Китэгра.

Книга 4.

1.

Место битвы заметили издалека. Не потому, что отвечая на тревожный призыв Аллады, добирались сюда по воздуху, на максимально возможной скорости. Они летели метрах в двухстах от поверхности, почти ровным треугольником, готовые немедленно вступить в любую схватку. Но увидели место сражения, место прорыва новых Тварей, всё же не поэтому. Им даже не пришлось прибегать к помощи каких-либо приборов. Туча пыли, озаряемая разноцветными вспышками, висела высоко над горизонтом, своим основанием скрываясь за его естественной кривизной. Грохот разносился на километры – битву было слышно задолго до того, как можно было её увидеть.

Это сражение можно было бы наблюдать, невооружённым глазом, даже с орбиты планеты.

Давно не случалось в их мире столь жарких сражений…

Он рванулся в сторону всем телом, доспех мгновенно отозвался на движение владельца, и антигравитационный контур отклонил его в сторону. Над плечом пронёсся серебристо чёрный сгусток, непонятно какого рода и смысла. Этот снаряд предназначался кому-то из участников сражения, но прошёл мимо, улетел в небо, по пути едва не задев его.

-Артиллерия. – Проговорил он, но не прибег к связи с группой, не попытался никому ничего сказать, просто продолжив полёт – нет нужды. Они и сами всё видят.

Пыль на сто метров вверх, воздух напоен грохотом и рёвом, огненные всполохи, яркие световые вспышки, осколки летят в разные стороны – сложно поверить, что там сражаются всего десять Воинов Рас и новая орда Тварей…, сейчас он увидел одно из этих существ.

Из огненного столба выбросило тело, оно подлетело высоко вверх. А они уже совсем рядом с битвой, тело, выброшенное из неё, прекрасно видно – у детей Гнома хорошее зрение. Особенно если зрению этому помогает шлем, напичканный самыми разными системами.

Один из их новых противников упал наземь, его тут же скрыло облаком пыли. Однако он успел в деталях рассмотреть покойника, сражённого рукой одного из Воинов рас.

Сын Человека. Мужчина с перекошенным лицом, в серьёзной броне, его живот и грудь разворочены толи взрывом, толи чем-то ещё. Он был мёртв ещё до того, как его выбросило с самого края развернувшейся внизу битвы. Вот, значит, кого на этот раз исторгла незримая прослойка пространства, куда лишь Великий мог заглянуть воплоти. Пространство, в коем, покидая этот мир, Демоны оставили бесчисленные сонмы своих Псов…

Но так ли это? Они уже встречались с теми, кто приходил извне, из иных миров. С теми, кто Псами Ада не являлся, но здесь, роль ту же исполнял.

-Гул Дан, - громко сказал наруч доспеха, голосом Улара. Несмотря на грохот и шум ветра, он услышал его, поднял руку повыше. Нажал выступ на наруче и голос Улара зазвучал в его шлеме – давно надо было это сделать, но забыл. Не любил он, когда в самый неподходящий момент, шлем вдруг начинал с ним разговаривать. – Машины! Избавься от них.

Гул Дан, несколько зловеще, ухмыльнулся – правильный выбор, эта работка как раз для него.

Улар и остальные, атакуют по фронту, дополнительных команд не потребовалось, треугольник разделился, половина заходит слева, половина справа, они войдут в битву вместе. Но нужно убрать артиллерию и это сделать предстоит ему лично. Три боевых флайера, практически танки. Они расположились в стороне от места сражения, почти на самой его границе. Окружены цепью неподвижных фигур, которые в бой не вступают. Сами машины большие, у них серебристые обтекаемые корпуса, и они регулярно подрагивают, их пушки, встроенные в корпуса, с радиусом поворота едва ли больше сорока пять градусов, производят регулярные залпы. Каждый раз, толстый рубиновый луч исторгается широким дулом и врезается в толпу. Попадает или нет, не понятно, только вот сейчас, когда Гул Дан заложил вираж в воздухе и двинулся к флайерам, он сумел увидеть – резкий порыв ветра, очень вовремя, снёс часть пылевого облака в сторону. Там, в пылевой завесе, сражались его братья, Воины Рас. Сражались с детьми Человека из иного мира.

Рубиновый луч артиллерийской установки упёрся в скрещенные и выставленные вперёд руки одного из Воинов рас. Перед ним вспыхнула выпуклая синеватая чаша – силовое поле, в неё луч и угодил…, чаша погасла, на поясе Воина что-то взорвалось, рубиновый луч окутал его сиянием и сбил с ног. Парня бросило назад метров на двадцать. Он грохнулся наземь, вскоре он поднимется, но будет уже не таким шустрым – их броня хороша, но она не абсолютна, её можно повредить, как и того, кого она защищает. Плоть куда слабее металла, что б убить плоть, много не нужно…

Гул Дан завис над флайерами. По ним стреляли, когда была возможность сделать хотя бы один залп в их сторону и не попасть под удар многочисленных врагов. Но ничто не смогло поразить чужих машин – любой импульс, любой выстрел из чего угодно, натыкался на всполох золотистого цвета, ещё в десятке метров от самих машин. Технику защищает серьёзное силовое поле, способное поглотить массу энергии без ущерба для себя.

Спасёт ли это их сейчас?

Гул Дан вновь ухмыльнулся, несколько даже зловеще.

В тот же миг, доспех Воина Рас, словно бы ощетинился металлическими выростами, наростами и тому подобным. Все выступы и утолщения, вдруг изменили свой вид. Сын Гнома, превратился в скопище орудийных стволов, силовых установок, непонятных запутанных конструкций, в общем, над машинами врага, зависла миниатюрная батарея из множества орудий. Гул Дан, сейчас практически утратил подвижность, он не смог бы увернуться даже от медленно летевшего сгустка высокотемпературной плазмы, но его личная огневая мощь сейчас, могла бы легко поспорить с десятком самых тяжёлых артиллерийских установок. В такие моменты, активируя всё, что есть, сын Гнома, неизменно испытывал лёгкий трепет пред собственным разрушительным потенциалом – он один, за один залп, мог бы превратить в груду руин, весь город потомков Великих рас.

Жаль только, что после залпа, большая часть орудийных систем, потребует временной деактивации. Он всё-таки не подвижная платформа с охладительными установками и дополнительными источниками питания, позволявшими вести огонь хоть до посинения. Платформы размером с гору, потому и могут такое творить. Увы, размеры доспеха накладывают свои ограничения. И всё же, это куда лучше, чем хлипкая броня Никийи – там и пальнуть-то не из чего, ножи какие-то, да пара излучателей, тьфу. Его же доспех – словно сам Земной Огонь воплоти!

Спустя мгновение, зависшего в воздухе Воина, окутали громовой грохот, дым и пламя.

Ревущий поток металла и огня, обрушился на боевые машины Тварей, а может быть, пришельцев из иного мира – он не знал с кем, на этот раз, их свела судьба.

Поток пламени врезался в силовой щит центральной машины, ведущей прицельный огонь по Воинам Рас. Щит полыхнул синеватым отблеском, огненная струя разразилась взрывами снарядов, шипением плазмы и гудением лучевых орудий. Гул Дан продолжал стрелять, сбрасывая в одну и туже точку, всё, чем была вооружена его броня. Мгновение – щит продавило, огонь растёкся по нему до самой земли, синеватый блеск осветил половину окружности, накрывавшей машину. Её пушка развернулась и выстрелила в сражавшихся на земле – она была не способна стрелять по целям в воздухе. А вот тот, кто стоял на броневых пластинах, мог вполне. К его сожалению, времени у него не осталось. Щит лопнул, струя огня ворвалась внутрь силового кокона, и гром взрыва сотряс землю. На мгновение, на земле образовалась яркая синяя сфера, с примесью красного и жёлтого цветов, а затем исчезла. В глубокой воронке, лежит изуродованный кусок металла, чёрный дым поднимается к небу – это всё, что осталось от боевой машины. Спустя мгновение, вторая машина взорвалась подобным же образом – другой сын Гнома в столь же неповоротливом доспехе, открыл огонь. Гул Дан оскалился в усмешке, издав глухой одобрительный рокот – ничто не сдержит сокрушительный поток такой невероятной силы! Вот поэтому он и предпочёл огневую мощь в ущерб подвижности. Вместо того что бы прыгать по полю ища уязвимое место врага, куда как проще и гораздо надёжнее, стереть в пыль и врага и то самое поле всего одним мощным залпом.

А затем оба гнома перенесли огонь орудий, не требовавших длительной перезарядки и тех, что ещё не истратили свой заряд до конца, на последнюю боевую машину незнакомцев – она сгорела ещё быстрее. Хотя мощь обрушившегося на машину огня, сильно упала, но теперь огонь вёлся с двух сторон и совокупно, немногим уступал тому сокрушительному потоку, что уже извергли сыновья Гнома, на соседние боевые машины. Однако, в этот раз, снижение мощности огня, сыграло с ним дурную шутку. Прежде чем установка оглушительно взорвалась, с неё успел спрыгнуть воин, в белоснежной тунике. Взрыв отбросил парня, протащил по земле, он упал на спину, его туника утратила в яркости, но всё ещё оставалось белой. Враг поднялся одним движением, направив взгляд своего единственного глаза на дочь Гнома, что поливала плотным огнём правый край битвы. Она зависла в воздухе, спиной к нему, не видела опасности – если такова вообще была, парень стоял как столб, опустив руки вдоль тела. Что ж – это не его проблемы, Гул Дан нацелился на врага. Благо тот стоял без движения и часть орудий перезарядилась. А потом стало ясно, почему этот человек в белой тунике, не пытался атаковать, бежать, хоть как-то продолжать схватку.

За мгновение до того, как шквал огня обрушился на него, голову парня окутало желтоватое сияние и из лица, из его металлического глаза, словно бы вытекла крупная капля золотистого света.

Лучи тяжёлых лазеров врезались в человека, пробив его тело насквозь. Его спина осветилась синеватым отблеском силового поля, но оно было слишком слабым, чтоб сдержать выстрел столь мощного орудия, какое ударило сейчас. Последние снаряды ракетной установки, нагнали рубиновые лучи и накрыли человека волной взрывов. Он исчез в огненном грибе и когда пыль осядет, останки с ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→