Нортумес.

Последний клан.

За окошком проносились поля бескрайние, да в снег укутанные. Иногда попадались домишки, иногда остатки домишков и деревьев ещё много виднеется. Два раза трактора мелькнули – насквозь ржавые оба, тёмно-рыжего цвета. Один без гусениц стоит, в снегах мёрзнет, второй без кабины – то виднеется в окне быстро развивающееся сельское хозяйство Великой Руси-матушки.

А природа! Ах! Вон деревце, пылью укрытое так, что листья серые стали. И это блин зимой…

А вон-вон, поля какие видно, ровненькие какие! Молочай там растёт, колючки много и лебеда – а кусты-то какие огромные! Сухие, конечно, из снега торчат едва-едва, но торчат буквально везде.

То старое поле пшеничное, колхозное знамо поле, красивое, бесконечное такое.

Только вот пшено там, почему-то, больше не растёт…, наверное, под пар оставили. Ах! Ещё одно поле мелькает за окошком, под стук тяжёлых кованых колёс, поезда пассажирского. И там тоже всё ровненькое, плотное – колючки тут уже побольше, вон, даже деревья есть…

-Брр. – Сказал молодой симпатичный парень, отворачиваясь от окна. – Не могу уже на это смотреть. Поля, леса, поля, опять леса…, фак…, вот так бензин кончится в поезде и на нас медведи нападут, что б отобрать у нас всю водку, а всех не русских сожрать.

-Медведи? – Ответил сосед по купе, сидевший точно напротив него, за столиком у окошка. Кустистые белые брови, сошлись к переносице. Сухие тонкие пальцы нервно подёргали белую длинную бороду. – Я медведей боюсь.

-А? – Парень пожал плечами. – Я пошутил про медведей. Да если и так, нам что с того? Они просто животные. Мы легко убьём их.

-В Коране про медведей ничего нет. – Ткнув тонким пальцем в раскрытую книжку, лежавшую на столике, заявил старик. – Медведи не чистые животные. С ними Шайтан.

-Кто с ними?

-Шайтан.

-А это кто?

-Это Шайтан.

-Ну я понял. – Поморщившись, проворчал парень. – А кто он Шайтан твой?

-Шайтан это и всё тут. – Проворчал старик, обратно уткнувшись в книжку. Парень пожал плечами и снова к окну отвернулся. – Неверный пёс. – Пробурчал старик.

-Что? – Встрепенулся парень.

-Говорю, погода у них тут хорошая. Воздух свежий.

-Ну да, свежий… - Парень тяжко вздохнул и поморщился в отвращении. – Хасан, а ты уверен, что нам, надо туда ехать? Это тут ещё хорошо, терпимо, а там Сибирь, там морозы сильные. Да что говорить! Мы ещё немного проедем, и там уже 20 градусов будет. Хасан – 20! Да при таком морозе жизнь невозможна! А у них там города стоят. Там люди совсем другие. Может, мы не поедем?

-Я никогда не видел снег. Я хочу ещё на него посмотреть. – Не отрывая взгляда от Корана, ответил старик. – Хочу видеть настоящую зиму.

-В буфете по телевизору посмотри.

-Я потрогать снег хочу. Походить по нему. Вдохнуть воздух настоящей зимы.

-Ну я серьёзно, Хасан! Давай не поедем?

-Ты сам слышал, что говорил тот Джин.

-Кто? – Парень моргнул два раза, пригладил прядку волос, выбившуюся из причёски схваченной лаком. – Ты про оборотня?

-Про джина.

-То оборотень был.

-Джин. – Упрямо повторил Хасан. – С Шайтаном в чёрном сердце.

-Оборотень.

-Джин! – Рявкнул старик, быстро краснея. Хотел ещё что-то сказать, но поспешно закрыл рот ладошкой и спрятал нос за книгой.

-Ты что это? – Удивился его попутчик.

-Прости Аллах, я чуть было не выругался.

-Кхм…, ну и что?

-Коран не велит ругаться, это большой грех.

Парень смущённо кашлянул и, вопросительно приподняв брови, сказал.

-Ты на вокзале, девчонку, в туалете, досуха выпил. Труп в мусорный ящик бросил. Это нормально, а ругаться грех, да?

-Всё так. – Важно кивнув, ответил Хасан.

-Ничего не понял. Как так?

-Неверные – мусор этой земли. Убить правоверного, без веской причины, тяжкий грех. – Хасан трагично склонил голову. Спустя несколько секунд выпрямился. – Неверных убивать хорошо. Это правильно. Они - потерянные души, коих на том свете, сам Аллах, ещё сильнее накажет.

-Ну и логика…

-Коран ничего не говорит о жизни неверных, кроме как о карах, что их ждут на том и этом свете. Их можно убивать. Аллах намекает нам, в суре 2-ой, что убивать их есть Высшее Благо.

-Радикальный Ислам? Есть же другие формы ислама…

-Неверный! – Взвыл Хасан, гневно потрясая Кораном. – Нет других форм ислама! Есть один Ислам, Истинный! Тот, что знаю я!

-Кхм…, успокойся Хасан, мы же с тобой вместе.

-Прости неверный Арчибальд, я погорячился. – Хасан уселся обратно, снова раскрывая книгу.

Некоторое время ехали молча. Вскоре Арчибальду надоело смотреть в окно.

-А кровь неверных это чистая пища, или нет?

-Неверный. – Зло прошипел Хасан и вдруг вскинул брови, да глаза выпучил. Бледнеть стал. Начал поспешно перелистывать страницы. Спустя десять минут с облегчением выдохнул. – Фух! Спаси Аллах! Коран ничего не говорит о крови неверных, как о пище. Какое облегчение…

-А чего насчёт людоедства?

Хасан буквально позеленел.

-Не полностью, кровь только, но ведь это тоже…

-Неверный пёс!!! – Взвыл старик и ударил кулаком по столу. Пластиковая столешница, с печальным хрустом, рассыпалась на куски, металлическая рама погнулась.

-Молчу, молчу. – Примирительно выставив руки, проговорил Арчибальд.

В тишине и покое, ехали ещё с час. Солнце клонилось к закату, а вожделенных городов, взгляд прилизанного красавчика, так и не обнаружил.

-Фак…, я столько безлюдной земли даже в Африке не видел.

-Россия широкая страна. – Важно кивая, проговорил Хасан, по сему случаю, ненадолго оторвавшись от чтения Корана. – Земли здесь много, Аллах создал тут много плодородной почвы, дабы смогли правоверные, заселить её и плодиться на ней.

-А почему до сих пор не заселили? – Зевая, поинтересовался его спутник.

Хасан, молча, покраснел. С трудом, но вспышку злости, таки подавил. Только буркнул невнятно:

-Неверный пёс.

-А?

-Закат невероятно прекрасен над этой землёй бесконечной.

-Да, действительно, красиво. – Согласился Арчибальд, вновь глядя в окно. – Эх. – Выдохнул он, отворачиваясь. – В клуб хочу. Потанцевать, виски хлебнуть, девочку какую…

-Распутное ты существо. – С укором качая головой, охарактеризовал сие желание Хасан.

-Слушай, - совсем не обиделся Арчибальд, - а откуда ты так хорошо русский знаешь?

-А ты?

-Ну, у меня мать из семьи эмигрантов, в 17-ом в Англию перебрались. В обязательном порядке, маман заставляла, язык этот учить. Линейкой по рукам била, если акцент проявлялся…, ну а ты?

-Я в Москве учился, в институте. Потом Аллах послал мне двух прекрасных жён из России, они учили меня, по воле Аллаха, говорить без акцента и ругаться на этом презренном языке. – Хасан воздел руки к небесам. С неудовольствием обнаружил над собой вторую спальную полку. Что-то ворча выбрался на середину купе и снова воздел руки. Мрачно опустил их обратно. – Прости Аллах, кругом метал и пластик неверных, небеса скрыты от взора моего…

-Ты опять, что ли кальян курил? И до сих пор под кайфом? – Арчи возбуждённо махая руками, глотая согласные, теперь с заметным акцентом, продолжил. – Как? Как ты сумел кайф словить? Ведь как эти серые нас покусали, ничего не берёт, даже героин и тот как вода!

-Неверный!!! – Взвыл Хасан, усаживаясь обратно на свою койку. – Как ты можешь такое говорить, когда я обращаюсь к Нему???

-Ты ещё скажи, что кальян никогда не курил. – Проворчал расстроившийся молодой человек, отворачиваясь к окну. С большой печалью он вздохнул. – Я пьяный не был уже месяц. Я повешусь, если и дальше так будет…, чёрт…, фак…, твою мать…, ступид факерс…

-Джин говорил, что есть другие как мы. – Заметно смягчившись, проговорил Хасан. – Скоро мы узнаем всё и получим все ответы. Аллах не зря сделал нас такими и не зря он указал нам Путь. Там, в снежном краю, мы узнаем все, и Аллах будет говорить с нами, устами смертного.

-А?

-Нам обязательно нужно попасть в Ленск.

-А, понял. А то эти твои завихрения про Аллаха…

-Неверный пёс!!! – И снова забился в угол своей койки, сверкая оттуда гневным взором.

-Эх… - Арчибальд шмыгнул носом, глядя на закат. – И правда, красиво…, Хасан, я русских терпеть не могу, они же все сумасшедшие. И водку пьют как кони воду. А там Сибирь…, что если там и правда медведи есть?

-Аллах защитит меня. – Торжественно сказал Хасан.

-А меня?

-А тебя джины сожрут.

-Это ещё почему?

-Потому что ты - неверный пёс!

Арчибальд поднялся с глубоким вздохом, подошёл к двери.

-Пойду к соседям, там девочка симпатичная едет…

-Презренный распутник! Грязная свинья! Неверный пёс!

-Я жрать хочу придурок.

-Убийца!!! Исчадье Зла! Аллах тебя накажет, мерзкий кровосос!

-Кхм…, - Арчибальд подвигал бровями, напоминая, что Хасан как бы тоже…

-Пёс!!! – Прорычал Хасан, обнимая Коран двумя руками. – Неверный пёс!

-Ну тебя. – Махнул он рукой. Повернулся к дверям. - Наступает ночь, вампиры вылезают из гробов. – Он улыбнулся, глаза сверкнули голодным блеском, клыки со скрежетом вышли наружу.

Прилизанный красавец покинул купе, аккуратно прикрыв за собой дверь.

В одном городе, далеко-далеко за краем географии, в большом обветшавшем здании, в чёрной-чёрной комнате, за красными-красными шторами, среди чёрной-чёрной мебели, сидели четыре вампира, коварно сверкая красными глазами.

-Ик, бля… - Сказал очень зловеще один из них. – Я бухой пиздец.

-Ты такой родился. – Прорычала женщина, в окровавленной одежде, сидевшая напротив.

-Ик. – Сказал он в ответ, пожал плечами. Махнул рукой и согласно кивнул. Ещё выпил, бутылка кончилась и полетела в угол.

Тюк! Недолетела немного…

-Урод! – ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→