Партион

Нина Баскакова

Партион

ГЛАВА 1

Я лежала на койке, положив электронную книжку на грудь и закрыв глаза. Хотелось плакать, но в каюте было ещё восемь человек, поэтому слёзы были непозволительной роскошью. Ещё недавно казалось, что счастье было так близко, а сейчас я думала: жизнь закончена…

Девять лет учёбы подошли к концу. Я получила диплом. Это были сложное время в моей жизни, но интересное. Можно было сказать, что беззаботное, хотя, когда я училась, то каждый экзамен казался концом света. Вспоминая переживания по этому поводу, на губах невольно скользила улыбка. В чём-то тогда я была права. Если бы мне не удалось справиться, то жизнь была бы совсем другой. Пришлось бы срочно пересматривать планы. Может даже вернуться к родителям.

Когда-то я пошла против их воли. Они видели меня экзо-геологом. Хотели, чтоб я пошла по их стопам. С рождения все разговоры сводились к работе. Родители были настоящими фанатиками своей профессии. Они ездили в длительные командировки, были первопроходцами на многих планетах и астероидах. В их работе было всё: жажда приключений, адреналин, любовь к открытиям, науке. Я же с детства хотелось более спокойной жизни, поэтому поступила на врача.

В мечтах это была спокойная профессия. Можно было работать в больнице, приходить на помощь людям, при этом не надо было куда-то ехать. Я старалась учиться. Хотела быть одной из лучших, чтоб получить место в одной из больниц развитой планеты. Желательно, чтоб это была Земля. Стоило мне закончить учёбу, как я сразу отправила резюме в центр занятости Земли. И мне пришёл положительный ответ.

Врач широкого профиля с несколькими дополнительными специальностями — такие специалисты пользовались спросом. Одним из факторов, почему меня взяли, был курс по особым пациентам иных рас. Пусть я его лишь слушала, а не изучала, но это сыграло в мою пользу. Характеристика от двух профессоров шли уже дополнительным бонусом. О своей удаче я поделилась с женихом. Как мне тогда показалось, Денис обрадовался. Он тоже подавал документы для работы на Земле, только его пока резюме рассматривали. Мы стали думать, как будем жить, если его отправят на другую планету. Можно было бы и оформить отношения. Тогда бы Дениса взяли автоматом, потому что семьи не принято было разделять, но Денис отказывался от такого плана. Ведь тогда получается, что он не смог ничего добиться сам. Ему кинули подачку в виде работы из-за более успешной жены.

Дни шли, а ответа всё не было. Я уже начала готовиться к выходу на работу, когда Денис прилетел домой довольный и радостный. Схватил меня за руки и закружил по комнате.

— Взяли? Я знала, что у тебя получится!

— Лучше, — целуя меня, ответил Денис. — Мы поедем с тобой на Партион! В красный сектор!

— И чего мы там забыли? — спросила я всё ещё улыбаясь, но уже скорее на автомате.

— Как что? Помнишь, мы с тобой мечтали помогать людям на дальних планетах? Налаживать контакт с другими цивилизациями? — Денис остановился. Отпустил меня и стал ходить по комнате, яростно жестикулируя. — Пусть на Партионе уже контакт налажен давно, а местные жители на несколько столетий отстают от нас в развитии, но там всё равно тот самый дух авантюризма. Неизведанного. Контракт на пять лет, плюс ещё пять лет нельзя покидать планету. Но там дают квартиру и платят хорошие деньги. Бесплатный проезд… Ты представляешь, как нам повезло?

— Уехать в дыру? — прямо спросила я.

— Почём сразу дыра? — обиделся Денис.

— Потому что такие «шикарные» условия предлагают только в те места, куда люди отказываются ехать добровольно. Я знаю о чём говорю. Всё детство провела на таких планетах, а то и ещё дальше.

— Но ты раньше мечтала…

— Это ты мечтал, а я слушала, — перебила я. — Ты хотел чего-то исследовать. Ты мечтал лечить другие расы. Я мечтала о другом.

— О чём?

— О работе и спокойной жизни, которая будет проходить не на краю галактики. Почему ты не выбрал более развитое направление? Почему именно эта планета? Если тебе так хочется якшаться с чужаками, то полетим на Юрьан по обмену. Они любят делиться с нами знаниями. Или на Дорбан, где есть что посмотреть, а у нас там своё посольство. Ты же хочешь лететь в забытое солнцем место.

— Вот не надо. На Партионе там больше солнечных дней в году, чем на земле. Солнца там достаточно, — Денис сел на диван. Потёр ладонями лицо. — Арина, ты меня любишь?

— К чему это сейчас?

— Я серьёзно спрашиваю. Мы с тобой вместе пять лет. Сейчас такой момент… Мы идём вместе по жизни или расстаёмся.

— Почему мы должны расстаться?

— Потому что меня только на Партион работать берут. Помнишь у меня конфликт был с Раузом?

— И? Вы с ним спорили тогда на каждой лекции, но он тебе в итоге поставил зачёт.

— Да, только злобу всё равно затаил. Я ведь тогда прав был. Короче, он против меня таких слухов наплёл, что теперь люди думают, что все мои оценки куплены за счёт отца.

— Глупости. Если бы он тебе помогал, то ты смог бы без проблем найти себе тёплое местечко, — возразила я.

— Это мы с тобой знаем, но другие не в курсе. Теперь меня никуда не берут. Так что…

— Давай оформим отношения. Будешь работать рядом со мной.

— И быть твоей тенью? Всё начнётся с того, что ты начнёшь попрекать меня каждый раз, что только благодаря тебе я нашёл хорошую работу. А без тебя я никто. Мне придётся постоянно под тебя подстраиваться, а ты всё равно будешь искать повод лишний раз напомнить мне о том, что я последнее ничтожество.

— Денис, ты переигрываешь. Я не такой монстр, каким ты меня воображаешь. Не собираюсь я тебя ничем попрекать, а просто подсказываю выход из положения.

— Может ты и не будешь попрекать, но найдутся злые языки, которые будут говорить в лицо одно, а за спиной шептать другое. К тому же мой отец… Как я смогу ему доказать, что я чего-то стою, если буду прятаться за твоей юбкой? — убитым голосом спросил Денис.

— А зачем кому-то что-то доказывать?

— Тебе легко говорить. Ты ведь выполнила свой план по максимуму. Так чего теперь удивляешься моим проблемам? Ты добилась того, о чём мечтала, — его слова прозвучали обвинением. Мне самой стало неудобно за то, что я чего-то смогла сделать, а он нет. Да, я считала себя успешной и удачливой, но я не забывала о том времени, которое потратила на учёбу. Нужно было сразу обратить внимание на его эгоистичное поведение. Если люди живут вместе, один выходит вперёд, получает повышение, а другой остаётся на месте, то это не значит, что более успешного любящий человек будет грузить чувством вины. Денис так и поступил. Он грузил меня, заставлял стыдиться своего успеха. Я начала его успокаивать, говорить, что у нас всё наладиться. Мы ведь вместе.

Вместе. Волшебное слово. Кажется, что произнося его, можно горы свернуть. Что не подвластно одному человеку, то смогут сделать двое. Мне так казалось.

— Арин, ты говоришь, что мечтаешь о работе и семье. Так какая разница где работать? Главное ведь, что мы вместе будем. Мы с тобой поженимся, как только прилетим.

— Так давай сразу оформим отношения. Чего тянуть? — предложила я.

— Папа будет против. Он ведь узнает об этом. Ругаться станет. Сама же знаешь.

Да, я это знала. Отец Дениса меня сразу в штыки принял. Правильно, дочка нищих экзо-геологов не пара его золотому сыночку. Правда этот сынок мало чего мог без поддержки папы. И моей поддержки. Сколько я раз бегала договариваться о его пересдачах. Занималась с ним. Что-то писала за него. Помогала во всём. Тянула. Мне тогда казалось это правильным. Папа сразу дал понять, что видеть меня в семье не хочет. Но тут Денис встал на мою защиту. Первый раз пошёл против отца. Мы продолжили встречаться.

— Так что ты скажешь? — спросил меня Денис. В его глазах, что смотрели на меня, было столько надежды. Не знаю, что случилось бы с ним, если бы я ответил отрицательно.

— Я поеду с тобой. Мы ведь вместе, — улыбнулась я, мысленно прощаясь с карьерой и хорошей работой. Мы вместе…

Я подала заявление о переводе на далёкую и всеми забытую планету. Заключила контракт. Денис заключил его раньше. В тот же день, когда сообщил мне это «грандиозное» известие о нашей «удаче». Так как я ехала добровольцем в сектор, куда было не так много желающих, мои опасения подтвердились, меня отпустили с работы легко. Тем более такое место пустым не бывает. Никто не задумался и не спросил о моем решение. Молодёжь так поступала часто. Вроде хорошо устроились. Жили не тужили, увидели репортаж об открытии новой планеты или документальный фильм о жизни туземцев на какой-нибудь Марханте-5 и бросали всё. Уезжали навстречу приключениям. Правительство же только радо было поддерживать желающих покорять космос.

Волна первых пионеров прошла. Люди больше стремились к стабильности. Всё больше было желающих променять приключения на стабильную работу в обжитой системе, а не борьбу со стихией и обстоятельствами где-то в холодном космосе. Но иногда этот дух авантюризма просыпался.

Наш отъезд совпал с получением целым рядом учёных престижной премии за вклад в развитие межэтнических отношений и работе на сверхдальних расстояниях. Это была слава, большие деньги, престиж, который заставлял записываться в пионеры космоса.

Я написала сообщение родителям. И попрощалась с ними заодно. Не знаю была ли на той планете межгалактическая связь. Что-то я в этом сомневалась. Хорошо если там будет стабильно ходить сообщение между планетами и не придётся ждать необходимых лекарств и аппаратуры годами, используя в лечение древние методы диагностики.

Мне в памяти до сих пор врезался эпизод, когда я в детстве заболела. А мы тогда были с родителями на астероиде, где всё лечение ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→