Нах.

Часть 2.

Предисловие.

Долго думал над названием. В голову ничего не пришло. Рукой махнул, сказал – нах!..

Ну а почему бы и нет?

Лес стоит. В снегу он весь буквально. Это зима потому что. А было бы лето, так он бы по-другому стоял – в листиках всяких, цветом такой зелёненький…,

Да етит его налево лес этот, вместе с его неофициальной властью…

Вот где этот ишак, когда он так нужен? Чччёрт…

Велес запнулся об корягу, грамотно припорошенную снегом – пока оба копыта об неё не сломаешь, в упор не видно…, рухнул носом аккурат в снежок беленькай, да чистенькай такой…

-Ррр! – Сказал сталкер, выплюнув снежный ком. Хотелось сказать кое-чего покрепче, но как-то постеснялся…, да, такой он. Вот как накрыло вспышкой бешенства, речевой аппарат заклинило, взбунтовался он, напрочь отказавшись издавать членораздельные звуки, так Велес и передумал неприлично ругаться на эту невероятную красоту настоящего зимнего леса.

А тут как бы по-другому и никак, кусок снега в горле, какой уж тут ругаться, не задохнуться бы нафиг. Тут выбор не богат - или передумал или молчи смиренно, косясь сердито, на мир сей косный, про себя посылая его далеко-далеко, туда, где туманы густые и ромашки вкусно пахнуть.

Поднялся он, отряхнулся. Мрачным, слегка безумным взглядом обвёл окрестности и ринулся вперёд, активно шевеля ботинками…, за спиной кто-то пронзительно завыл. Велес вздрогнул, повернулся – среди стволов древесных, зловещие мелькают привидений тени…

Только вот привидения те вовсе не бесплотны и жрать хотят вполне серьёзно. А тут целый человек! С руками и ногами! Ням-ням, ешь – не хочу…, они ж не знают, что он ядовитый. И разговаривать не умеют, не объяснишь никак, что, дескать, господа дорогие, не надо меня кушать, не вкусный я, кусочек скушаете, и понос вас прохватит, а то может, и вовсе ласты склеите. Увы, даже если бы они воспринимали речь человечью - туповаты они, господа те неприличные, что из лесу ждут, шоб сожрать его, да с носками вместе.

Сталкер отвернулся, ещё быстрее двигая ногами – жить ему захотелось, вот. Как-то вот сразу и вдруг, очень захотелось. Второе дыхание даже открылось. Хотя, наверное, оно уже десятое, а то и пятнадцатое. Всю ночь бежал как молодой лось, ломая ветки не рогами – тут уж ничего не поделаешь, природа поскупилась, рогов людям не выдала, злодейка такая. А было бы очень удобно с рогами-то. Ветка висит перед носом и так «мууу!!!» и нафиг выкорчевал всё дерево, да дальше поскакал. Увы. Так что как-то так - просто лбом, расцарапал уже так, что кровища хлещет. И какого лес в таком запущенном состоянии? Ни дорожек тебе, ни понимаешь, зон отдыха, лавочек там каких. Совсем Лесник расслабился. А тут ещё и волосы запутались, в очередном скоплении ветвей. Ну ничего - поднатужился, и так, хрясь!

И всё, пол скальпа на дереве висит…, обычные будни лесов диких, людьми не топтаных. Там Леший бродит, там русалка с голодухи повесилась давно и кот на дубе сдох…

-И где ж ты скотина шляешься, когда так нужен? – Проворчал сталкер, убегая от своры голодных монстров и не менее голодной своры людей с чёрными глазами. Только голод у них немного разный. Первые просто кушать хочут, а со вторыми оно посложнее будет. Их голод – месть. Религиозная причём. Грёбанный Пастор, нашёл в ком Антихриста увидеть мудила штопанный…, что он там вообще такое курит?

-Да чтоб тебе в Морозилку по-маленькому сходить!

Сие страшное проклятье озвучив, Велес скользнул мимо дерева с колтуном Жгучего Пуха (растение даже не шелохнулось – зима, спит оно, а что б очухалось, под деревом нужно провести минут десять как минимум), и продолжил спешное бегство, на этот раз, взяв курс на опушку, поближе к Кордону. Вдруг этот рыжебородый негодяй теперь там обитает? Или может, он по грибы ушёл, да заблудился на Кордоне? Кто его там знает, всё может быть.

Надежды на то, что погоня отстанет, едва он войдёт в лес Лесника, увы, не оправдались. Толи грешники не знали, чей это лес, либо им на сей факт глубоко плевать. Не важно, в общем, факт остаётся фактом – они никак не отреагировали на изменение местности. Наоборот, погоня приобрела более динамичный вид. Да, в какой-то момент мутанты разделились. Часть своры, уходит по левой стороне, чутко реагируя на смену курса движения своей жертвы. Они пытаются отрезать его от опушки, окружить и, вероятнее всего, съесть. С тапками вместе.

В какой-то момент он снова провалился в снег, на этот раз, аж до самого пояса.

Велес устало обернулся, не пытаясь выбраться из снежного плена – он так вымотался, что уже готов был просто свалиться на месте. Они близко. Уже вот-вот и придётся принять бой, в котором он, почти наверняка, станет ужином, для своры ручных мутантов.

Взгляд сам собой поднялся к небесам. Сквозь чёрные ветки зимнего леса, лишь слегка припорошенные снегом, он увидел чистые небеса и очень красивое, сегодня яркое солнышко.

Скорее обедом станет. Солнце ещё не в зените…, не хочется как-то помирать…

С другой стороны, он уже почти выбился из сил. Если ни принять бой сейчас, потом шансов спастись в сражении, уже не будет. Сейчас такой шанс есть, крошечный, но всё же. А если пробежать ещё с десяток километров, петляя по лесу, он выдохнется, и шансов не останется вовсе.

Однако шанс тот есть, только если мутанты заметно опередили своих хозяев. Сражаться под градом пуль и осколков – ему точно голову откусят. А там не идиоты, не новички. Конечно, Пастор солидно прополоскал им мозги, но на навыки это никак не повлияло. Грешники всё те же сталкеры, которые в естественных условиях обитания, зачастую, гораздо опаснее мутантов.

Он шумно вдохнул – запах людей чувствуется, но он слаб, словно они далеко за спиной. Вонь мутантов, напротив, ощущается очень отчётливо. Ну, что ж, решение принято самой Судьбой.

Велес выбрался из снежной ямы. Встал, там, где наст покрепче. Тряхнул руками, брызнули молнии – он постарается использовать всё, что ему доступно, включая огнестрельное оружие и нож, но первый свой удар нанесёт самым эффективным из всего что есть.

-Вешайтесь. – Рыкнул он теням зловещим, что мелькают средь деревьев сих. Снова тряхнул руками – молнии ударили по снегу с яростным треском. Он ощерился в кровожадной ухмылке.

-Дядя Лёша, конкретно огорчился. В натуре быки верёвочные, вешайтесь…

-Вешайтесь… - Эхом прокатилось за спиной. Велес икнул, чуть язык не проглотив, и резко повернулся на месте. Пусто. Ни следов, ни запаха, ничего.

-Ты кто? – Снова икнув, поинтересовался сталкер у воздуха свежего, да нынче морозного.

-Кто… - Опять отозвалось эхо, на этот раз где-то справа.

Не вступая в дальнейшую дискуссию, товарищ сталкер, с неординарными способностями, руку протянул, прищурился и как молния ударит! Только щепки в разные стороны.

Сталкер прищурил один глаз, вроде нет никого.

-Ты там сдох уже, нет?

-Сдох… - Ответили теперь слева.

К сожалению, пальнуть искристым разрядом второй раз, он не успел – чьи-то ледяные руки обхватили его со спины. От неожиданности, сталкер не шибко мужественно взвизгнул, подпрыгнул и побежал. Быстро побежал. Аж снег столбом! Да, столбом, хотя должно бы по идеи шлейфом, так за ним тянется, остаётся там, все дела…, сталкер активнее заработал ногами, вниз глянул – ух! До самой земли пропахал. Только с места ни на шаг, ни сдвинулся.

-Сдох… - Трагично прошелестело эхо, прям ему в ухо и незримые пальцы, с хрустом сжались – то рёбра хрустят и, кстати, очень больно они хрустят..., это, наверное, потому что свои.

Велес с воем ухватился за невидимые, невероятно мощные руки и буквально изнутри взорвался вспышкой электрической энергии – два тополя как шрапнелью срезало, снег под ним разлетелся в стороны, будто тут снаряд гаубицы рванул. Однако невидимые руки, на ощупь оказавшиеся не мягче стального троса, даже не шелохнулись. Ну, не совсем так – пальцы на этих руках, таки шелохнулись и даже довольно ощутимо. Когти на них оказывается есть. Пробило одёжу, шкуру и глубоко в мясо ушли те когти кривые.

Как вот тут выживать в таких свинских условиях, когда главное и основное преимущество Хозяина Зоны, совершенно бесполезно? Но и помирать естественно не хочется. Пришлось импровизировать. Выхватил нож и со всей силы, изрядно подогретый мощным впрыском адреналина, да с истошным воем, от дичайшей боли в организме, что когтями порвали нещадно, всадил он нож тот, примерно туда, где должна была быть голова у всякого приличного существа.

Не ошибся, кстати. Хоть существо и неприличное совсем, но голова у него растёт там, где положено - что называется, как у всех. Шея из плеч, черепушка из шеи, всё банально, в общем. В неё же, в голову, чаще всего едят, поэтому и нужно что бы она из шеи росла. А то если не из шеи, как, понимаешь, пищу поставлять в желудок, а? Вот, никак. Вот и растёт она у него как у всех.

Руки существа ослабли, пальцы с когтями разжались и протяжно, крайне трагично застонав, некто свалился в снег. Почти что смерть Анны Карениной на рельсах скорого поезда. Можно Оскар выдавать. Велес был проще – никакого пафоса, ровным счётом никакого!

-Сукаааа!!! – Сказал он, падая носом в снежок, что сегодня удивительно мягок и приветлив.

Поискрился чутка, раны подзатянулись.

И встал он, Грозы Хозяин, да во гневе Великом, и нахмурился грозно и ррраз!

И кровь с обеих сторон торса двумя фонтанчиками.

Да больно как! Завыл даже. Матом. Очень неприличным. Почему-то, преимущественно, о Леснике и его сексуальных предпочтениях, которые, по неизвестным причинам, были направлены исключительно на самую мелкую лесную живность. Ну, как бы лесник, народу тут немае, как бы все дела, вот и намёк в сказке той…

На чудище, от ножевого в левый глаз, в снегу издохшее, посмотрел он и в голове пусто сразу стал ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→