Ёлка в подарок

Галина Осень

Ёлка в подарок

Пролог

Я — одиночка. И всегда была таковой. С детского сада. Нет, у меня были приятели. И, в некоторые периоды, даже много. Но, внутренняя «я» никакой суматохи и многолюдья не любила. И всегда стремилась быстренько смыться в уютную тишину своей комнаты. На родной диванчик, возле которого на маленьком кофейном столике стоит мой ноут и ждёт, когда я щёлкну мышкой, открывая браузер.

Вначале, моя комната была маленькой комнаткой в квартире моих родителей. Потом — отдельной комнатой в аспирантском общежитии педунивера. Потом — съёмной комнатой у одинокой старушки. И, вот, уже год у меня есть своя собственная двухкомнатная квартира, купленная под ипотеку с помощью родителей.

Мой дом — моя крепость, это про меня. Я готова постоянно что-то делать, переделывать, совершенствовать в своём доме. И ради того, чтобы не беспокоить своими просьбами родителей и знакомых, научилась многое делать своими руками. Провести дополнительную проводку, заштукатурить, зашпатлевать, побелить, покрасить, наклеить любые обои — не проблема.

Собрать-разобрать мебель (она сейчас, вообще, как детский конструктор). Прибить, завинтить, обшить декоративными панелями, тоже несложно.

Но, есть, конечно, домашние работы, которые невозможно выполнить женщине. Силёнок не хватает. И, тогда, я обращаюсь в различные фирмы, специалисты которых всё выполняют в лучшем виде.

Поэтому, стенания моих коллег и знакомых по поводу необходимости мужской руки в доме, искренне не понимаю. По моим представлениям, мужчина им нужен только в постели, всё остальное для них с успехом делают фирмы, как и мне. А, муж… Именно — МУЖ, по смыслу этого слова, получается и не нужен7

Но, дамы признаваться в утилитарном подходе к мужской теме не хотят. И постоянно угрожают мне: — Вот, погоди, влюбишься…

Не знаю — не знаю… Любовь — чувство ответственное. Обоюдное, что крайне важно. А, кто же в трезвом (да и в пьяном тоже) уме влюбится в меня? Что-то, к тридцати моим годам, я таких желающих не встретила. М-да. Тоже показатель, между прочим.

Кто такая «я»? Я — Верочка Смирнова. Так меня называют все знакомые. Именно, имя плюс фамилия. Для студентов — Вера Ивановна. Мне тридцать лет. Работаю преподавателем в колледже. Не замужем. И не была. И не тороплюсь туда. (Хорошее дело браком не назовут).

Как я выгляжу? Обычно. Маленькая. Всего, метр пятьдесят шесть. Стройная. Это — моя гордость. Фигурка — блеск. Подтянутая. Мышцы тренированные. Талия на месте. Даже грудь есть. (Второго размера). Волосы каштановые, волнистые. Глаза — тёмно-карие. Кожа смуглая. Вроде всё. Да! Командовать люблю. И независимость ценю больше всего. Может, это мужчин и отпугивает? Но, прикидываться «блондинкой» у меня никогда не получалось.

Глава 1

Я уже целый час возилась с крестовиной для ёлки. Она никак не хотела стоять устойчиво. А, время, между прочим, приближалось к восьми вечера. У меня же не только крестовины, ёлки ещё не было. Это тридцать первого декабря!

Да-а, припозднилась я нынче. Ёлку я ставлю всегда, так как Новый год — мой самый любимый праздник. Но, нынче, из-за сессии и нерадивых студентов, опаздывала.

Повозившись ещё немного и ничего не добившись, плюнула на это дело, и решила быстренько сбегать на ёлочный базар неподалёку. И, вообще, лучше поставлю её в ведро с мокрым песком, как в прошлом году, решила я. Долго стояла, между прочим.

Накинув парку с капюшоном (на улице всего минус пять) и бегом спустившись по лестнице, выскочила на улицу. И замерла. Боже мой! Как хорошо! Тихо. Пушистые снежинки, мягко кружась, падают на землю, волшебно искрясь и мигая. Люди идут и улыбаются. Пахнет праздником. Ёлками и мандаринами.

С трудом сбросила наваждение и устремилась к базарчику. Ну, как всегда. Он уже закрывался. Все елки разобрали и на снегу валялись лишь отломанные ветки и подрубленные комельки. Рабочие быстро собрали всё в кузов машины и уехали.

Ну, и куда теперь бежать? За три часа до Нового года? Я поспешила к новому супермаркету, недавно открывшемуся на нашем жилмассиве. Там тоже торговали ёлками. И, если уж, не получится купить живую, то придётся взять искусственную. Хотя я их недолюбливаю.

У супермаркета ёлки ещё были. Но, не ёлки, а сосны. Их я не хотела тоже. В растерянности стояла у ограждения и уже подумывала зайти в магазин и купить искусственную. Как вдруг услышала рядом с собой мягкий баритон:

— Ищите красивую ёлочку?

Я обернулась. Рядом стоял мужчина средних лет. Под сорок или слегка за сорок. Чуть выше среднего роста. Симпатичный. Русоволосый. Глаза серо-зелёные. Одет дорого.

Продолжала, молча рассматривать его, не реагируя на затянувшуюся паузу. Мужчина тоже не пытался больше ничего говорить, а, склонив голову, внимательно наблюдал за мной.

Так и молчали вдвоём, меряясь взглядами. Наконец, посчитав, что дальше молчать уже неприлично или нужно уходить, я ответила:

— Да, искала ёлочку. Но, увы, опоздала.

— Да, Новый год, — сочувственно подтвердил мужчина, — Но, я, пожалуй, смогу вам помочь.

Он отошёл на шаг в сторону, и я увидела за его спиной невысокую пушистую ёлочку, воткнутую в сугроб.

— Я купил её для своих знакомых, а они мне сейчас позвонили, что тоже уже взяли ёлку. Просто бросить такую красавицу жалко, вот и ждал подходящего покупателя.

— Какой вы молодец, — вырвалось у меня. — Я, конечно, возьму это чудо. Сколько я вам должна?

— Нисколько. Я вам её дарю. Украшайте и празднуйте.

— Ну, нет! Так нельзя. Вот, держите, — и я протянула мужчине деньги.

Он, аж, отшатнулся и зашипел, как рассерженный кот.

— С ума сошли! Берите и идите!

Смерив меня раздражённым взглядом, мужчина развернулся и быстро скрылся в снежной круговерти вечера.

Я пожала плечами. Надо же, обиделся. Взяла ёлочку и потопала домой с лёгким сердцем. Всё-таки, праздник не отменяется.

* * *

Дома, поставила ёлку в ведро с песком и залила водой. (Ведро с песком я всегда с осени в лоджии оставляю. Причём, с песком речным, который собственноручно набираю у родителей на даче. Ну, не нюхать, же, мне потом грязный песок из городской песочницы). Теперь ёлка стоять будет устойчиво и, самое главное, долго. Ставлю я ёлочку 30-го, ну или 31-го, чтобы не обесценивать праздник слишком ранними приготовлениями. А убираю её, чуть ли не в конце января, отметив вместе с ней и рождество, и старый новый год.

Новый год я почти всегда встречаю одна. Или (очень редко) приезжаю к родителям. Но, стол готовлю всегда как на небольшую компанию. Ну, не умею я маленькими порциями готовить. Старая бабушка всегда говорила, что это значит, что у меня большая семья будет. А оно вон как выходит: не то, что большой, вообще никакой семьи нет.

Вздохнула, и, отбросив ненужные мысли, принялась хлопотать дальше. К одиннадцати часам вечера всё было готово. Стол накрыт, шампанское в ведёрке со льдом ждало своего выхода на столике рядом. Телевизор показывал старую, и уже надоевшую историю, про перепутанные дома. Окинув придирчивым взглядом комнату, и не найдя ничего криминального и не соответствующего, с чувством выполненного долга, накинув куртку, вышла в лоджию.

Это у меня тоже своего рода традиция: выйти на улицу и посмотреть на небо перед Новым годом, загадывая по нему желание на весь год. Если, облачно, снег, метель — это плохо. Если ясно, но мороз несильный — это хорошо. Если ясно и сильный мороз — это к переменам. Сегодня погода мягкая: морозец небольшой, тихо, снежок. Погода — новогодняя, а вот каким год будет — неясно.

Наклонившись на перила, подставила ладонь, ловя снежинки и рассматривая их узоры. Народ уже вовсю праздновал. Почти все окна светились огнями и гирляндами. Хотела уже возвращаться в комнату, но на соседней лоджии хлопнула дверь, и кто-то вышел покурить. Запах дорогих сигарет поплыл в мою сторону.

Этих новых соседей я ещё не знала. Они поселились недавно, да и подъезд был соседний. Это только лоджии рядом, а квартиры в разных подъездах. А я, честно говоря, в своём-то подъезде почти никого не знаю.

Человек в соседней лоджии, тем временем, подошёл ближе к перилам и облокотился на них, глядя на улицу. Неяркий свет из комнаты упал на его профиль и у меня невольно вырвался возглас:

— Вы?!

Мужчина повернул голову и удивлённо посмотрел на меня. Затем, узнавание проявилось в его взгляде, и он уже с улыбкой ответил:

— А-а, Ёлочка! Добрый вечер!

И продолжил с улыбкой рассматривать меня.

— Хорошо выглядите. Ёлочку успели нарядить?

— Успела, — заторможено ответила я.

— А я вот дома остался. Почему-то не захотелось никуда идти, — сообщили мне доверительно.

— Я тоже никуда не пошла, — ответила я.

И чувствуя, что, не смотря на мягкий морозец, я уже подмерзаю, сказала:

— Извините, мне холодно. Я пойду.

— Подождите! — воскликнул мужчина, — Можно к вам в гости?

Я опешила. В гости?! Совершенно незнакомый человек? Мужчина?! Но, что-то щёлкнуло в моём сознании и… Почему бы и нет? Не маленькая девочка. И мужчину уже немного знаю. Ёлочку у него купила. И я храбро ответила:

— Можно.

И только потом сообразила: а как? Но, этот вопрос решил сам мужчина. Легко встав на перила, он просто, держась за перегород ку перешёл на мою лоджию. Это на восьмом этаже! У меня дыхание перехватило.

— Вы с ума сошли, — накинулась я на него, когда он спрыгнул в мою лоджию — А, если бы вы свалились?!

— Ну, не свалился же, — поднял он руку в успокаивающем жесте. — Всё хорошо. Не волнуйтесь. Давайте, хвастайтесь нашей ёлочкой.

Так и ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→