Новый вектор.

Белая волна.

Боль, кругом, внутри, снаружи – боль везде. Больше нет ничего, весь мир - боль. Она идёт волнами, от плеча, там покопался тот вежливый солдат…, сука.

-Как вы себя чувствуете? – Голос пришёл из-за плотной стены волн боли - красных, густых волн, собой захлестнувших весь этот мир. – Вы можете говорить?

-Не знаю. – Ответил Велес. Он услышал свой голос. Хриплый, сухой – совсем чужой.

-Великолепно! – В голосе мучителя, радость, он доволен, что жертва ещё держится, ещё есть у неё силы и можно будет продолжать пиршество боли. Спустя пару мгновений, он вновь заговорил.

-Надеюсь, сейчас вы пошлёте меня очень далеко, и мы продолжим. Но я всё равно должен спросить – вы скажите мне, где искать остальных Хозяев и как проще всего нам покончить с ними?

-Если бы знал, сказал бы, но я…

-Значит, отказываетесь. Очень хорошо. – Он даже не потрудился скрыть своего ликования. Голос парнишки буквально звенит от едва сдерживаемого восторга. – Я искренне надеялся, что вы откажетесь выдать нужную нам информацию. Мне не терпится приступить. – Что-то звякнуло, что-то плеснуло…, как пить хочется… - Вы не против, если я покурю, прежде чем мы начнём?

Велес кашлянул, сгусток какой-то гадости, скатился по нижней губе, на подбородок – горло больше не болит. И голос вернулся - его тело живучее, оно отчаянно цепляется за жизнь.

Сталкер криво усмехнулся, глядя в серый потолок – поворачивать голову, смотреть на своего мучителя, желания нет совершенно никакого. Он заговорил, отвечая на вопрос палача.

-Курите, конечно же. Но я, наверное, буду смущать вас, своим изуродованным телом. Слушайте, кажется, я знаю, что нам нужно сделать. Выгоните меня ненадолго в коридор, и дымите в своё удовольствие, в полном покое и тишине. Как докурите, я сразу же вернусь. Правда-правда.

В ответ солдат рассмеялся, весело так…, трудно поверить, что этот человек, палач, искренне наслаждающийся истошными воплями тех, кого самолично пытает.

-А вы не утратили чувства юмора. Вы очень крепкий мутант. – Чиркнула зажигалка, запахло сигаретным дымом. – Очень вам сочувствую. Вы, наверное, были хорошим человеком, до того как стали этим существом, Хозяином Грозы.

-Я и сейчас очень хороший.

-Охотно верю. – Снова что-то звякнуло. – Сегодня у нас кислота. У вас случайно аллергии нет?

-Нет. – Холодея изнутри, откликнулся Велес.

-Жаль. Очень жаль - я надеялся что есть.

Первая капля упала на левую ногу и с жутким шипением, начала прожигать плоть…, он закричал, когда вторая, насквозь прожгла кость…

Темно. Волны алой боли…, они больше не шумят вокруг. Глаз нет. Их выжгли раскалённым железом. Солдат, как оказалось, всерьёз интересовался древней историей и кое-что из утраченного наследия предков, сегодня решил использовать на практике…, сегодня? Нет, вроде бы вчера…

Сколько он уже тут?

Велес не знал и не мог осмотреться. Слух перестал работать. Уши на месте…, вроде. Просто слишком много боли. Разум начал отключать нервные окончания, что бы он ни умер от шока…, не у всех это работает, но у всех это есть в геноме. Если нервы перегибают палку и приносят слишком мощные сигналы, угрожающие мозгу, он отключается от них. Настоящий подарок Долгу…

Он бы давно сдал всех Хозяев с потрохами. Но он действительно понятия не имел, где их искать и как лучше всего прикончить. Он и знал-то всего нескольких…, кажется, когда его окатили кислотой, он вспомнил о Леснике и выложил всё что знал.

Скоро возле Лизиной базы, будет шастать очень много солдат, с совершенно пустыми головёнками…, а может быть, и нет. Может быть, Долг знает, как бороться с такой силой Хозяев.

Что будет сегодня? Что ещё придумает больное сознание этого выблядка?

Велес тихонько застонал. Стона не услышал. Звенящая тишина. Уши перестали воспринимать звук.

Звон идёт не извне, ворсинки, реагирующие на колебания звука, теперь двигаются в полном беспорядке, сами по себе. Они передают мозгу, сигналы о собственных беспорядочных колебаниях, почти утратив способность реагировать на движения воздуха. Мозг обрабатывает сигнал и выдаёт его сознанию, в виде монотонного звона…, странно, но сейчас этот звон приносит хоть какой-то покой, сознанию, измученному болью.

В какой-то момент, Велес подумал о том, что и в отсутствии глаз, есть свои плюсы. Он не увидит, на что стало похоже его тело, за эти дни купания средь алых волн.

Боль стала какой-то глухой, почти незаметной. Вот бы все три дня так было…

Вроде бы ему должно стать легче? Но почему же так хочется выть? Просто взять и повыть. Можно на луну, можно на стену. Не суть важно, просто услышать печальный вой, вырывающийся из собственной глотки…, кажется, он начинает понимать, зачем волки, голодными зимами пугают окрестности протяжным жутким воем, обращённым к луне…

Наверное, всё это из-за того, что боль стала тише. Сознание частично вернулось, оно больше не корчится от боли, у него появилась свободная минутка, и первое чего захотелось сделать сознанию, как-то выразить свой ужас, свою боль. Говорят, от этого становится легче.

Эта боль…, теперь она – его тело и есть. Каждая клеточка тихо стонет, бьётся в агонии, гудит вся его плоть, до последней молекулы. Наверное, на теле не осталось живого места…

Что это было?

Вот опять. Словно землетрясение начинается. И снова тряхнуло и…

Выброс!

Как глубоко он под землёй? Он сможет пережить его здесь? Ведь этот Выброс…

К чёрту. Какая разница? Уже довольно долго он ждёт только одного – смерти. Боль невыносима. Он уже не может терпеть. Сейчас Велес хотел умереть. Что-то сломалось в душе. Слишком долго его пытали. Слишком долго он купался в алой волне целиком из боли, слишком долго…

Тряска усиливается. Волны излучения слишком мощные. Даже здесь, глубоко под землёй, под слоем металла и бетона, ощущается его мощь. Знает ли Долг о том, каким будет этот Выброс?

Вряд ли они знают, что их сегодня ждёт.

А ждёт их большой сюрприз.

Захотелось улыбнуться. А может, он и улыбнулся. Не чувствуется. Лицо, словно чужое, всё онемело, до самых костей. Собственно он не уверен, что лицо у него ещё есть.

Пусть сдохнут. Пусть суки поганые сдохнут вместе с ним! Чем больше их сдо…

Что-то изменилось. Приборы по бокам от стола - они создают что-то вроде электромагнитного щита, через который не проникает энергия Сети. Через него дотянуться до Сети не может и он…, несколько дней не мог. Прибор справа, он всё ещё работает, но что-то изменилось.

Велес повернул голову – он смог это сделать, ощутил поворот шеи. Ощутил как вспышку зверской боли. Палач добрался и до неё…

Он не услышал, но почувствовал – взрыв. Волна излучения ударила и прибор справа, буквально разорвало изнутри. Кусок горячего металла врезался в бок, ломая кости, разрывая внутренности – не важно. Сеть рядом. Он снова ощущает её.

Велес рванулся туда, к источнику живительного тепла, к серебристым потокам и алые волны сжались, отступили. Мгновение, ещё одно и потоки энергии хлынули в тело. Он не задержал энергию – он пропустил её через себя. Тугой энергетический поток врезался во второй прибор.

-Хуй вам всем… – Прохрипел Велес и тысячи молний врезались в его тело со всех сторон.

Он наращивал заряд, тянул столько, сколько могло выдержать тело, и заставлял его восстанавливать утраченные клетки.

Первым вернулся слух.

-Аааааа!!! – Кричал кто-то справа, ближе к его ногам. А ещё трещал чем-то. Странный какой…, а, по ногам и торсу всё время бьют какие-то маленькие иголочки. То не иголочки, то пульки. Крупнокалиберные. Какой, однако, негодяй – стрелять в человека находящегося при смерти! Нужно срочно лечить. Велес протянул руку – обруч, пристегнувший руку к столу, не позволил этого сделать. А замочек-то магнитный. Ай, ай, как не предусмотрительно.

Больше не кричит, и пульки не касаются кожи. Ну так. Парень перевоспитался и теперь уже никогда не сделает дурных поступков. Главное легко как вышло…, но горелым мясом что-то пахнет, так что прям сплюнуть хочется. Ладно, пусть себе лежит, воняет. Главное, стрелять в смертельно раненного человека перестал. Ишь ты, грубиян некультурный.

Зрение вернулось. Да, он смог восстановить глаза. Более того – когда энергия переполнила организм так, что начали гибнуть клетки эпителия, Велес смог увидеть себя, скажем так - иначе. Не так, как видел бы себя в зеркале. Он видел всё - органы, кости, клетки.

Всё кроме внешнего покрова. Картинка со стороны, почему-то, оказалась не доступна.

Как сильно его покромсали…, повреждений очень много. Потребуется время, что бы восстановить всё. Минут десять…, двадцать? Пожалуй, все полчаса. Но для начала кандалы с рук и ног – готово. Замки щёлкнули, он свободен. Теперь повреждения…

Сколько времени прошло на самом деле, Велес не знал. Но очнулся он невредимым, полным энергии и бешеной злобы. Выброс к этому времени, закончился, когда конкретно, он не знал.

-Я блять Феникс! – Прорычал сталкер, поднимаясь со стола. Глянул вниз. Крепкие мышцы груди, живота, там ещё тоже кой-чего есть, вон, висится, частично на столе лежит.

-Голый. Но в натуре Феникс! Так-то вот.

Взгляд поднялся выше. У стены лежит человек. В груди здоровенная дыра – это тот самый негодяй, что воняет палёным мясом. Свинья какая. Не мог, что ли из коридора стрелять? Выбросило бы ударом, вонял бы за дверью. А морда у него…, а, это её со страха перекосило. Удар электричеством выражение лица зафиксировал - было лицо, стало мордой.

-Сам виноват. – Заявил сталкер, снимая с покойного штаны и ботинки. – Вот зачем ты из Долга? Видишь? Я не виновен в твоей смерти. Ты сам себя убил.

Велес надел штаны, ботинки, прихватил автомат. На пороге остановился, и некоторое время смотрел на оружие. Он вдруг ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→