ворот поместья Анестезия кричала на своего парня, размахивая руками. 928, разместившись поудобней на уже полюбившемся дереве, скрестив протянутые вдоль ветви ноги, в наушниках, кивая головой в такт, перепроверял отмеченные на карте посты охраны. Девушке же крайне не хотелось, чтобы этот великолепный вечер заканчивался вот так. Её спутник, рассыпавшись в извинениях, подарил поцелуй и отправился домой.

928 наблюдал за происходящим в бинокль. Анестезия вернулась домой, поругалась с отцом и отправилась к себе в комнату. Она сидела в наушниках в своем навороченном ноутбуке в ожидании очередного ночного визита от папы. В ноутбуке пела Da Kooka — I'm not your toy.

Отец же в позднее время суток посещал свою дочь лишь с одной целью. Жаль, её мама мертва. Она ни за что не допустила бы подобного. Но она не с дочерью. А значит, сегодня ночью грубый мужской голос вновь будет кричать: «Анастасия, ты опять провинилась!» И не к кому обратиться с жалобой, и не на чью помощь уповать, ведь человек, занимающий столь высокий пост, не просто неприкосновенен, — он недосягаем!

Чутье девушки подсказало, что в комнате кто-то есть. Она была уверена, что позади отец. Но, обернувшись, должна была встретиться лицом с платком, пропитанным хлороформом. Этого не произошло т. к. 928 был слегка пьян, в нем вдруг проснулась человечность. Схватив её, незнакомец закрыл рукой беззащитной девушке рот, Анестезия почувствовала вкус кожаной мотоциклетной перчатки. Make The Girl Dance — Kill Me играли из наушников напавшего.

— Послушай, только не кричи, ладно? — Тихо и быстро заговорил 928, — Я не насильник и не маньяк, не собираюсь причинять тебе вред. Я здесь, чтобы спасти тебя!

На мгновенье 928 опустил голову вниз, тут же поднял и продолжил уже медленней.

— Ты ведь не хочешь быть здесь! Тебе больше не нужно в страхе ждать очередного визита твоего отца. Я заберу тебя из этого отвратительного места. Решить нужно сейчас! Соглашайся же! Что скажешь?!

Песня в наушниках закончилась и следующей играла Grimes — Pin. Парень отпустил Анестезию.

— Да кто ты такой?! — Удивленным голосом спросила девушка.

— Можешь звать меня 928, мне нужен ответ сейчас же. Говори, ты согласна или нет!

— Да, да, я согласна!

— Отлично, поспешим! — 928 схватил Анестезию за руку и повел к окну.

— У тебя ничего не выйдет, здесь полным полно охраны!

— Не волнуйся, они все спят, — улыбаясь, отвечал слегка пьяный зеленоглазый незнакомец. Благодаря тренировкам 928 без проблем аккуратно на специально заготовленной веревке спустил девушку со второго этажа, и так же бережно переправил её через забор. На него бы отреагировала охрана, но все и правда были без сознания. Кроме шуток, эти ребята даже в подметки не годились солдату, спрятавшему «за спину» более девяти путевок в горячие точки. Этот солдат был профессионалом своего ремесла. Они сели на мотоцикл, Анестезия обняла похитителя. «Крепко обними! Мотоцикл мощный», — приказал 928. В городе у него было укромное убежище в подвале. Двигатель завелся, и они скрылись во тьме.

По прибытию в убежище 928 заварил для девушки зеленый чай Моргентау, и протягивая чашку Анестезии, сказал:

— Теперь спрашивай, — и, улыбаясь, откинулся на кресло. По радио играла «Глупые треугольники — Рыжая лиса».

Внутри девушки все перевернулось с ног на голову. Мысли путались, но чувствовала она себя гораздо лучше, чем дома. «Да везде лучше, чем дома», — подумала про себя Анестезия, — «Но этот странный незнакомец может быть опасным. И взгляд этот его, слегка ехидный, как у кота».

— Ты точно ничего со мной не сделаешь?

— Нет.

— Зачем похитил?

— Все сложно… Это было последнее задание моего наставника и командира.

— В чем смысл? Ты будешь шантажировать моего отца? Требовать выкуп? — предположила Анестезия.

— Шантажировать — да, требовать выкуп — нет. И не твоего отца, а твоего дядю.

— Дядю? С ума сошел! Понимаешь хоть, кто он такой?

— Да. Генерал Внешней Разведки России. — Анестезия задумалась.

— Что же вам нужно от Алексея Владимировича?

— Не могу сказать, — ответил 928.

— А кто твой наставник?

— Не могу сказать, — ответил 928, — Прости, но в целях успешного завершения задания некоторая информация засекречена.

— Хорошо, вояка, что тогда будет со мной?

— До завершения операции ты будешь находиться здесь. Анестезия вскочила с места.

— Выходит, я пленница?!

— Абсолютно нет. В ходе слежки я пришел к выводу, что насильно тебя удерживать здесь не придётся, — 928 преподнёс ко рту чашку с чаем и сделал несколько маленьких глотков, — Просто я подумал, что тебе не захочется обратно. Обещаю, что, несмотря на результаты задания, я лично верну тебя дяде.

— Другое дело! — фыркнула девушка и свалилась обратно в кресло, скрестив руки на груди. Взгляд её был направлен в сторону, на пол, а щеки немного покраснели. Раз этот парень следил за ней какое-то время, то значит, видел все, что вытворял с ней ее отец. Ей стало неловко.

Fleur — Камень — по радио играла следующая композиция. Анестезия, задумавшись, вслуш ...