Мать многоликих [СИ]
4%

Читать онлайн "Мать многоликих [СИ]"

Автор Виктор Владимирович Чигир

Чигир Виктор

МАТЬ МНОГОЛИКИХ

Действующие лица

Ула, 16 лет.

Онис — ее брат, 9 лет.

Йоварс — ее сосед, 16 лет.

Лирис, 18 лет.

Немой, 18 лет.

Айгарс, 45 лет.

Юлдис, 16 лет.

Ульга, 15 лет.

Фелита, 16 лет.

Найя, 17 лет.

Мать Многоликих.

Глава первая. НАБЕГ

Перекинувши через плечо коромысло с пустыми ведрами, Ула спускается по тропинке к реке.

Изогнутая плавным овалом лента реки с такой высоты напоминает поверхность зеркала — такая же ртутно-серая и гладкая. На противоположном крутом берегу темнеет густой сосновый лес. За лесом голубеет гряда покатых холмов, за ними — скалистые горы, верхушки которых покрыты снегами. Небо затянуто сплошной мутно-серой холстиной, лишь далеко на горизонте, у самых гор, белеет длинный просвет с рваными краями. На середине реки виднеются рыбацкие лодки, над ними неторопливо кружит стая птиц. С одной из лодок Уле кто-то машет рукой, и спустя несколько секунд до девушки доносится искаженный эхом приветственный крик.

Йоварс. Эге-ге-ге-ге! Ула-а!

На лице Улы появляется улыбка. Девушка машет в ответ, потом переводит взгляд себе под ноги, и улыбка ее становится какой-то мечтательной. Она укоризненно качает сама себе головой и тут же, без перехода, игриво ускорив шаг, берется приплясывать. Длинный, пестрой расцветки, подол развивается, мелькают белые голые ноги с грязными ступнями. Т ут девушка неловко поскальзывается в грязи и задевает ведром кусты кизила, обильно растущие справа от тропинки, где склон. Из-за кустов раздается детский смешок. Ула сейчас же меняется в лице — улыбки как не бывало — и идет дальше обычным шагом. Она знает, КТО за ней следит, но не подает виду, как будто не слышала никакого смешка и вообще ни о чем не догадывается.

Вот она на берегу. В реку уходят видавшие виды узкие мостки. Ула опускает на землю коромысло, снимает с крючков ведра и идет с ними на самый край мостков. Пока девушка занята ведрами, к ней, перебегая на полусогнутых ногах от одного куст а к другому, приближается Онис. По лицу мальчика видно, что он готовит какую-то проказу. По лицу Улы видно, что она с огромным трудом изображает ничего не подозревающую жертву. Онис на цыпочках, изо всех сил тужась, чтобы звуком не выдать себя, выходит к берегу. Он красен, как бурак, гром ко сопит и потеет. Уле не легче; чтобы не засмеяться, она принимается мурлыкать себе под нос. Онис, высунув от усердия язык и выпучив глаза, осторожно тянется к оставленному на земле сестриному коромыслу и, когда коромысло оказывается у него, со всех ног, будто за ним гонятся, бежит обратно под защиту кустов. Спустя какое-то время Ула возвращается на берег с полными ведрами и изумленно оглядывает землю у себя под ногами.

Ула. А где же? (Вертит головой.) Ведь только что здесь лежало!

Из-за кустов доносится придушенный смешок, но Ула, кажется, не слышит его — крутится на одном месте, как кошка, которая вдруг обнаружила, что у нее пропал хвост.

Ула. (Расстроенно ставит ведра на землю.) Вот ведь напасть! Тут же лежало. (Заглядывает под мостки.) И здесь нет. (Задумчиво.) А может, я так, без коромысла, пришла? (Некоторое время молчит, вспоминая.) Да не-е-ет! Точно с ним. (Снова вертит головой.) Но тогда где же оно?!

Ближайшие кусты кизила трясутся — там, зажав рот обеими руками, придушенно хихикает Онис. Ула делает вид, что не замечает этого.

Ула. (Решительно.) Ладно! Так маме и скажу — было да сплыло. Я-то тут при чем? Может, это водяной спёр. Еще спасибо скажет, что коромысло, а не дочку. Ходила б потом в тещах у водяного.

Усмехаясь собственной остроте, Ула берет ведра и идет в обратном направлении. Когда она минует куст, за которым прячется Онис, мальчик, держа в руках коромысло, выскакивает из укрытия за спиной у Улы и бежит к мосткам. Оказавшись у воды, он кладет коромысло там, где взял, а вместо него поднимает с земли камешек. Отбежав обратно к укрытию, он кидает камешек в реку. Раздается плеск. Ула оборачивается.

Ула. Ах! Да вон же оно, слепондя!

Девушка ставит на землю ведра и спешит к реке. Остановившись у коромысла, нарочито подозрительно осматривается. Никого не обнаружив, она пожимает плечами и, подняв коромысло, идет к оставленным ведрам. Но тут обнаруживается, что, пока она ходила к воде, одно ведро куда-то делось.

Ула. (Преувеличенно сокрушенно.) Что?! Как?! Я ж всего на секундочку! (Помолчала.) Ох и задаст мне мама! Что же делать? (Закусила губу.) Ладно! Скажу, с одним ходила, потому как второго не нашла. Пусть вон на соседей думает. Эти могут.

Надев ведро на крючок, Ула перекидывает коромысло через правое плечо и продолжает подъем. Шагов через десять позади слышится плеск. Ула оборачивается и видит второе ведро там, где и оставляла.

Ула. Что за ворожба!

Поспешно возвращается ко второму ведру. По поверхности воды в ведре расходятся круги, на дне виднеется камешек.

Ула. Вот это да! Моё? (Оглядывает ведро со всех сторон, потом растерянно вертит головой.) Ну да! Кому скажу — не поверят!

Онис в кустах не выдерживает — принимается смеяться в голос.

Ула. (Преувеличенно испуганно.) И-и-и! (Выплескивает полведра на куст.)

И сейчас же из куста прямо ей под ноги вываливается мокрый Онис. Держась за живот и дрыгая в воздухе грязными пятками, он заливается довольным детским смехом.

Ула. Онис! Несносный мальчишка!

Онис катается по земле и тычет в сестру пальцем.

Онис. Купилась! Купилась!

Ула. (Все еще преувеличенно испуганно.) Да у меня ж ум за разум чуть не зашёл! Вот тебе за это!

Выливает остатки воды на катающегося по земле брата и, не выдержав, тоже начинает смеяться.

Ула. Ладно, безобразник. Пошутил и будет. (Протягивает брату пустое ведро.) Беги наполняй.

Онис. (Поднимаясь.) А что сразу я? (Лукаво.) Кто вылил, тот и наполняет.

Ула. (Не менее лукаво.) А вот и нет. По чьей вине вылито, тот наполняет.

Онис. Кто сказал?

Ула. (Усмехаясь.) Да это всякий знает. У кого хочешь спроси.

Онис. (Недоверчиво.) Так уж и всякий. Я вот не знаю.

Ула. Теперь знаешь. (Вручает ведро.) Давай. Иначе сказки на ночь больше не дождёшься.

Онис берет из рук Улы ведро и, вопя радостно: «У-у-у-у!», бежит к реке дикими зигзагами, только пятки мелькают. Ула провожает брата насмешливо-любящим взглядом.

Ула. (Смеется.) Осторожней! Не расшибись!

Некоторое время она смотрит на брата — как тот, оказавшись на мостках, силится набрать полное ведро и при этом не сверзиться в воду. Потом снова слышит окрик с рыбацкой лодки.

Йоварс. Ула-а-а!

Девушка приглядывается. Все рыбаки, забыв о промысле, смотрят в ее сторону, некоторые машут ей руками, а Йоварс, встав во весь свой немалый рост, энергично указывает на нее пальцем. Ула хмурится, прикладывает ладонь ко лбу. До нее не сразу доходит, что указывает Йоварс вовсе не на нее и даже не на Ониса. Все как один рыбаки смотрят поверх головы Улы, туда, где за склоном расположилась деревня. Ула медленно оборачивается и поднимает голову. Деревни отсюда не видно, но оттуда, где она находится, в небо поднимаются три столба черного дыма.

Ула. Что такое? Пожар? (Оборачивается к воде и — встревоженно.) Онис, бросай ведро и беги сюда! Живо!

Онис, то и дело задирая голову, возвращается к сестре. Он больше не смеется, и то, что он мокрый, придает ему теперь жалкий вид.

Онис. Что там такое, Ула?

Ула. (Смотрит на столбы дыма.) Не знаю.

Онис. С мамой все хорошо?

Ула. (Нарочито уверено.) Еще бы! Вот только за тебя, непоседу, волнуется, а в остальном — всё прекрасно. Ты же как пить дать убежал, ничего не сказав. Так ведь?

Онис. (Виновато.) Умгу.

Ула. Ну, ничего. Сейчас схожу, посмотрю, что там и как. А ты…

Онис. Я с тобой!

Ула. Нет. Лучше здесь ...




На мирную деревню, расположенную на окраине княжества, совершают набег дикари под предводительством
4%
На мирную деревню, расположенную на окраине княжества, совершают набег дикари под предводительством
4%