Баронесса

Глава 1

Я — Ксанелия Веймар, урождённая баронесса старинного рода, обладавшего по праву крови Силой воздуха. Признаться честно, с тех времён, когда мой род был наделён исключительно этой силой, утекло много воды, сменилась не одна сотня зим, и так далее, и тому подобное. Суть в том, что на сегодняшний день столько всего, хм… разного понамешано в моем магическом наследии, что сама Ткачиха запуталась бы и в гневе порвала бы пряжу. Ото всех по капле и, даже немного неловко говорить об этом вслух, затесалось немного темной магии. Нет, вы только представьте, из шестидесяти студентов курса "Практическая магия" Первой академии только у пятерых нашлись потоки этой силы. И из всех пятерых именно у меня она обнаружилась в самом большом количестве. Именно поэтому мне и ещё четверым несчастным пришлось проходить дополнительный краткий курс освоения темной магии, чтобы, цитирую декана, "познать многогранность своей сущности и в совершенстве овладеть всеми её преимуществами".

Овладеть преимуществами я жаждала очень сильно, но, к сожалению, сущность не ответила взаимностью моим страстным устремлениям. Нет, по вопросу теории и техники исполнения мне не было равных, но вот с практической стороны все выглядело несколько хуже. Откровенно говоря, ужасно. Вот скажем, половина студентов более или менее уверенно управляет фортепиано, поднятым потоком воздуха, я же едва отрываю стул от поверхности земли на метр. Часть студентов без видимых проблем может за секунду сжечь стог соломы, я же едва ли с третьей попытки разжигаю несчастный пучок. И даже в той самой темной магии… Пожалуй, на этом пятиминутку самобичевания будем считать оконченной. Академия осталась позади, а впереди меня ждёт несомненно светлое будущее и шикарная свадьба на двести пятьдесят гостей.

Кстати, чуть не забыла, можете обращаться когда мне Ксанелия, Ксана или просто Лия, но только не Нелия. Такая форма сокращённого имени напоминает мне собаку моей тётушки, жирную таксу по кличке Нели. Как говорится, та псина жила, как скотинка, и умерла точно так же. Она подавилась сосиской. Согласитесь, теперь не самая приятная ассоциация возникает с именем Нелия. Жирная дохлая собака с застрявшей в глотке сосиской. Ужасно.

Но вернёмся к приятному, светлому и определённому, то есть свадьбе на двести пятьдесят гостей с самым очаровательным мужчиной на всём белом свете — Анистинианом Невасским. Познакомились мы, когда мне было пятнадцать лет, на званом вечере у моих тетушки с дядюшкой. Он, как человек тонкой душевной организации, сразу оценил все мои видимые и скрытые от обычного взора достоинства, потому уже через две недели попросил моей руки. Посоветовавшись с тётушкой, я решила согласиться, но поставила условие, что сначала обязательно окончу Академию. Как видите, в то время я ещё надеялась на внезапное проявление невероятных магических способностей. В светлых девичьих мечтах я поражала своими силами всех самых именитых магов, к моим услугам жаждали прибегнуть все особы королевских кровей, а сражённые красотой поклонники становились в трехдневную очередь, чтобы признаться мне в вечной, преданной и безответной любви, ибо сердце моё было отдано навеки Анистиниану.

Смотри я на вещи реальнее, уже два года была бы замужем и, возможно, имела очаровательного сыночка с золотистыми, как у отца, волосами и моими темными глазами. Согласитесь, смотрелось бы это эффектно. И ни на какой другой вариант сочетания этих параметров в мечтах я и не рассчитывала. А как шикарно смотрелась бы наша семья! Высокий, плечистый Анистиниан, с золотистыми волосами, голубыми глазами и красивым классической мужской красотой лицом. Я, стройная брюнетка, с иссиня-черными волосами, ярко-красными губами и загорелой кожей. Миниатюрной себя назвать не могу, скорее среднего роста. И вышеупомянутый малыш! Чудесно, очаровательно!

От умиления и переполнявшего меня счастья я едва не пустила слезу в людном месте, что не пристало особе моего положения. А ещё особе моего положения не пристало пользоваться общественным транспортом, но кто же знал, что кошельки могут возжелать перекочевать из моего кармана в карман наглого воришки. Имей я в арсенале не только прекрасное знание магии, но и умей ее вовремя и качественно применять, у наглеца не было бы ни единого шанса. В моем воображении кошелёк, на котором стояло охранное заклинание, кусал посторонних за палец или, на худой конец, звонко верещал. В реальности же кошелёк жалостно заскулил только в тот момент, когда воришка развернул пятки в противоположном от меня направлении. Я бросила наглецу вдогонку сковывающее ноги заклинание, но немного не рассчитала расстояние и свалила с ног стоящую рядом женщину почтенного возраста, её собаку и лакея. Пострадавшая заверещала, вокруг собралась толпа зевак, и на сей раз кидаться заклинаниями было уже опасно. Народные волнения никогда не приводили ни к чему хорошему, это мы ещё на первом курсе проходили. Потому мне ничего не оставалось, кроме как спешно ретироваться, воспользовавшись суматохой. Что стало с той женщиной? Да ничего, поверещит, полежит пять минут и отойдёт, в её возрасте даже полезно отдыхать.

После я изучила содержимое сумки и, к счастью, обнаружила, что кошелёк страдал недержанием и скрытым снобизмом, отчего монеты мелкого достоинства рассыпались по дну сумки. На счастье, мне хватало как раз на поездку до вокзала и билет до города, где жили мои тётушка с дядюшкой. Наверное, хватило бы. На практике я всегда пользовалась частным наёмным экипажем и оттого не знала всех трудностей, с которыми сталкиваются простые люди каждый день. Во-первых, невозможно просто взять и зайти со всем своим багажом в общественный экипаж. Придется выбирать, либо впускать внутрь свою собственную особу с небольшой ручной кладью, либо отправлять в путешествие чемоданы. Выбрала я, естественно, первое, взяв с собой лишь свою сумочку и небольшой чемодан с литературой, взятой из родовой библиотеки. Прочее пришлось отослать с носильщиком в гостиницу, вознаградив за труды мелкой монетой и надеясь на то, что он исполнит поручение, а не прикарманит мой гардероб. Чемодан же причинял жуткие неудобства, но бросить достоинство рода я не имела права.

Во-вторых, оказалось, что в общественном экипаже жутко тесно и набивается много народа, о дополнительных кристаллах, отвечающих за смягчение поездки, и речи не ведётся. Поэтому я сидела в углу, зажатая неизвестным количеством тел, держа в объятиях чемодан, сумочку, а на колени мне при очередном повороте или внезапном торможении припадала женщина, неизменно повторяя:

— В тесноте, да не в обиде. Лучше плохо ехать, чем хорошо идти, — и прочие фразочки, которыми себя утешают люди, вынужденные передвигаться таким кошмарным способом.

Я же, как урождённая баронесса Ксанелия Веймар, утешала себя картинами светлого будущего и неизбежного возмещения судьбой в троекратном размере всех тех неудобств, что я претерпевала.

Судьба была ко мне сегодня всё же благосклонна, потому что после получаса езды в экипаже начало становиться просторнее, а последние минут пятнадцать я и вовсе ехала в благородном одиночестве. Экипаж остановился, водитель крикнул "Конечная", помог мне спуститься, пожелал доброй ночи, и пока я приводила в порядок смятое платье и оглядывалась по сторонам, весело укатил на всех шести колёсах прочь.

Оглядываться было на что. Под конечной остановкой действительно понималась "Конечная" остановка… цивилизации, ибо освещена местность была лишь одним кривым фонарём, а чуть поодаль виднелись приземистые здания. Конечная остановка не походила на вокзал, который я знала, она им и не была. И пока я переваривала своим изумлённым сознанием эту шокирующую мысль, вокруг меня носилась какая-то псина, грустным тявканьем вторя моим мыслям. Признаться честно, я уже пожалела о том моменте, когда согласилась приехать в "очаровательный городок близ столицы, дабы отметить окончание академии на вольном воздухе", а после решила побродить по местной ярмарке в поисках неведомо чего, разумно надеясь на толщину кошелька, который у меня украли, и далее по порядку все выше сказанное.

В любой ситуации я пытаюсь найти положительную сторону, вот только что делать сейчас, ума не приложу. Разумно рассудив, что выход чаще всего бывает там, где был вход, я решила пройтись в том направлении, откуда приехал экипаж. Я мысленно произнесла заклинание, на ладони появился небольшой шар света, немного освещающий дорогу. Псина почесала за ухом, села на землю и разочарованно тявкнула. Видимо, не одобрила моё решение. Через несколько сотен метров я и сама его не одобрила, потому что ко всему прочему хлынул дождь, а мои лёгкие туфли не были предназначены для хлюпанья по грязи. Ноги промокли, лёгкий чемодан уже не казался таким лёгким. Пришлось вернуться к исходной точке моего прибытия. Ночь, улица, фонарь и псина, причем мокрая. Псина укоризненно тявкнула, схватила меня за платье и потянула куда-то в сторону. Ах да, там же виднелись здания. Здания строят люди, где есть люди, там есть тепло, свет, еда, кристалл связи, горячая ванна и разогретое вино. Именно так подбадривала я себя, скользя по грязи. Как оказалось, напрасно. Здания были обитаемы лет так двадцать назад, сейчас же они усмехались мне в лицо пустыми оконными провалами.

— Нет, ну это ж надо так попасть! И зачем сюда вообще людей возят! — не вытерпев, вскрикнула я в сердцах.

Псина согласно тявкнула. Союзник — это хорошо, вместе мы сила, оплот и надежда нашей скромной, но бесовски очаровательной компании.

— Эй, постой, куда ты!!

Псина метнулась куда-то в сторону, потом вернулась, приглашающе заскулила, стуча мокрым хвостом. Ничего не оставалось, как идти за ней. Из нас двоих она была самая опытная и знала эту местность. Идти пришлось недалеко. Псина пробралась внутрь здания через провал в стене. Я последовала за ней. Судя по всему, раньше это был какой ...