Бродячий пес

Александр Винниченко

Лес незначительных событий

Часть вторая

Преданный: Бродячий пёс

Самая большая и самая страшная истина заключалась в том, что мир был пуст. И он ненавидел сам себя за это, его тошнило от осознания бессилия изменить что-либо. Именно поэтому он был столь уродлив и омерзителен. Из древнего корня этой правды и произрастало все вокруг. И это было одной из составляющих начала всех начал. С тех пор даже в самом прекрасном и восхитительном, робком и милом и даже в нежном и честном глубоко внутри, на самом дне прячется черный мерзкий сгусток. Достаточно «покормить» его всего лишь раз, и это прожорливое существо съест весь свет внутри хрупкой, беззащитной человеческой души.

В беспамятстве я бродил несколько лет по земле, за долгие годы разбросал повсюду куски настоящего себя. Тот живой мертвец, которым я ныне являлся, был лишь внешне похоже на человека, на самом же деле внутри давно все опустело. Никаких желаний, никаких стремлений, нет увлечений, да и чувств не осталось. На их месте только какое-то мутное, неразборчивое темное пятно, то ли ненависть, то ли злость — не разобрать. Растрепанные ошметки истинного меня, вместе с забытыми картинами прошлого были разбросаны как попало по обочинам пройденного пути. И теперь, спустя столько лет, подсознание внезапно послало слабый, едва заметный импульс, взывающий к моему разуму. Я тонул, погряз в вязкой, сиропообразной ленивой слизи из алкоголя, никотина, различных препаратов и деградации собственного существа. Это мерзкое болото практически поглотило изношенное, неспособное сопротивляться тело. Происходящее стало привычным и со временем показалось мне естественным процессом, но… В какой-то момент вдруг стало ясно: впереди точка невозврата, и если сейчас что-нибудь не предпринять, назад дороги уже не будет. Под толщей сиропообразного болота я скрылся с головой, на поверхности лишь моя правая рука продолжала отчаянно тянуться вверх в последней надежде нащупать что-то, за что можно было бы ухватиться. Казалось, все кончено, я пропал! Но внезапно произошло нечто странное: импульс пробудил, я почувствовал, как он крепко схватил торчащую из «слизи» руку. Моя подобно змее обвилась и сдавила руку спасителя так сильно, что ногти впились в кожу. Призрак прошлого меня что было сил потянул и вытащил из западни. Обессиленный, я потерял сознание, а когда пришел в себя, обнаружил, что рядом никого нет.

Очнулся дома. Лежал в сырой, пропитанной потом кровати, повсюду разбросана одежда и пустые бутылки, не нашедшие мусорного ведра. Это была квартира запустившего себя человека. Запах грязных носков и давно просроченных продуктов, мухи и прочие насекомые наполняли ее. Посмотрев в зеркало, я увидел совершенно другого человека. Не нового, но… Другого. Я не узнавал в нем занудного эгоцентриста и лицемера, психопата и афериста, коим являлся. Зеркало не искажало, и глаза не обманывали, убийца более не отражался в зеркале. Я умылся, прибирался и гладко выбрился. «Ничего не будет как прежде, пора собрать рваные куски прошлой плоти».

Во время уборки из шкафа выпало фото девушки. Глядя на молодое и светлое лицо блондинки с глянцевой бумаги, я замер. Не шелохнулся. Разом застонали «раны» на гниющей коже, из глаза выпала еле теплая соленая капля. Странно, я ведь поклялся себе, что все прошло, так почему мне так же неприятно видеть ее улыбку, как насмешку над миром, в который я верю, в котором я живу. «Странно… Почему мне соседями приходились только комары, мухи да тараканы? Я ведь всегда хотел завести кота или собаку». Я ведь всегда отличался добросердечностью к животным. Еще одна капля упала на пол. Совсем себя не узнаю.

Шаг первый

Всегда трудно вырвать с корнем привычки, которые укрепило и организовало в нас время.

Эмиль Дюркгейм.

Я твердо решил, что восстановлю прежние качества и максимально отточу их в новом человеке. В общем, мне предстояло отыскать старого себя, объединить его с новым, лучшим мной и отправить в небытие того, кто был между ними. Первым делом, в восстановлении человека я решил избавиться от вредных привычек. Бросить пить оказалось невероятно сложно: поначалу меня трепали агрессия и панические атаки. Если в 26 лет ты сумел распознать в себе признаки алкоголизма, то знаком с «синдромом отмены» не понаслышке. Но бросить курить оказалось гораздо сложнее. В совокупности эти адские муки перемалывали в мясорубке распухшее воспаленное сознание. Казалось, мозг сейчас взорвётся. Я не понимал что происходит, хотелось орать без конца, охватив голову руками, и каждый прожитый момент причинял чрезвычайный дискомфорт, казалось, удобней умереть.

Взял на работе оплачиваемый отпуск, и каждый вечер полз на стену, пока мои зависимости подобно дождевым червям выползали понемногу из-под кожи рук, ног, живота и спины. Моя «болезнь», как оказалось, требовала больше времени, чем я думал. Спустя две с половиной недели все черви выползли, просыпавшись песком на грязный липкий пол. Бардак в квартире был хуже, чем до «пробуждения». Впервые за несколько лет я стоял на балконе без бутылки пива или сигареты. Ночь казалась новой, ощущался приятный летний ветер, дышалось легко. Мысли наконец улеглись подобно падающим листьям с древа, точно знающим где их место и куда упадут. Черная вислоухая дворняга с желтой клипсой в левом ухе шарилась возле круглосуточного магазина. Её «украшение» говорило о том, что животное привито от бешенства.

Шаг второй

Надо быть ясным умственно, чистым нравственно и опрятным физически.

А. П. Чехов

Я выдраил до блеска квартирку и даже окна снаружи помыл, чего никогда прежде не делал; теперь пора бы и собой заняться. Последние годы я всегда с завистью смотрел на нормальных людей: ухоженные и опрятные, они выражали свои мысли, придерживаясь морально-нравственных норм, таких людей всегда дома ждали другие, делившие по жизни быт, беды и стремления. Чудовище, коим же являлся я три недели назад, было лишено подобной роскоши. Все воскресенье было потрачено на стирку, т. к. стиральной машины не было, работал вручную. Посетил знакомого парикмахера и обрел вид приличного молодого парня. Погляделся в зеркало, в выглаженной рубахе и начищенных туфлях я более не походил на бомжа-наркомана. В понедельник, ведомый целью перехода на нормальное питание, посетил палатку с овощами. Там встретил вислоухого пса с желтой клипсой на левом ухе. «Привет бродяга», — обратился я к псу, гладя его за ухом. Собака приветливо облизала мне лицо. Продавщица, подозрительно глядя на меня, протянула пакет с продуктами.

Шаг третий

Прошлое всегда с нами, и все, что мы собой представляем, все, что мы имеем, исходит из прошлого. Мы — его творение, мы живем, погруженные в него. Не понимать этого и не ощущать прошлое — значит не понимать настоящее.

Джавахарлал Неру.

Мне предстояло совершить самый сложный шаг в восстановлении себя настоящего. Необходимо было вспомнить, что произошло. Найти что-то, что послужило причиной заражения здорового сознания. Внутренний мир загноился не сам по себе. В полдень одного из рядовых дней, я решил для себя, что готов заглянуть в прошлое в поисках чего-то давно позабытого. Чрезвычайно важно было узнать, что так тщательно прячет от меня подсознание.

Синим пламенным цветком отреагировала газовая конфорка на зажигалку, я поставил греться чайник. Взял в руки маленькое фото улыбающейся блондинки, стал всматриваться в него. Спустя пару минут в тишине, в памяти вихрем завертелись картины из прошлого. Был обычный будний день среды. В тот период времени я работал в Министерстве Внутренних Дел города Севастополь, в Информационном Центре. Истек срок действия пропусков — и меня вместе с Лаурой (так звали блондинку) отправили в город сделать фото на новые пропуска. Вполне нормальным было отправить нас вместе, т. к. мы с блондинкой были неразлучны. Лаура приглядывала за мной, а я, в свою очередь, был плечом, на которое она всегда могла положиться. Нас нельзя было разлучить даже в курилке, я прикасался к ее белоснежным локонам, гладил нежные плечи и целовал в шею. Оберегал и обнимал эту девушку аккуратно и внимательно, как собственное маленькое сокровище. Лаура все твердила, что мне нельзя этого делать, и что, если бы я обратил на нее внимание еще во время ее трудоустройства в органы, то она бы встречалась сейчас со мной, а не с Артемом. Ничего не поделаешь, я опоздал на месяц…

С кухни донесся свист. Он возвратил меня в настоящее. Я заварил черный чай с бергамотом. Решил, что, возможно, новому мне понравится. Вкус сносный. Странным был тот факт, что во время прокручивания всей этой дряни в голове, мои глаза оставались сухими, никакой соленой воды.

Позвонила знакомая, позвала прогуляться. Она работала барменом в захудалом, скверно пахнущем баре практически без выходных. Отказывать не стал, мне проветриться тоже было полезно. Мы гуляли в парке на другом конце города, ветер слегка раздувал ее волосы в стороны, она рассказывала о своих проблемах, я слушал ее и забывал о собственных. Мимо нас прошмыгнул черный пес с желтой клипсой. «Очень похож на моего знакомого», — подумал я, — «Но что ему было здесь делать, далековато как-то».

— Давно тебя не видно в баре, — подметила моя знакомая.

— Завязал с выпивкой.

— Ты сильно изменился с нашей последней встречи.

— Знаю, — ответил я.

— У тебя все хорошо? — я утвердительно кивнул, — Во ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→