Ты в моих руках

Нина Баскакова

Ты в моих руках

Глава 1

[20 мая 2065 год. Окраина Москвы.]

Дест лежал на диване и читал электронную книгу. В кармашке обложки книге была вставлена фотография. Немного потрепанная и местами обгорелая, но огонь прошелся только по краям, оставив изображение на ней девушки целым. На вид ей можно было дать и двадцать и двадцать пять. Рыжие волосы, джинсовая куртка и усталое лицо, которое смотрело в сторону. Иногда Дест отвлекался от книги и переводил взгляд на фотографию. Разглядывал какое-то время и вновь продолжал читать.

Стук в дверь заставил поморщиться. Дест думал, что человек через пять минут уйдет, решив, никого нет дома. Но посетитель был настойчив. Барабанил в дверь уже десять минут.

— Дест, если ты не откроешь дверь, то я ее выломаю, — последовала угроза от Ника. Мужчина поморщился. Этот просто так не уйдет. Ника всегда отличало упорство в поставленной цели. Пришлось подняться и открыть дверь.

— Заходи, — пропуская вперед Ника, ответил Дест. Сразу закрыл дверь.

Ник прошел в квартиру. Включил люстру, отчего Дест поморщился. Оглядел комнату, в которой слоем лежала пыль.

— Ты здесь решил корни пустить? Как дерево? — спросил Ник.

— Хорошая идея, — садясь на диван и закрывая книжку, ответил Дест. — Чего пришел?

— Тебя проведать, — Ник нашел взглядом стул, что стоял у окна. Стряхнул с него пыл и поставил напротив дивана, спинкой вперед. Оседлал его, положив руки на спинку. — Какое сегодня число?

— Без понятия, — пожал плечами Дест.

— А который час?

— Ты приехал время спросить?

— Две недели ты отказываешься выходить на связь. Заперся в своей берлоги и не выходишь из нее.

— Допустим выхожу, — устало ответил Дест.

— Куда?

— За едой.

— В кафе тебя не видели месяц.

— Ты за мной следишь? — спросил его Дест.

— Беспокоюсь. Что происходит?

— Ничего. У меня отпуск. Ты проводишь отпуск на берегу моря в окружение красоток, а я здесь. Каждый отдыхает, как ему нравится. Поэтому твой приезд лишний.

— Ты собираешься возвращаться в дело? — серьезно спросил его Ник.

— А нужно? Вы ведь и без меня неплохо справляетесь.

— И что теперь? Решил уйти?

— Нет. У меня отпуск до возвращения Фильки.

— Сколько ему осталось?

— Три месяца.

— А отдыхать не устанешь?

— Как устану так вернусь. Скорее всего, я уеду, — ответил Дест.

— Куда?

— Туда, где вы меня не найдете.

— У меня твой отдых вызывает беспокойство.

— Все в порядке.

— Похоже не депрессию.

— Какая разница, что у меня? Что ты можешь предложить? Таблетки? Знаешь как я отношусь к колесам. Или предложишь душу излить? Врач-недоучка, а советы лезешь давать.

— Я предлагаю помощь.

— Когда она понадобится, то я ее спрошу. Пока помощь мне не нужна, — Дест раздраженно открыл книжку, машинально коснулся пальцами фотографии.

— Давно с ней виделся? — спросил Ник, проследив за его движением. Дест вначале хотел его послать, но потом передумал.

— Полгода назад, — ответил Дест. — Она ребенка ждала. Уже должна была родить.

— Понятно, чего тебя так глюкануло.

— Нет, мне все равно. Даже странно, но все равно.

— Верю, — ответил Ник, отмечая, что Дест опять взглянул на фотографию девушки. — Раз тебе все равно, то тогда тебе неинтересно, что у твоей зазнобы неприятности.

— Откуда знаешь, — после минутного молчания, спросил Дест.

— Птичка одна напела. Хотела, чтоб мы поддели ее, — равнодушно ответил Ник.

— И?

— Мы взяли заказ. Официально денежки выплачены. Чек я принес тебе. Не хочешь разобраться, как твоя подруга попала на два ляма? — Ник видел, как Дест сжал зубы. Он бы выругался. Но Дест всегда отличался сдержанностью. Закрыл глаза.

— Я оплачу счет.

— Не парься. Из общего взяли. Лисичка уже своей стала. Я проследил ее маршрут. Она к себе уехала.

— Так у нее в Прирощенске только сестра, с которой они на ножах всю жизнь? — сказал Дест.

— Это уж не мое дело. Я не копал в этом городке. Только довел до него. Но раз тебе неинтересно, то и правильно сделал, что не стал дальше соваться. Что делаешь? — наблюдая, как Дест достает сумку с вещами, спросил его Ник.

— Отдыхать поеду, — ответил Дест.

— Если помощь понадобиться, то ты нас в известность поставь, — поднимаясь, сказал Ник.

Дест промолчал. Но теперь можно было быть спокойным. Лисичка его к жизни вернет.

[5 июня 2045 года. Прирощенск.]

Небольшое кафе при дороге. Она работала там. Официантка в белой блузке, черной юбке, белом переднике и черных туфельках на небольшом каблуке. Волосы собраны в пучок. Глаза усталые, но макияж стирает все следы усталости. Дежурная улыбка, ничего лишнего. Она почти не изменилась за семь лет с того момента, как была сделана фотография. Он теперь мог любоваться на нее хоть целый день. Занимал один из ее столиков, открывал электронную книгу и читал. Здесь же он обедал, ужинал. Пил компот. Так проходил целый день. Так как его средний счет составлял полторы тысячи, то его не трогали.

— Ты ему нравишься, — прошептала напарница Алисы, с румянами на щеках Мила.

— С чего ты так решила? — спросила ее Алиса, стоя около стойки бара и наблюдая за залом.

— Мужик уже неделю здесь ошивается. Каждый день садиться за твои столики, оставляет тебе щедрые чаевые. Когда ты отходишь, то он пялиться на тебя. Ты бы поосторожнее с ним.

— На вид вроде нормальный человек, — поглядывая на мужчину, что склонился над книжкой, заметила Алиса. Среднего роста, среднего телосложения, с короткой стрижкой, в очках. На вид ему было около сорока. Он мог работать и менеджером, и ученым, а мог и слесарем на заводе заниматься станками. Невзрачная внешность. Совершенно не запоминающиеся лицо. Но не местный. У местных столько денег не было бы, чтоб просиживать их в кафе.

— Как дела, красавицы? — заходя в кафе, спросил их Михаил, который был что-то вроде за директора их заведения. На самом деле кафе принадлежало совсем другому человеку, но Михаил решал все вопросы.

— Без происшествий, — пожала плечами Алиса.

— Сегодня вечером с шести зал заказали. Поэтому закроемся на обслуживание.

— Надеюсь не как в прошлом месяце? — поморщилась Мила.

— Да ладно тебе нос морщить. Как будто вас тогда обидели. Хорошо же на кошелек дали, — заржал Михаил.

— Ага, а Полина потом две недели провела в больнице, — возразила Мила.

— Так не надо было сопротивляться. Удовольствие надо получать. Удовольствие, — ответил Михаил. Мила хотела ему возразить, но посетитель потребовал счет, поэтому она пошла работать.

— Нужно предупредить того мужчину. Он у нас уже неделю сидит до закрытия, — сказала Алиса, кивнув в сторону мужчины с электронной книжкой.

— Дест? А он чего здесь забыл? — Михаил нахмурился. Даже пот на висках выступил. — Спрашивал про кого-нибудь?

— Нет. Только еду заказывает и сидит целый день, — ответила Алиса.

— Пойду узнаю, что ему здесь надо.

Михаил о чем-то разговаривал с Дестом минут десять. Тот только и делал, что морщился. Ему явно это общение не нравилось. Мила отвлеклась на работу. Михаил нашел ее на кухне.

— Сегодня за наш счет его заказ.

— Как скажете, — пожала плечами Алиса.

— Если начнет про кого-то расспрашивать, то сразу мне сообщи. И сегодня ты на банкете не работаешь.

— А это почему?

— Потому.

— Я тоже не хочу, — услышав разговор, сказала Мила.

— Дверь показать? — спросил ее Михаил.

— Это почему ей такие прерогативы? — спросила недовольно Мила.

— Вот точно не завидовал бы, — ответил Михаил.

— Почему? — спросила Алиса. В голове уже промелькнули самые страшные мысли.

— Работаем девочки, а не вопросы задаем. На вопросы у нас еще будет время, — ответил Михаил.

Как раз еще и люди пошли довольно активно, поэтому он был прав. Алиса и Мила смогли вновь продолжить разговор лишь через час, когда в зале было занято лишь два стола.

— Что вечером будет? — тихо спросила Алиса.

— Пьянка. Они в тот раз напились, а потом им другого развлечения захотелось. Начали к нам приставать. Свое получили.

— И ты после всего этого здесь работаешь? — после минутного молчания, спросила Алиса.

— А куда еще идти? Сама знаешь, что здесь хорошо платят. Надо задержаться любым путем. Полина не захотела возвращаться, так теперь жалеет. Нашла работу полы мыть, так зарплата в два раза меньше.

— Противно все это, — поморщилась Алиса.

— Так кто же спорит? Противно. Но жить надо, — ответила Мила.

В последний год Алиса так и жила. Кидалась на любую подработку. Противно, но жить надо. Надо просить, терпеть и выживать. Только порой возникали мысли: зачем так стараться? Зачем пытаться встать с колен, когда все так плохо и просвета этому нет? А борется. Пытается расплатиться с долгами.

— Я узнала, чем так этот Дест страшен, — Мила затащила ее на кухню. — Модест Петрович Веринский. У него родители чего-то не поделили с Капой. Рыжий такой. Восемнадцать лет назад его с друзьями убитыми нашли.

— Восемнадцать лет назад мне девять было. Слышала что-то такое, но мне не было дело до рыжих бандитов. А я его помню. У меня сестра все по нему сохла. Пару раз даже у нас в доме появлялся. Так вот, Дест тогда его и зачистил. И не только его. Пока он в городе жил, то здесь голову поднять и лишнее слово сказать боялись. Потом он уехал. Лет десять его не было видно. А теперь вернулся.

— Модест. Имя необычное. Э ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→