Король вампиров.

Ч. 1.

Словарик реального пацана с нашего района (выдержка).

На измене – чувство тревоги, плохое предчувствие, неуверенность в успехе затеянного предприятия или действия.

Ссать – испытывать страх, откровенно бояться.

Шкура – человек любого пола, заботящийся только о себе, готовый продать или предать самых лучших друзей или близких за три копейки и в любой момент.

1.

Где-то далеко, есть город один. Там люди хорошие живут. Добрые, умные, а вежливые какие - просто невероятно! А какие там любознательные и приветливые прохожие! Уму непостижимо!

-Слышь, курить есть? – Вежливо выпучив глаза и тактично наклонив голову вперёд так, что едва лбом не врезался в ухо мимо идущего гражданина, поинтересовался любознательный юноша, ростом примерно метра этак два.

-Нету. – Ответил молодой человек поменьше ростом, в кожаную куртку одетый и дальше пошёл.

-Охуевший походу. – Резюмировал товарищ первого местного жителя. Тоже очень вежливый, просто погода – магнитные бури, всё такое, да и традиции у всех разные, а раз традиции разные, само собой разумеется, то и понятия о вежливости тоже разливаются. И не надо тут, понимаешь...

После слов своих, поведя плечами, парень тот ухватил прохожего за отворот куртки.

-Слышь, ты тупой блять?! Это не вопрос в натуре был. Кури…

Договорить не сумел, так как прохожий сей, тоже был очень вежливый и добрый.

-Ну, а ты хули потух фраер блять? – Поинтересовался прохожий, не сильно пнув молодого человека в сей момент корчащегося от боли на грязном полу. Не сильно пнул, потому что добрый был и очень тактичный. Мог ведь и сильно пнуть, но нет! Не стал. Разве же это не показатель доброты? И ведь тон спокойный, почти доброжелательный, без лишних слов – а не это ли истинный такт и чувство культурных рамок, каковые, ни в коем случае, не следует переступать хорошему человеку?

-Я это… - Пробасил обитатель подъезда и прижался спиной к стене, дабы прохожему было проще и легче попасть внутрь здания. – Проходите…, пожалуйста…, эээ, молодой человек, я это…

-Чёрт ты ебучий? – Тактично и вежливо, подсказал добрый прохожий.

-Нет, я не чёрт. – Оскорбился местный житель и, насупившись, перестал прижиматься к стене. – Ты базар-то фильтруй. Мы ж в натуре братуха, попутали просто. За другого тебя приняли.

-Ага, верю, хули. – Прохожий глянул на тело у своих ног. Пожал плечами и пнул. Не сильно, он же не изверг какой, правильно? Вот, а то, что парень подлетел с полу и в стену врезался, ну, тут ясно всё - аномальная зона с пониженной гравитацией. – Ща уйду, а ты толпу собирать ломанёшься, да?

Парень насупился ещё сильнее, но промолчал – незнакомец, таки угадал.

-Да похуй. – Махнул рукой прохожий тот. – Собирай. Нам со Штыком как раз размяться надо. Человек десять подгоняй, отпиздим как надо, отвечаю – мать потом хуй узнает. Ну, бывай, фраерок.

Незнакомец двинулся прочь, вверх по лестнице. Обитатель местный глянул на товарища, слабо стонавшего на полу, глаза злобно сузил, зубами скрипнул.

-Хана тебе пидор! – Прошипел парень и стал помогать товарищу подняться. – Костян, ты как?

-Ууу…

-Ты давай, до хаты. – Сказал он, прислонив парня к стене. – Тебе хули, один пролёт и дома. А я за пацанами. Мы эту суку тут встретим. Давай брат, я пошуршал.

-Ууу… - Ответил Костян и поплёлся вверх по лестнице, хромая на обе ноги сразу…

Стук в дверь, а дверь та взяла и открылась.

-Чё за нахер? – Удивлённо молвил гость и внутрь вошёл. Потоптался в прихожей. Осмотрелся. Вот вешалка, на ней пуховик, рядом куртка кожаная, у порога обувка всякая. В квартире тишина, никого не видно и не слышно. Он разулся, куртку повесил на крючок, прошёл в зал. А там! Обратно никого.

-Штык. – Позвал он и, нахмурившись весь, насторожился – из соседней комнаты, странный доносится звук. – Штык, ты там нет?

-А? – Слышно оттуда, странным голосом слово это краткое, даже не слово, а звук, на стон похожий. – Шкет, это ты пришёл, ага?

-Ну да…

-Ты это, братан…, о да…

-Штык, ты, что там делаешь?

-Да так…, ты не заходи братуха. Я ща…, ох кайф-то какой…

Шкет кашлянул, недоумевая сильно, потом беспомощно по сторонам осмотрелся. Вроде как обычно всё, следов борьбы нет, значит, не пытает там товарища, жестоким образом, негодяй какой тайком в квартиру проникший. По другому поводу звуки странные те…, стоны всякие…, судя по ним, по звукам, если то и пытка то вряд ли сильно болезненная, скорее не сильно и не болезненная вовсе.

Шкет присел в кресло, положил ноги на столик, где кроме пепельницы и не до конца догрызенной колбаски в сковородке, ничего и нет. Стал ждать. Было скучно, а звуки из соседней комнаты, слегка смущали. Особенно в свете того, что Шкет, похоже, догадался о причинах стонов и их природе. Учитывая что вокруг вся одежда принадлежит одному и тому же человеку, как и обувь у входа…

-Ты левой рукой попробуй. Ёбнутый блять. – Буркнул он тихо и закурил. Друг услышал – звуки стихли, послышался скрип, будто кто-то на старом кресле поудобнее устраивается.

А затем вновь звуки нехорошего смысла оттуда понеслись.

Лишь спустя несколько минут, в комнату вошёл Штык. Плюхнулся в соседнее кресло и, блаженно улыбаясь, руку товарищу протянул.

-Не, братан, я воздержусь. – Ответил Шкет, отстранившись от руки этой.

-Да я помыл, не понтуйся. – Соврал Штык.

-Я не понтуюсь, просто у меня рука болит. – Показал руку и страшным образом скрючил все свои пальцы. – Травма у меня, производственная.

-Пиздабол. – Заметил по этому поводу Штык. Поднялся, к холодильнику сбегал и вернулся. Бутылка непочатая и стакана два, на стол донышками своими легли. – По одной? Ты как?

-Штык, какого хера? – Возмутился Шкет, всплеснув руками.

-Чё сразу бунтуешь? – Штык налил себе, выпил. Тяжко вздохнул и сказал. – На измене я братан. Вот с тех пор как хуй этот, ну, Вова, ты знаешь.

-Какой ещё Вова?

-Ну, Вован, махались с которым. Забыл что ли?

-А! Ты про того чёрта, король который?

-Ну, этот хуй, про него я. Короче, как он сказал, что титул типа защитить надо, а потом как сказал, что там пехоты этой охуевшей на десяток ебальников набралось, так я на измену и подсел.

-Да ладно, ты ж самого короля нагнул. Хули ты стремаешься? Из-за этих гавриков?

-Ну, не знаю… - Штык ещё выпил, стал стол пальцем колупать. – Страхово братан. А что если мне ебало набьют? Пиздец же, опять гасить гавриков придётся. По углам шкериться, по подвалам шмонать, где какой хуй спрятался, а оно мне надо? Вот блять, как на экзамене в школе – сдать надо, а не сдам, пиздец. А сдать как? Я ж блять не учил нихуя…, вот такие дела…

Помолчали. Штык ещё выпил. Грустно вздохнул и поведал.

-И стояк у меня зверский с самого утра.

-Чего? – Спросил Шкет, едва не поперхнувшись.

-Стояк говорю. Хуй знает, что за прикол. Проснулся, а у меня одеяло столбом. Я уж и в душ и о плохом подумал – хуй там! Стоит блять пожарным шлангом. Ну, я и дверь открыл, чтоб не отвлекаться, когда придёт кто, ты там или ещё кто, ну и это…, ну, того самого…

-Я понял. – Заверил его Шкет.

-В общем, расслабон пошёл, но чот братан нихуя вообще. – Штык уныло шмыгнул носом и ещё себе налил. Рукой махнул, взял бутылку и в несколько глотков осушил её. Закурил.

-Полегчало? - Поинтересовался Шкет.

-Ну…, так как-то. Хер знает, в общем. – Признался Штык, несколько уныло. – Ладно, чё? Собрались пацаны уже? – Шкет кивнул. – А Ленка?

-Тоже там. Все там. Братуха, ты победить должен.

-Да знаю я, хули, должен, победю значит. – Он тяжко вздохнул, поднялся на ноги. Покачнулся и удивлённо вскинул брови. – О, вшторило. Знаешь, братан, а я ведь в натуре всех порву. Блять буду! Наебашу хуерыг этих как нехуй делать! В натуре, отвечаю!

-Да верю я, верю. – Шкет поднялся на ноги, затушил окурок о стол.

-Чё опух блять? – Нахмурился Штык.

-А чё не так? – Не понял Шкет.

-Я тут блять живу! А ты бычки раскидываешь, типа тут клопятник ебучий. А ну убрал блять!

-Да щас…

-И извинился в натуре.

-Ебало не треснет?

-Чё!? Братуха, ты попутал что ли? Я кто на?

-Уёбок ты. – Буркнул Шкет, оглядываясь в поисках мусорной корзины с бычком в пальцах.

-Ничего подобного! – Не согласился Штык. – Я этот…, блять…, а как его там?

-Король. – Подсказал Шкет.

-Не, я это, ну, Носхератор…, о бля… - Штык немного сник, носом шмыгнул. – В натуре, я ж теперь ещё и Король..., охуеть можно, согласись?

-Ага, типа голубая кровь…

-Чё погнал? Братан, я тя уважаю, конечно, но ещё раз пидором меня назовёшь…

-Не в том смысле дебил. Да, бля! Где у тебя мусорка?

-Да вон. – Штык указал пальцем на окно.

-Не понял, это ж окно.

-Ну. А в нём форточка.

-И?

-Чё и? Чё ты тупишь Саня? В форточку и выкидывай.

Шкет пожал плечами, форточку открыл, бычок выкинул.

-Закрыть не забудь. – Донеслось с порога. – Я на днях ширнулся, закрыть забыл – утром проснулся на полу. Отвечаю - чуть хуй к паркету не примёрз. – Помолчал, ботинком поскрипел. Вздохнул грустно. – А жопа примёрзла. Толи по ширеву до туалета не дошёл, толи чё. Очком прилип наглухо, а срать придавило так, что хоть МЧС вызывай. Чуть скальп с очка не слез, вырвался кое-как. Потом с горя ещё ширнулся, но форточку закрыл, норм, на кровати потом проснулся, тепло, заебись так.

-Гы-гы…, постой. Чё ты сделал? Ширнулся?

-Ага, да я это…, дурь басявая была…, только ты Ленке не говори. Я всё, последний раз. Отвечаю.

-Ну-ну. – Выразил смутные сомнения Шкет.

-Хули ну? Пошли Саня, я всех в натуре на свастики порву! – Гордо заявил царственный Носферус, на днях примёрзший к полу ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→