От судьбы не убежишь

От судьбы не убежишь

Хелена Мур

Глава 1. Открытие секретов

- Элеонора! - я передернула плечами и продолжила молотить грушу в старом сарае. Здесь был мой райский уголок спокойствия и отдыха от реалий жизни.

- Элеонора! Иди в дом! - да что ж она так орет то? Я снова продолжила тренировку, пока в дверь сарая не заколотили.

- Открывай сейчас же! - какая-то она слишком активная, видно просто так не отвяжется. Я вздохнула, стянула с рук бинты и пошла открывать.

- Ну чего тебе, Маша? - я с раздражением посмотрела на девушку. Та гневно сверкнула глазами, вздернула подбородок и посмотрела на меня с отвращением. Она упорно настаивала, чтобы ее звали не Машей, а Мариссой. И это давало мне лишний повод над ней поиздеваться. Ей было 25 лет и сколько я себя помню, она была самой ярой поклонницей моей бабушки. Она ходила за ней по пятам, всячески пыталась услужить и люто ненавидела меня. И, несмотря на то, что я привыкла к неодобрительным взглядам Маши, сегодня она смотрела особенно зло. Я даже растеряла часть своего раздражения и глянула в зеркало на соседей стене.

Вроде все как всегда, длинные светлые волосы были собраны в высокий хвост, из которого вылезло несколько белоснежных прядок. Они обрамляли мое лицо и очень контрастировали с темными бровями. Я немного похудела за последний месяц и большие голубые глаза казались еще больше. В целом мне нравилась моя внешность, хотя я почти не красилась и не очень заморачивалась по поводу одежды. Самыми удобными вещами на света я считала джинсы и кожаную куртку. Взгляд скользнул по моей спортивной фигуре и наткнулся на то, что вероятно вызвало у Машки волну недовольства. Сегодня вместо спортивного лифчика я одела обычный и моя вполне аппетитная грудь очень призывно вылезала из выреза майки. Хмыкнув, я поправила майку и посмотрела на Машку. Она тоже была бы симпатичной, если бы не зачесывала свои волосы под платок и перестала носить эти ужасные юбки в пол и мешковатые свитера. Но так по ее мнению должна была выглядеть помощница великой Клариссии. Моя бабушка - Клариссия или просто баба Клара, как звали ее в деревне, была целительницей. Я была скептиком и не верила в магию, но не могла отрицать то, что видела собственными глазами. Ее руки почти светились, когда она проводила свои обряды, и она поднимала на ноги таких больных, от которых отказывались даже самые лучшие врачи. Это было реальное чудо. Но как все одаренные люди она была немного чокнутой и считала, что пришла из другого мира, наделенного магией. Машка была в восторге, с упоением слушала все бредовые истории бабули про иной мир и с усердием училась смешивать всякие травки для улучшения здоровья людей. Сама-то она целительской магией не обладала. Я во всю эту чепуху не верила и считала, что лучше таблеток еще ничего не придумали. Поэтому во время простуды я запиралась у себя и тихонько попивала терафлю, вместо того чтобы пить настойку какого-нибудь зверобоя.

- Не зови меня этим именем, я Марисса! - прошипела она.

- А ты не зови меня Элеонорой, я Эля! Тяжело запомнить три буквы? - она начинала меня реально бесить. Я, как и Маша была недовольна своим именем. Мама рассказывала, что бабуля со слезами на глазах умоляла назвать меня Эльнорой. Отец был категорически против. Они долго и упорно ругались, пока не сошлись на имени Элеонора. Хотя я и его считала странным, поэтому всех вокруг просила звать меня просто Эля.

- Тебя зовет Клариссия. - Посверлив меня взглядом, сказала она.

- Вот с этого и надо было начинать, а то разоралась тут, - я протиснулась мимо красной от злости Маши, заперла дверь и побежала к дому. У бабушки в это время прием, что-то случилось, раз она решила прерваться. К Клариссии ехали со всей страны, каждый день наш дом наводняла куча народу, желающая излечиться от болезней. Надо сказать от Машкиной одержимости была польза, она записывала людей на прием, вела учет, помогала принимать особо тяжелые случаи. Если бы не она, пришлось бы нанимать секретаря, потому что сама я в этом дурдоме принимать участие отказывалась.

С этими мыслями я добежала до дома. В коридоре было пусто, что показалось мне весьма странным. Я зашла в комнату, где бабуля обычно принимала посетителей, но там тоже оказалось пусто. Я пошла искать бабушку, и нашла ее в спальне на кровати и с мокрой марлей на лбу. Страх кольнул меня. Бабушка никогда не отменяла приемы, если не было серьезной причины. Она выходила к людям, даже с температурой, головными болями и высоким давлением.

- Бабуля, ты в порядке? - она открыла глаза и очень внимательно посмотрела на меня.

- Подойди, сядь рядом, Элеонора. Мне надо с тобой серьезно поговорить, - мое сердце, кажется, пропустило несколько ударов, происходит что-то плохое. В этот момент меня даже не волновала, что она снова зовет меня этим ужасным именем. Я пододвинула стул к ее постели, села и взяла ее за руку. Она улыбнулась и снова пристально посмотрела мне в глаза, как будто что-то там искала.

- Мое время на исходе, - тихо сказа она. Я открыла рот, чтобы возразить, но она дотронулась кончиками пальцев до моих губ, призывая к молчанию. - Мои силы кончаются, и когда это произойдет, я умру. Я раскинула карты на тебя, твое место не здесь. Я хочу воспользоваться остатками своих сил, чтобы отправить тебя в Валферу.

Я округлила глаза. Она снова про этот бред с другим миром? Нашла время, блин.

- Хватит об этом, я сейчас вызову врача, они быстренько поставят тебя на ноги.

- Нет, послушай. Врачи мне не помогут, я истратила весь свой резерв. В этом мире нет источника магии, а все мои накопленные силы заканчиваются. - Эти истории я слышала тысячу раз.

Волшебная Валфера, где живут разные существа помимо людей, где почти все держится на магии и откуда она пришла в наш мир. И про то, что у нас нет источника магии, и волшебные создания не могут тут выживать, я тоже слышала. Она человек, поэтому здесь так долго продержалась, но лечила людей и тем самым отдавала часть своих сил и бла-бла-бла.

- Заканчивай с этим бредом, я звоню в районную больницу, пусть присылают скорую. - Я начала подниматься со стула, но она крепко схватила меня за руку.

- Элеонора, остановись. Ты меняешься, я чувствую это. Когда ты войдешь в свою силу, ты не сможешь здесь жить. Я отправлю тебя в Валферу. У меня там остался дом, под магической паутиной, он перейдет к тебе по наследству крови. Ты поступишь в академию. Тамирлан поможет тебе во всем разобраться.

Я сидела и хлопала глазами. Какой дом, какая академия, кто такой Тамирлан? Видимо последний вопрос я задала в слух, потому что бабуля полезла в тумбочку и достала цепочку с крупным кулоном и браслет. Цепочку бабуля повесила на шею, а браслет из темного метала с красным камнем зажала в руке. Другой она дотронулась до кулона и зашептала непонятные слова. Камень на браслете загорелся красным светом, который распространился по руке и дошел до кулона. Я вытаращилась бабушку, открыла рот, но тут же закрыла. И даже не знала, что спросить. Сначала я подумала, что в браслете был фонарик или что-то еще. Но то, что произошло потом, не поддается никакой логике.

Из кулона на шее вылетело какое-то облачко, приземлилось в ногах у бабули и начало принимать очертания, пока не превратилось в кота. Большого, размером с козу, белого пушистого кота. Кот потянулся, муркнул, посмотрел на меня и заговорил:

- Ты такой скептик, Эля. Теперь-то поверишь или Клариссии израсходовать еще один накопитель, чтобы продемонстрировать тебе настоящую магию?

Я вскочила со стула, при этом опрокинув его на пол, и вытаращилась на кота.

- Что... какого... - я медленно пятилась к выходу, не сводя глаз с кота. - Мне надо прогуляться. - Сказала я, наконец, добравшись до двери, и пулей вылетела из комнаты. Убегая, я услышала грустный вздох бабушки и тихие слова кота:

- Отпусти ее, пусть проветрится и примет это, у нас еще есть немного времени...

***

Я была в шоке. Мои мысли крутились в голове, кусочки бабушкиных рассказов всплывали в памяти. Неужели это все правда? Я с детства считала свою бабушку чокнутой. Отец редко привозил меня к ней и почти никогда не оставался сам. Между ними был какой-то затаенный конфликт, который оба отказывались обсуждать. Уж не знаю, как бабуля уговорила его дать мне необычное имя, учитывая стойкую неприязнь моего отца ко всему необычному. В 18 лет он сбежал в город, взял себе новое имя - Михаил Иванович Андерсов, вместо Милавия Андерс. Он поступил в университет на юридический факультет, учился на одни пятерки, а потом устроился на работу в крупную компанию. К тому моменту как он познакомился с моей мамой Юлией, он уже неплохо зарабатывал и вел самую нормальную жизнь, какую только может вести человек. Со своей матерью он не виделся, пока не родилась я. Он посылал ей деньги на жизнь и иногда звонил узнать, не нужно ли чего конкретного. Каждый раз после разговоров с бабулей у него появлялась иррациональная ненависть ко всему живому, и он уходил в ближайший бар. С малых лет он мне внушал, что бабушкин бред слушать не надо, и не разрешал ей меня учить своим фокусам. Он никогда не отказывал мне в моих увлечениях, хотя они немного выбивались из рамок нормальных увлечений среднестатистической девочки. Поэтому мне приходилось помимо моих любимых секций рукопашного боя и футбола, ходить на танцы и художественную гимнастику, от которых папа был в восторге. «Все что угодно, только не эта магическая хрень» - вот был его девиз в моем воспитании. Родители погибли в автомобильной аварии, когда мне было 15 лет. И мне пришлось покинуть шумный город и переселиться к бабушке в тихий поселок городского типа Темповка.

Это было сложно для меня. Помимо горя от потери родителей, я испытала тоску по шум ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→