Свидетель тени

Пол С. Кемп

СВИДЕТЕЛЬ ТЕНИ

Глава 1

Ритуал призыва

Месяц Молота, 1371DR

Год Ненастроенной Арфы

Слабый свет, исходивший от факелов на лестнице, прерывался в дверном проеме, словно встреченный стеной магической тьмы. Помня о находящемся позади Ривене и не желая выдавать убийце собственную нервозность, заставлявшую его покрываться потом под облачением, Кроллир бодро шагнул внутрь, в зал призыва. Ривен, внимательно оглядываясь по сторонам, осторожно проследовал за ним.

Кроллир прикрыл за ними дверь и тотчас комнату окутала густая и непроницаемая, словно чернила, темнота. Огромный засов на железной двери со зловещим, раскатистым скрежетом встал на свое место.

С уверенностью, выработанной долгой практикой, Кроллир быстро нащупал в темноте железную защелку толщиной с локоть, и опустил ее в паз. Лязг металла о металл заставил его сжать зубы. Он попытался унять пробежавшую по спине дрожь. Я добьюсь успеха, уверил он себя. Я избранный Маска.

Рядом слышалось частое нервное дыхание Ривена, невидимого в темноте. Слепота явно нервировала убийцу. Он наверняка готов был к засаде.

Кроллир ухмыльнулся под черным войлоком церемониальной маски. Беспокойство лейтенанта нравилось ему. Его дыхание напоминало Кроллиру хрип испуганной собаки.

Несмотря на протесты Ривена, Кроллир запретил убийце использовать факел или свечу, даже на спуске по тускло освещенным ступеням. Недозволенный свет в посвященном Повелителю Теней месте осквернял его святость. Только определенные заклинания и специально подготовленные источники света могли использоваться здесь без излишних опасений. Мысли его вернулись к свечам, созданным им как раз для этой ночи. Он потратил месяцы упорного труда на их изготовление и осторожное наполнение силой.

Хоть он и не мог видеть этого в темноте, Кроллир достаточно хорошо знал своего лейтенанта, чтобы точно представить позу Драсека Ривена, пригнувшегося наготове, спиной к стене, с единственным глазом вглядывающимся во тьму и двумя мозолистыми ладонями устроившимися на знакомых рукоятях зачарованных сабель.

Издеваясь, Кроллир позволил ему еще несколько мгновений беспокойного кипения в супе непроницаемой черноты. Пусть тревожится, пусть боится, подумал он. Ривену он ничего не сообщал; потребовал присутствия убийцы, но не объяснил причин. Ему нравилось сбивать лейтенанта с толку и заставлять того нервничать. Как всем псам, злобным от рождения, Ривену время от времени требовалось напоминать, кто его хозяин.

Ритуальный зал Маска, божества-покровителя Кроллира, буквально пропитался силой. Застоялый магический остаток прошлых церемоний витал в сухом воздухе, пощипывая ноздри Кроллира. Несомненно, в какой-то степени это ощущали и грубые чувства Ривена.

Глубоко вдыхая, Кроллир пропитывался энергией комнаты, заодно давая Ривену насладиться всеми прелестями пребывания в кромешной тьме.

Жутковатое великолепие зала служило одноглазому убийце хорошим напоминанием того факта, что Кроллир Венастин, Праведник, не только мастер гильдии Ночных Ножей, но и могущественный служитель Маска, Повелителя Теней. Кроллир был не тем человеком, которому мог бросить вызов пусть даже и самый опасный из его псов. Нервозность Ривена указывала, что он все еще воспринимал намек. Пес оставался у ног хозяина.

Кроллир вновь удовлетворенно улыбнулся, но улыбка исчезла при мыслях о другом лейтенанте, Эревисе Кейле. Три дня назад он отправил с посланником сообщения Ривену и Кейлу, приказывая обоим явиться к нему сегодня. Ривен подчинился; Кейл ответил, что он не сможет присутствовать, поскольку у Тамалона Ушкеврена состоится деловая встреча, пропустив которую Кейл подвергнет опасности свою личину.

Кроллир задумчиво нахмурился, повертел пальцами платиновую монету в кармане. Остается ли Кейл верен ему? Ответ на этот вопрос становился все более и более неясным. Кейл явно испытывал симпатию к Ушкевренам, семье аристократов, за которой шпионил — что было слегка скверно, но в целом объяснимо, — но принадлежит ли все еще его истинная верность Кроллиру и гильдии?

Неуверенный в ответе, и чувствуя раздражение от этой неуверенности, Кроллир решил приставить к Кейлу хвост. Гильдейца, шпионить за шпионом.

Хотя он высоко ценил интеллект и безжалостность Кейла, безволосый гигант достойно служил Ночным Ножам многие годы, он понимал, что те же качества делают Кейла потенциальной проблемой, возможным соперником за благоволение Маска. Куда большим, чем Ривен. Но осмелится ли он на открытый вызов? Кейл не из пугливых, это точно…

«Как насчет проклятого света?» Сиплый бестелесный голос Ривена прервал поток размышлений Кроллира. «Тут черно как в сердце у дьявола. Ни черта не вижу».

Напряжение в голосе убийцы развеяло тревожные раздумья о Кейле, и вернуло улыбку на лицо Кроллира. По крайней мере, этот пес оставался верен. Возможно, мне стоит натравить его на Кейла, подумал он. Интересная может получиться драка.

Дыхание Ривена оставалось тревожно-быстрым. Кроллиру показалось, что он слышит стук зубов убийцы. Он не торопился с ответом.

«Успокойся, лейтенант. Ты находишься в ритуальном зале, посвященном Маску, Повелителю Теней, в присутствии верного слуги Маска». Он улыбнулся, и мысленно добавил, В присутствии того, кто скоро станет Чемпионом Маска.

Ривен ответил, скрипя зубами. «Великолепно. Но я все равно предпочел бы видеть, что творится вокруг меня».

Решив не замечать сарказма, Кроллир тихо произнес слова заклинания. Мягкое, рассеянное сияние заполнило большой зал, породив достаточно света, чтобы вызвать полосы теней, но не развеять тьму полностью.

Грубо обтесанные известняковые стены слабо отблескивали в бледном свете заклинания. Кроллир обернулся и взглянул на Ривена. Как он и ожидал, убийца стоял в боевой стойке, сжимая побелевшими кулаками рукояти сабель.

«В этих покоях только такой свет принимается Повелителем Теней».

Ривен кивнул, но не ответил. Его единственный глаз, должно быть, быстро приспособился к сумраку, поскольку взгляд его все так же настороженно метался по залу. Кроллир наблюдал за своим охотничьим псом с профессиональной отстраненностью. Он попытался проследить за ходом мыслей Ривена, пока одноглазый убийца осматривал комнату.

В ритуальном зале был лишь один путь входа и выхода, профессионалу вроде Ривена такое не могло понравиться: предсказуемое проникновение, предугадываемое отступление. Толстые петли длиной с кинжал и болты толщиной с большой палец прикрепляли дверь к известняку. Плита почерневшего железа выглядела способной противостоять осадной машине.

В центре зала полосы платины, вмурованные в гладкий, отполированный пол, образовывали треугольник. Свечи телесного цвета, с локоть толщиной, стояли в каждом его углу. Ривену не было известно, что магический треугольник служит клеткой для экстрапланарных существ, которых Кроллир вызывал, заставляя исполнять его приказы.

С довольной ухмылкой, скрытой под тканью маски, он наблюдал, как взгляд Ривена обращается на треугольник и свечи призыва. Единственный глаз убийцы слегка расширился, в выражении его лица ясно читался страх перед чародейством.

Я знаю тебя очень хорошо, лейтенант, самодовольно подумал Кроллир.

Ривен мало что понимал в волшебстве, и не любил оказываться его свидетелем. Пока Кроллир демонстрировал время от времени свою магическую мощь, лояльность убийцы могла не ставиться под сомнение. Ривен никогда даже не задумается о том, чтобы стать Чемпионом Маска.

В вершине треугольника стоял простой аналой из красного дерева. На нем покоился раскрытый том, полный знаний и пожелтевший от возраста. Книга Теней, священная книга Маска, позволившая Кроллиру дотянуться за пределы этой реальности и вызвать…

«Что мы здесь делаем?» Видимо пришедший в себя Ривен, говорил необычно спокойно, хотя и оставался возле двери, спиной к стене.

«Все в свое время, лейтенант», ответил Кроллир. Он повернулся к Ривену спиной, и размеренно прошелся по комнате. Пока он обходил треугольник, бархат его серого одеяния слегка шуршал, и наконец он замер у аналоя. Ухватившись за гладкое, прохладное дерево по сторонам от Книги Теней, он собрался для предстоящего испытания. Решив что готов, он приказал через плечо. «Подойди и зажги свечи, Ривен. Но не сдвигай их с места».

Он ожидал, что убийца запротестует, поскольку он наверняка боялся принимать непосредственное участие в ритуале, но после мгновенного замешательства Ривен спокойно подошел к связующему треугольнику, достал трутницу и ударил кремнем о сталь. Кроллир внимательно наблюдал за ним; он гордился собственной способностью читать человека через самые незначительные его поступки.

Как ни удивительно, ладони убийцы не дрожали, пока он подносил горящую тряпицу к каждой свече по очереди. Уголки его тонких губ следка изогнулись вверх. Его бородка скрывала то, что могло быть как гримасой испуга, так и потаенной улыбкой.

Странно, подумал Кроллир, но не совсем противоречит характеру. Он давно понял, что внешняя невозмутимость Ривена лишь вуаль, за которой тот скрывает свой страх. Внутри убийцу наверняка выворачивало наизнанку.

Осторожно, опасаясь сдвинуть свечи или ненароком занести ладонь внутрь платиновых границ связующего треугольника, Ривен вскоре зажег все три восковые башни. Облачка вонючего черного дыма срывались с танцующих огоньков и поднимались к невидимым вентиляционным отверстием в потолке. Комнату быстро наполнял запах протухшей плоти.

«Из чего в Девяти Адах ты сделал эти свечи?» спросил Ривен. «От них несет как от лошади ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→