Неслучайная встреча

Неслучайная встреча.

Это случилось осенью, глубокой холодной ночью. Ветер срывал с деревьев золотые листья, играючи разбрасывая их по улицам, где изредка по брусчатке вышагивал ленивой походкой патруль. Дом графа, огороженный толстыми высокими каменными стенами, спал спокойным сном, даже не предчувствуя ничего плохого. Потому, когда граф встал рано утром со своей кровати, налил себе стакан воды из хрустального графина, сонно натянул тапочки, он пошёл не в свой кабинет, а решил направиться в спальню дочери. Она находилась в другой части дома, с красивым видом на ухоженный сад из окон. Мужчина аккуратно приоткрыл дверь, тихо заглядывая вглубь комнаты, но там никого не оказалось. Он вошёл в пустую спальню, кровать была аккуратно заправлена, вокруг царил идеальный порядок, каждая вещь стояла на своей полочке, шторы были подвязаны и в комнату врывался утренний свет, слегка тёплый, что радовало в прохладную погоду. Девочка любила уют, обстановка в тёплой гамме мягко окутывала, приглашая присесть в кресло и выпить чашку зелёного чая в обнимку с любимой книгой лучших писателей позапрошлого века.

«Где опять её носит?» задал он вопрос сам себе, прежде чем развернуться и выйти в коридор. Его дочь не страдала усидчивостью, её вечно тянуло на разные приключения, и за свои двадцать с лишним лет она натворила столько бед, скольких не сотворят и дворовые мальчишки. Она редко слушалась отца, больше мать. Да, так оно и было, только мать оказывала на неё нужное влияние, женское, только она могла успокоить девочку, заставить её вести себя подобающе, только она могла уговорить её без слёз и истерик надеть платье. И всё бы было так же хорошо, но больше у девочки нет матери, графиня почила семь лет назад, медленно угасая от тяжёлой болезни, прямо у ребёнка на глазах. Она была сильной женщиной, переносила болезнь на ногах, умудрялась быть в нескольких местах одновременно и слегла только за месяц до смерти.

В тот день, на поминках, когда его дочь облачили в чёрное платье, скрутили волосы в тугой узел и посадили во главе стола рядом с отцом, графа посетила навязчивая мысль. А если быть точнее, страх потерять и дочь. Она была безумно похожа на мать, слегка волнистые, чёрные, как уголь, волосы, выразительные карие большие глаза, широкая улыбка, она переняла только лучшие качества от матери, и даже вздёрнутый слегка носик, доставшийся от отца, не портил её, а лишь придавал некое очарование. Она всегда притягивала к себе взгляды, располагала к общению, и с годами её шарм становился всё сильнее.

Сейчас в доме нет ни одной фотографии девочки. Висит лишь картина, где они были запечатлены всей семьёй, ещё до смерти графини. Тогда малышка была ещё ангелочком, а сейчас, хоть и, сохранив свою красоту, она стала выглядеть иначе. Её взгляд переменился, она слишком надменно стала смотреть на жизнь, возвышаясь не над людьми, а над законами, что ей пишут, полностью отбилась от рук, и сейчас вновь совершает что-нибудь нехорошее.

Служанка встретила графа в коридоре, на пути в кабинет. Она разгладила белоснежный фартук, слегка поклонилась и мелодично поздоровалась. Это была пышная женщина, которая работала в их доме не первый десяток лет, она трижды уходила в декрет и вновь возвращалась, иногда приводила сюда своих детей, которые изредка составляли компанию графской дочке. Мужчина распорядился подать завтрак в свой кабинет, и уже через пятнадцать минут перед ним, на столе, на тряпочной салфетке, стояла тарелка из голубого фарфора. На тарелке лежали белая фасоль в соусе, кусок прожаренной свинины, яйцо и свежий хлеб. Рядом стоял заварочный чайник из того же голубого фарфора, чашка с блюдцем и тарелочка со слоёными рогаликами, наполненными малиной и клубникой. От еды исходил чудный аромат, смешивался в воздухе с запахом самого кабинета, деревом, старыми книгами и одеколона с нотками бергамота. Всё это наполняло кабинет уютом, создававшимся годами.

Но графу было не суждено полностью насладиться всем великолепием того утра. Когда он отрезал кусок мяса и обмакнул его в соус с фасолью, в его дверь постучались, несколько нервно и быстро, человек по ту сторону сделал это из вежливости, и распахнул дверь, не дожидаясь разрешения. Он был взмокшим, в руках держал смятую шляпу и тяжело дышал.

- Господин Ланцони, у нас пропала лошадь.

- Кража? – Спокойно переспросил граф, всё ещё посматривая на кусок мяса, с которого стекал соус.

- Следов взлома мы не обнаружили.

Граф нахмурился. Кому могла понадобиться лошадь? Дочери? Тогда всё не так страшно, к обеду прискачет. Он покачал головой и указал рукой на стул напротив, предлагая слуге сесть, но тут же встревожился. Как бы это странно не звучало, но его напрягал загнувшийся угол ковра. Мужчина встал, отбросив на поднос вилку с мясом, подошёл к ковру, а затем поднял глаза на спрятанный сейф. Граф подбежал к стене, как ошпаренный, произвёл манипуляции, которые сложились в шифр, произошёл щелчок, и стена явила перед ним скрытый сейф. Граф ввёл пятизначный код, заглянул вовнутрь и громко ударил по стене кулаком, от чего слуга подскочил, чуть не уронив стул, на который только собирался сесть.

- Найти! – Заорал граф, судорожно копаясь в сейфе. – Найти немедленно!

Глава первая: Обойди меня, если сможешь.

Я протянула торговке отсчитанные деньги. Она выхватила их, как изголодавшаяся дикарка, которой протянули буханку свежего хлеба. Мне казалось, что она их вот-вот сожрёт, чтобы не потерять ни единой монетки. Пожав плечами, я стащила с прилавка свою покупку, она небрежно закидала баночки в пакет, от чего пришлось остановиться и всё поправить. Сегодня было очень мало народу и мне удалось прикупить все, что нужно за очень короткий срок. У меня оставалось достаточно много времени, чтобы вернуться домой, подготовиться и собраться.

Сегодня у меня сложное дело. Мне не впервой обкрадывать дома знатных людей. Кажется, это скоро из списка «работа» перекочует в список «привычки». Но, не смотря на небольшой, но качественный опыт, сегодня меня ожидало, как сказал Босс, хорошее испытание и интересный вечер. Быть может, для него этот вечер будет интересным, ведь он сидит в своей норе и только раздаёт задания, а мне придётся лазить по пыльным и грязным местам, чтобы остаться незамеченной, хотя, знаю я этих знатных людей и их охранки. Гонятся за тем, что может выставить их в богатом свете, абсолютно не контролируя качество товаров и собственной жизни.

Недавно мне так же нужно было пробраться в дом, теперь уже бывшего, хозяина трёх крупных фабрик и подкинуть улики, гарантирующие его смещение с должности. Он всем хвастался своей новой сторожевой собакой. Это животное было сложно назвать собакой, это была чёрная туча с очень острыми зубами, широко раскрываемой пастью, непропорциональными лапами, жёлтыми глазами и узкими зрачками. Из её пасти лилось много слюны, она издавала хрюкающие звуки, скорее всего из-за слишком сильно приплюснутого носа. За этого инвалида бывший предприниматель отдал баснословные деньги в институт селекции, а я просто спустила во двор самую обычную кошку и прошла через запасной выход с торца дома. Так что, едва ли и сегодня меня ждёт что-то опасное или сложное.

Сегодня, защитить свой дом может только маг или тот, кто с магами в хороших отношениях. Они действительно ставят хорошие ловушки, вплоть до смертельных. Наёмники обучили меня обнаруживать их, и даже самостоятельно выбираться из некоторых, но маги экспериментируют почти каждый день, создавая всё новые и новые уловки, а среди наёмников в наших краях редко встретишь людей, владеющих магией. Их очень успешно подкупают на службы к аристократам или приглашают в крупные города, или они сами туда уезжают, чтобы совершенствоваться и хорошо зарабатывать.

Мне же такого не светит. Я скрываюсь в тени маленьких городов, снимаю комнаты или живу у добродушных людей. Вот и сейчас мне повезло снять комнату в одной гостинице за полцены на третьем этаже, потому что я помогла дочери владельца выбраться из реки, когда она туда свалилась. Ещё и кормят бесплатно, всегда бы так везло, но, увы, на этом месте я задержалась слишком долго, вот выполню это задание и поеду искать себе другое пристанище. В любом случае, я всегда могу вернуться туда, где уже была.

Я прошла через холл гостиницы, махнула рукой хозяину и поднялась на третий этаж по скрипящим ступеням. Моя комната находилась в конце коридора. Я достала из внутреннего кармана куртки медный ключ и открыла дверь. Здесь было жарко. Скинув сумки на кровать, я перегнулась через стол и дёрнула окно за ручку, впуская свежий воздух внутрь. Через несколько минут, когда я распаковала сумки, стало порядком легче дышать. Комната проветрилась и теперь можно заняться уже таким надоевшим делом.

Захватив одну из новокупленных баночек, я ушла в ванну, оставляя дверь нараспашку. Когда я заселялась сюда, умоляла дать номер с хорошей ванной, и если это «самая лучшая», как выразился хозяин, то я боялась представить, что за кадки с водой стоят в других номерах. Хотя, если встать под душ и закрыть глаза, можно представить себе, что ты находишься дома, где не надо думать о том, хватит ли горячей воды, чтобы успеть смыть с себя мыльную пену. Отключив воду и усевшись на деревянную перекладину поперёк ванной, я вылила на корни волос содержимое банки, противный химический запах растёкся по помещению, медленно уплывая в комнату. Проклятые химики, живём в современном мире, а чтобы перекрасить волосы, приходится сидеть в вонючем помещении пятнадцать минут.

Домывшись до конца, я бегала по комнате с мокрыми волосами, собирая огромный рюкзак. Нужно подготовиться сейчас, утром сдам задание, заберу деньги и уеду в конце дня. Когда я уже была готова, на небо высыпались звёзды. Я сплела волосы, пшеничного оттенка, в тугую косу, натянула сапоги и старенькие кожаные гловелетты с кружевом с тыльной стороны ладони. Я помню, как куп ...