Китэгра.

Книга 5.

1.

Сегодня было очень хорошо, просто прекрасно – не жарко, не холодно и небо заполнено чудесным раскалённым маревом, в котором совсем не видно той пугающей черноты, в которой нет ни единой частички тепла…

Вспомнив о черноте, что иногда возникала вверху, он начал вибрировать от ужаса, подступившего ко всей его сущности. От инстинктивной дрожи, даже белые ниточки сверху, начали рассыпаться и закручиваться во множество бесконтрольных маленьких вихрей – от этого становилось больно. Вихри отделялись от тела, и хотелось источать низкотемпературный газ из центра своей сущности, да сразу во все стороны. Но умом он, конечно, понимал, что так делать не надо. Всё-таки, белые ниточки и микро вихри не для того даны ему природой – иногда становилось очень холодно и маленькие вихри позволяли нагреть пространство вокруг себя, давали время на то, что бы уплыть подальше от опасного места. Не будет ниточек, попадёт он в холодную яму и немедленно умрёт – такое порой с ними случалось, увы, ничего с этим не поделать. Только белые ниточки спасают. Ведь холодные ямы возникают, пусть и нечасто, но там, где никто их появления не ждёт…, он замер. Парит в потоках раскалённого пространства, стараясь не приближаться к центру потока, но и не выходя из него – это всегда так приятно! И ничуть не опасно. Даже если случайно попадёт в центр потока – ничего страшного, просто немного неприятно будет.

Но замер он конечно не потому, что нашёл такой хороший, тёплый поток. Их тут много. Они уже давно не ошарашивали так, что б он взял и просто замер всей своей сущностью.

Дело совсем не в чудесном тёплом потоке.

Внизу, прямо там, в самом низу, бездонная, бесконечная, невероятно прекрасная и зловещая, она там, раскинулась прямо под ним – Великая Холодная Яма.

Ему стало страшно как никогда, но белые ниточки на поверхности его сущности, не образовали маленькие вихри – они тоже замерли, едва заметно вибрируя. Невероятно зрелище, сковало всю его сущность. Он просто смотрел вниз, в бездонную черноту и не мог отвести чувствительной части своей сущности, от этого безумного и ужасного зрелища.

Никто не знал, почему возникают Великие Холодные Ямы. Да и про обычные ямы никто ничего не знал, просто они возникали и всё тут. И если из обычной ямы легко спастись, белые ниточки и горячие вихри помогут это сделать, то из Великой Ямы, не может выбраться никто. Она не просто забирает тепло из всей сущности, она утягивает свою жертву вниз, в страшную холодную черноту.

Говорят, там, в самом низу Холодной Ямы, на безумной её глубине, есть тепло. Говорят, что если сущности хватит сил и она пойдёт не вверх, а вниз – вместо того, что бы пытаться спастись, устремится на самое дно Ямы, говорят, тогда, сущность спасётся. Проверять слухи никто не спешил, а те, кому не повезло оказаться в плену Великой Холодной Ямы, обратно не возвращался.

Он повернул чувствительную часть своей сущности в сторону – обратно к яркой части сущего, к этому чудесному, немножко хаотичному скопищу потоков разного тепла. Белый, жёлтый, красноватый – десятки самых разных потоков. Одни наполняют сущность невероятным счастьем, в них можно нежиться долго-долго и не замечать ничего вокруг. Другие, те, что ближе к красному спектру, дарят разные ощущения. В тех, что поярче, не комфортно, иногда просто нормально и даже думается очень легко. Те же, что насыщенного красного спектра – они просто отвратительны, из них всегда хочется поскорее убраться. Эти потоки слишком холодные. Но когда они все вместе, когда смотришь на них вот так, с края Великой Холодной Ямы…, он ощутил, как вся его сущность сжимается, как в самом центре сущности, всё нагревается. Он вытянул чувствительную часть сущности вперёд и изогнул её, случайно потеряв немного желтоватых сгустков своей сущности – не беда, рядом изгибается яркий белый поток, стоит немного скользнуть в сторону и всё потерянное восстановится. Он застыл на месте, прекратив изгибаться – в центре его сущности, пылал яркий белый шар…, неужели? Он присмотрелся получше и из всей сущности, в разные стороны, брызнули тоненькие белые ниточки. Нет, никакой ошибки нет – это, то самое!

То самое!!!

Слева, мелькнула желтоватая сущность – она изогнулась вокруг него, проскочила по сложной траектории и остановилась напротив, изогнувшись в причудливой фигуре. Её чувствительная часть, приблизилась к нему и начала светиться сотнями оттенков белого, красного и жёлтого.

Его сущность преисполнилась счастьем, он даже забыл, что стоит на краю Великой Ямы и скользнул к белому потоку – ощущение счастья усилилось так, что он даже не мог думать…

Его сущность застыла в причудливом изгибе. Здесь, в этом опасном месте, застыла.

Его стало сносить к Великой Яме, но он не мог пошевелиться – Нечто. Оно снова видится ему.

Оно висело вверху, в скоплении вихрей, на самой границе Мира, за которой нет ничего кроме Великой Черноты. Да, за его спиной Великая Холодная Яма, но на самом деле – она не Великая, она крошечная. За границей всего Мира, за пределами Сущего, есть столь огромная Холодная Яма, что она легко может поглотить всё Сущее, он знает – он видел…

Оно не двигается. Оно чёрное, сущность этого Оно невероятно мерзкая, в ней отталкивало буквально всё, начиная основной частью сущности и заканчивая её чувствительной частью, почему-то, твёрдой. Впрочем, ему могло так лишь казаться. Твёрдое – он ведь даже не знал этого понятия, не знал никогда прежде, лишь когда Оно стало видеться ему…, сущностей стало больше, они мерцают оттенками белого и жёлтого, они беспокоятся, ведь его сущность соскальзывает в Великую Яму, а он не может пошевелиться, не делает ничего, что бы спастись.

Сущности закрутились вокруг, затем сгрудились за спиной и, испытывая боль, снизили свою температуру до опасного минимума, а затем рванулись вперёд. Его выбило в хаотичные вихри сущего, далеко от Великой Ямы, теперь, его сущности ничего не угрожает…, белый шар внутри становится ослепительным – вот-вот это случится! Уже скоро…, он не смог отвернуть чувствительной части своей сущности – Оно так и висит там, на границе Черноты.

Более уродливой сущности он никогда не видел. Чёрно-серая, толстая и вытянутая, с красными сгустками на чувствительной части, с уродливыми выростами по бокам, в оном из которых ещё один вырост чудной формы…, жуткое зрелище. Ещё и твёрдое это всё…

Когда он пытался объяснить другим сущностям что такое – твёрдое…, в общем, наверное, это даже хорошо. Ведь теперь за ним приглядывают…, ибо считают абсолютно безумным.

Ну и ладно. Ведь не присматривай за ним другие сущности, он мог бы сейчас упасть в Великую Яму…, Оно всё ещё там. Оно смотрит на него. И что-то в его сущности жаждет оторваться от него, двинуться дальше…, куда дальше? Дальше ведь только Великая Чернота, Истинная Великая Холодная Яма. Дальше ничего нет, только Холодная Яма, только смерть.

Он ощутил, как его сущность разрывается, как что-то уходит из него, ощутил нечто вроде сочувствия и как будто просьбу о прощении, хотя и не понятно, почему это всё и зачем…

Всё исчезло – шар в его сущности, пришёл в движение. Его сущность собралась с силами и сосредоточилась на самом важном, отбросив всё остальное.

Пришло время, возникнуть новой сущности – его сущность, даст ей шанс появиться.

Уже скоро, уже…, уже прямо сейчас!

Страшный холод пронзил его сущность, начал разрывать её в самом центре. Но он лишь ярко искрился, сбрасывая десятки белых ниточек, тут же сворачивающихся в раскалённые добела вихри.

Холод рвал на части, но тепло белых нитей не позволяло завершить этот процесс – иногда, всё же случалось, что сущность не справлялась, и холод разрывал её. Но с ним такого не случится! Он готов, он очень молод и силён. Холод достиг своего пика и рвущаяся на волю, новая сущность пробила все слои его собственной сущности. На мгновение, яркий белый шар повис прямо перед ним и он не удержался, сделал опасную ошибку, стоившую многим сущностям жизни. Он вытянул свою чувствительную часть, изогнул её и посмотрел в ту часть своей сущности, где была создана новая сущность. Он ощутил холод – не такой, что сейчас разливался в центре его сущности, а иной, какой-то странный, непривычный холод, шедший словно бы от каждой частички его сущности. Рваная дыра в центре его сущности, начала расширяться. Другие сущности, радостно кружившие вокруг него и новой сущности, совсем ещё юной, беспокойно задрожали, начали мерцать всеми оттенками белого и жёлтого цветов – они в ужасе. Они боятся, что его сущность повторит судьбу многих до него…, он и повторил. Но судьбу большинства, а не тех, кого холод собственной сущности, уничтожил полностью. Рваная дыра заполнилась последними отделившимися от внешней части его сущности белыми ниточками, и в центре неё вспыхнул яркий бело-жёлтый шар, крепко сцепившийся с остальными частицами его сущности.

Он начал падать вниз, в бушующие волны тепла, что простирались в самом низу – там хорошо, там он побудет немного, на чудесных волнах тепла, таких мягких, таких ласковых волнах!

А потом, когда его сущность восстановится, он вернётся назад, обратно в море хорошего, полнившего счастьем тепла…, и не увидит сущности, которой дал жизнь. Увы, к тому времени, новая сущность подрастёт, станет такой же, как все, он не сможет её найти среди всех прочих, а новая сущность, не сможет узнать его. И никто не сможет указать ему, где же та сущность…

Почему это его беспокоит и наполняет грустью? Как, Великая Холодная Яма его поглоти, он вообще понял что такое грусть и как сумел её испытать? Он никогда прежде не видел, что б ему говорили о грусти. Почему он знает, что это такое? Почему чувствует…, впрочем, возможно не он один это чувствует, просто никто не рассказывает о своих чувствах.

Ведь и он не расскажет никому – грусть слишком пугает, она странная, она похожа на что-то ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→