Слишком долго во тьме

Пол С. Кемп

КОРОЛЕВСТВА ТЕНЕЙ

РАССКАЗЫ

СЛИШКОМ ДОЛГО ВО ТЬМЕ

Год 3520 по исчислению Нетерила (Год Разорванных Сетей, — 339 ЛД).

Зоссимус смотрел с восхищением, как могучий ястреб, перестав внезапно кружить в вечно сумеречном небе Шейда, стал стремительно пикировать вниз. Белка, скакавшая по газону с буйной растительностью во внутреннем дворе виллы, слишком поздно почувствовала грозившую ей опасность. Несчастный грызун жалобно пискнул, когда когти хищника вонзились в его маленькое тело. Смерть была быстрой, но, несомненно, болезненной.

Зоссимус, сидя на любимой скамье у зеркального пруда, одобрительно кивнул, когда ястреб начал поедать свою добычу.

— Отличная работа, маленький охотник.

Смерть должна всегда настигать свою жертву неожиданно, будь то добыча или враг. С годами Зоссимус хорошо усвоил этот урок. Его усвоили все главные маги города. Соперничество Шейда с нетерийскими летающими городами-побратимами подвигло его чародеев на поиски более необычных источников магии и более неожиданного магического оружия. Совсем недавно после долгого изучения записей архимага Тени они узнали о новом источнике и сразу же стали им пользоваться. Магия черпала силу не из Плетения, а из Теневого Плетения, как назвали этот доселе неизвестный альтернативный источник магической энергии. Чародеи Шейда пока не знали всех его возможностей — знали только, что он связан с непредсказуемыми силами Плана Теней.

Чтобы удобнее черпать эти силы, а также для дальнейшего изучения Теневого Плетения, Двенадцать Принцев Шейда переместили город на границу между Фаэруном и Планом Теней, между светом и мраком. Вечно окутанный серыми тенями, город уже многие годы не видел яркого света фаэрунского солнца. Зоссимуса не беспокоила жизнь в постоянной темноте, он считал это небольшой ценой за магическое превосходство Шейда над другими городами. Однако Дженна думала иначе.

Его возлюбленная ненавидела темный город и давным-давно покинула бы его, если бы не Зоссимус. При первой возможности она просила мага, чтобы он перенес их на залитые солнцем равнины внизу, где она смеясь бегала по траве среди благоухающих цветов. Зоссимус улыбнулся, вспомнив ее длинные волосы, которые блестели на солн…

Внезапно, без предупреждения, привычное ощущение Плетения исчезло. Ястреб с криком поднялся в воздух, бросив на траве окровавленные останки.

Зоссимус почувствовал, как внутри него образовалась пустота. Где-то в глубине он все еще ощущал присутствие Теневого Плетения, но исчезновение обычного Плетения, главного источника его магической силы, лишило чародея половины его сущности. Заклинания, заготовленные сегодня утром, стерлись из памяти — начисто. Зоссимусу хотелось закричать, но он мог лишь задыхаясь хватать воздух разинутым ртом. Уши заполнил рев, в висках застучало, мозг словно жгли раскаленные угли. Маг упал на колени и обхватил руками голову, пытаясь оторвать ее, чтобы умереть и тем самым прекратить невыносимую боль, и чтобы заполнить пустоту забытьем.

Магические чары, следившие за растениями во внутреннем дворе, хлопнув, исчезли. В изысканном фонтане в виде горгульи перестала течь вода, постоянный круговорот которой поддерживался магией. Летающие конструкции-стрекозы, рубиновая и изумрудная, — Зоссимус так долго над ними трудился, чтобы преподнести в качестве подарка Дженне — безвольно упали на газон. Искусственный свет волшебных стеклянных сфер погас. Внезапная догадка осенила Зоссимуса, он понял: вся магия Фаэруна, источником которой являлось Плетение, исчезла. А это значило — вся магия, за исключением экспериментальной теневой, которую практиковали только в Шейде.

«Почему?» хотел он крикнуть, но из груди вырвался лишь низкий стон.

Летающая вершина горы под его ногами, на которой был построен Шейд, стала падать на землю. Желудок Зоссимуса подпрыгнул, и все, что он съел сегодня на обед, подкатило к горлу. Яркие, пестрые птицы, сидевшие на деревьях и папоротниках во дворе, разом встрепенулись и взлетели — как крылатые крысы, бегущие с тонущего корабля под названием «Шейд». По всему городу раздавались крики и вопли. Они были слышны даже в уединенном внутреннем дворе Зоссимуса. Казалось, весь город кричит в один голос. Шейд падал…

Зоссимус, парализованный болью и страхом, ждал удара, который убьет их всех.

Через несколько ужасных мгновений падение замедлилось, а потом и вовсе прекратилось. Зоссимусу, все еще находившемуся в шоке, понадобилось какое-то время, чтобы понять, что произошло.

Теневая магия! Исчезновение Плетения не повлияло на Теневое Плетение. Двенадцать Принцев, должно быть, обратились к нему, чтобы спасти Шейд, чтобы не дать ему разбиться об землю. Думая об этом, Зоссимус мысленно видел другие летающие города Нетерила, которые устремились к земле, когда магия, позволявшая парить в воздухе, исчезла. Они погибнут под яркими солнечными лучами, в то время как Шейд спасется в вечном сумраке — благодаря вечному сумраку. Другие летающие города, когда-то яркие свидетельства устрашающего могущества нетерийских магов, превратятся в грандиозные гробницы для десятков тысяч.

Город снова начал падать, на этот раз медленнее. Испытываемое Зоссимусом чувство удовлетворения испарилось. Ведь Теневое Плетение могло и не годиться для полетов. Зоссимус догадывался, что даже сейчас во Дворце Наивысших Двенадцать Принцев пытаются выжать из этого источника как можно больше теневой магии для удержания Шейда в воздухе.

У них не получалось.

Зоссимус старался не паниковать. Он бы присоединился к ним, если бы мог: привел бы в порядок свои мысли, стойко перенес потерю Плетения и прибавил к их усилиям свое немалое магическое мастерство. Но заклинание телепортации пропало, когда Плетение было разрушено. Чтобы пересечь город пешком, понадобится полчаса. К тому времени, когда он доберется до дворца, судьба города уже будет решена.

Шейд продолжал падать, наращивая скорость. Еще какая-нибудь тысяча футов, и все будет кончено. При столкновении с землей погибнут все, если не от удара, то от его последствий. Вершина горы, на которой стоял Шейд, имела неровное основание, и даже если удастся значительно снизить скорость падения, приземление не будет мягким. Вершина повалится на один бок, и жители окажутся погребенными под тяжелой лавиной домов и стен.

Зоссимус почувствовал непреодолимое желание увидеть Дженну. Если ему суждено умереть, он умрет рядом со своей возлюбленной.

— Дженна…

Внезапно с юга донесся крик, заглушивший его голос, — вопль восторженного триумфа, громкий как десять циклонов Козаха. Его сила тяжелой кувалдой ударила по Шейду, заставив город накрениться подобно смытому грузу на волнах небесного океана. Зоссимуса охватил страх, он упал лицом в траву и выругался. Он узнал этот голос… Карсус.

— Мистрил! Твоя сила стала моей! — гремел Карсус, голос его отдавался эхом в небесах.

Шейд выпрямился, но продолжал снижаться. Зоссимус поднялся на четвереньки.

— Карсус, надменный осел, — процедил он сквозь зубы.

Он нисколько не сомневался, что это конец света, и что Карсус имеет к нему непосредственное отношение.

В небе снова загрохотал голос Карсуса, но на этот раз Зоссимус различил лишь рыдания и беспредельное отчаяние.

Крик резко оборвался. Мир, казалось, затаил дыхание и молча ждал. Но ничего не последовало.

Шейд продолжал падать.

Зоссимус захотел обнять Дженну. У него, возможно, еще есть сотня ударов сердца. Он вскочил на ноги и помчался к вилле. С окна на втором этаже бешено хлопая крыльями слетела маленькая фигура. Плиансис, фамильяр Зоссимуса, несся стрелой, выпущенной из лука, — размытое пятно зеленой чешуи и мембранных крыльев.

Не сумев вовремя затормозить, испуганный маленький квазит врезался в живот Зоссимуса, запутавшись в просторном одеянии. Человек и демон повалились наземь. Плиансис заверещал высоким голосом, выкрикивая ругательства:

— Черт бы тебя побрал, пурпурная гадость! Я разорву тебя на лоскутки, жалкая мантия! Как смеешь ты оскорблять Плиансиса Могучего?!

Зоссимус схватил маленького демона за левую ногу и вытащил его из складок одежды.

— Хватит!

Квазит продолжал порхать в его руке. Метнув последний злобный взгляд красных глаз на мантию, демон одарил Зоссимуса своей самой обаятельной зубастой улыбкой.

— Ладно, босс. Я ведь несерьезно. Эм-м, поосторожней с ногой.

Зоссимус отпустил Плиансиса и встал. Квазит парил перед его лицом чешуйчатой клыкастой колибри, требующей к себе внимания.

— Босс…

— Не сейчас, Плиансис, — отмахнулся чародей и поспешил к вилле. А город все падал. Он чувствовал это. Если бы у них с Дженной были крылья, как у Плиансиса…

Плиансис летел рядом не отставая. Клыкастый рот демона двигался так же быстро, как его крылья.

— Что происходит, босс? А? Я не могу даже телепортироваться. Что-то случилось с кольцом. Вот смотри!

Зависнув в воздухе, Плиансис скукожился и стал усердно пытаться… что-то сделать. Прилагая усилия, он зажмурил глаза и сжал свои маленькие кулачки.

— Уф… уф…

Зоссимус рассмеялся бы, если бы не конец света. Вся магия исчезла, а Плиансиса заботит только его любимая игрушка, вдруг переставшая работать.

— Видишь, босс? Ничего! Вообще ничего! Я бы не смог переместиться, даже если бы захотел. Точно говорю!

Зоссимус остановился, сгреб фамильяра и, прищурившись, спросил:

— Где Дженна?

— Что? Кого это волнует? Я здесь, и мое кольцо не работает!

Зоссимус знал, что квазит недолюбливает Дженну, или вернее, ему не нравилось ...