Бабочка

Savva

Бабочка

=== Глава 1 ===

Когда вспыхнул рассвет,

И настал новый день

Незнакомой жизни иной,

Счастье вновь согрело меня…

(«Anthony Newley & Leslie Bricusse», «Feelin’ Good»)

Июнь 1999 года. Маленькое кафе в Косом переулке

Время приближалось к обеденному, однако в недавно открытом и пока ещё не очень известном кафе было не особенно многолюдно. По правде сказать, оно практически пустовало: занятыми оказались только три столика, за одним из которых сидели две молоденькие ведьмы. Одна из них, Джинни Уизли, чьи длинные огненно-рыжие локоны добавляли оформленному в нежных, тёплых коричнево-терракотовых тонах помещению кафе столь необходимую яркость, трещала без умолку, в то время как её неразговорчивая подруга Гермиона Грейнджер, напротив, казалась несколько приунывшей.

— Значит, всё кончено? Ты наконец порвала с ним? — спросила Джинни, испытующе глядя на неё светло-карими, цвета лесного ореха глазами.

Подавив тяжёлый вздох, Гермиона кивнула.

— Да… Наверное…

— Ну, и-и-и?.. — недоумённо протянула медноволосая ведьмочка. — Ты же этого хотела?

— А-ха.

— Тогда к чему эта внезапная грусть? Чёрт возьми, Гермиона, иногда я вовсе не понимаю тебя!

— Просто… Всё это сложно, понимаешь? Мы через многое прошли плечом к плечу. Вместе победили в войне и вместе пережили потери, как бы тяжелы они не были, Джин. Это… Для меня это конец целой эпохи, — меланхолично пробормотала подруга.

— Слушай, перестань себя мучить. Вы оба пытались, но ничего не вышло. Рон — мой брат, и я его знаю как никто другой. Он не умеет долго обижаться. Да, вы перестали быть любовниками, но, вот увидишь, скоро вновь станете друзьями. Как мы с Гарри, — на одном дыхании выпалила Джинни. — Ты же всерьёз собралась покончить со всем этим? — добавила она, вдохнув полные лёгкие кислорода, чтобы продолжить тираду, и, не дожидаясь ответа, залпом проглотила остатки сливочного пива из бутылки Гермионы.

— Ага, — пробормотал та, не уточнив, с чем именно соглашается.

Положив в рот последний кусочек печенья, Гермиона медленно начала его пережёвывать, рассеянно гоняя ногтём по тарелке оставшиеся крошки. Плечи её вновь поникли, глаза наполнились слезами, а сама она превратилась в жалкое воплощение депрессии и уныния.

Джинни хлопнула пустой бутылкой из-под сливочного пива по столу, тряхнула головой и, раздражённо хмыкнув, решительно заявила:

— Ох, мерлинову метлу мне в помощь! Ну, чего ты так раскисла, подруга? Сама подумай: ты молода, умна, сексуальна, а теперь ещё и свободна. И можешь делать всё, что твоей душеньке угодно. Например… Ну, не знаю… Напиться и привести домой одного вон из тех красавцев, — и она кивнула в сторону четверых молодых и довольно симпатичных магов, которые занимали столик в дальнем левом углу. — А при желании — и не одного… — прозрачно намекнула она, недвусмысленно поигрывая бровями.

С Гермионы меланхолию словно ветром сдуло! Щёки зацвели ярким румянцем, и она негодующе прошипела:

— Джинни, ты совсем с ума сошла? Потише! — однако в следующую же секунду, не сдержавшись, фыркнула и сдавленно захихикала.

— Да с чего вдруг-то? Я — современная ведьма! — провозгласила мисс Уизли, с притворной невинностью хлопая ресницами.

— «Бесстыжая ведьма» звучит точней.

Гермиона тихо смеялась над ужимками рыжеволосой бестии, явственно ощущая, как настроение медленно, но верно поднимается.

Вдруг Джинни изумлённо распахнула глаза и, выдохнув короткое и звонкое:

— Ой, — ошарашенно уставилась на что-то позади подруги.

Проследив за её взглядом, Гермиона повернула голову и в ужасе замерла. Очевидно нескромные слова всё же были услышаны теми молодыми людьми, что сидели за столом в углу, потому что теперь на неё открыто и радостно пялились четыре пары горящих энтузиазмом глаз. Парни столь восторженно подмигивали ей, словно их беспрестанно мучил тик, а белозубые многообещающие ухмылки просто ослепляли, так что Гермионе пришлось моментально зажмуриться и отвернуться.

— Вот тебе и «ой»! — тихо пробормотала она. — Думаю, надо валить отсюда… Сейчас же!

Изо всех сил сдерживая нервное хихиканье, ведьмочки подорвались со своих мест, бросили на стол несколько монет и покинули кафе, стараясь не обращать внимания на восторженный свист провожавших их взглядами молодых людей. Стоило им оказаться на улице, не в силах остановиться, они звонко расхохотались, пугая прохожих не вполне адекватным поведением.

— Поверить не могу, что ты во всеуслышание заявила подобную пошлость, Джинни! — стараясь отдышаться, возмутилась Гермиона.

— Ха-ха, да ладно! Ты видела их глаза? Похоже, они за нами на край света готовы были бежать, помани только пальцем… Фу-у… — выдохнула неугомонная заноза, успокаивая сбитое хохотом дыхание, и целеустремлённо потащила подругу ещё куда-то. — Так… Нас ждут великие дела! Пойдём-ка сотворим что-нибудь безумное.

— Безумное?! С этого места поподробней, пожалуйста!

И Гермиона подозрительно прищурилась, продолжая упираться в тщетных попытках остановить Джинни Уизли, фантазия которой не знала границ и порой приносила определённые неудобства.

— У меня пока нет идей. Можем пойти покататься на гиппогрифах или отправиться в караоке-бар… А можем сделать себе татуировки или безумно короткие стрижки!.. Посмотрим, — тут Джинни наконец заметила недоверие в лице и поведении подруги и добавила: — Ох, ради Мерлина, Гермиона, ты же никогда не была трусихой!

— Почему у меня такое чувство, что я об этом очень пожалею? — обречённо пробормотала мисс Грейнджер и махнула на всё рукой. — А, чёрт! Ладно, пошли!

Вопреки опасениям на следующее утро она проснулась в крошечной квартирке, которую сняла месяц назад. Правда, на голове её красовалась абсолютно неожиданная и немыслимо короткая причёска в стиле «боб», а на плече порхала вытатуированная бабочка. К счастью, ничего вроде похода в караоке-бар или катания на гиппогрифах в памяти не всплыло, но лёгкая головная боль всё же присутствовала… Вероятней всего из-за похмелья…

Благотворительный бал в Малфой-Мэнор

Пять дней спустя Гермиона стояла перед зеркалом в спальне и рассеянно разглядывала собственное отражение. Через час она должна была отправиться на благотворительный бал в Малфой-Мэнор. Приготовленное для выхода платье уже лежало на кровати, а на полу, возле зеркала, стояли босоножки на высоких каблуках, с длинными ремешками, готовыми хоть сейчас обвить её изящные лодыжки. Вот только Гермиона никак не могла себя заставить начать одеваться.

Она знала, что ей в любом случае придется там присутствовать. Поводом послужила великолепная идея: собранные пожертвования должны были пойти в фонд сирот войны. Бал организовывали Нарцисса и Андромеда, воссоединившие семейные узы после окончания войны, а Гермиона им активно помогала. Более того, именно ей и принадлежала идея этого благотворительного мероприятия. Однако её невозможно удручало то, что на сегодняшнем балу она окажется единственным представителем Золотого Трио. Рон отказался в последний момент, видимо, до сих пор всё ещё раздражённый недавним разрывом отношений. А у Гарри не получилось отпроситься из Академии.

Гермиона вздохнула.

«С тех пор как окончилась война, изменилось слишком многое!»

Формально они всё ещё оставались друзьями. Однако весь последний год жизнь то и дело разводила и подталкивала их по разным сторонам. Гарри, как и мечтал, пошёл учиться по специальной программе на аврора. Рон, наоборот, передумал и решил работать во «Всевозможных волшебных вредилках» вместе с Джорджем. Что касается Гермионы, то она, как и ожидалось, успешно сдала Ж.А.Б.А. и на днях должна была начать карьеру в Министерстве.

Вот только оказалось, что две любовные истории, которые расцвели в непростое военное время, не выдержали испытание рутиной мирной жизни. Джинни и Гарри первыми объявили, что расстаются, а после долгих и мучительных разговоров Гермиона и Рон тоже пошли каждый своей дорогой…

Взгляд мисс Грейнджер, в который раз скользнув по отражению в зеркале, задержался на не так давно приобретённой татуировке. Искусно изображённая специальной тушью бабочка, теперь навсегда украсившая собой правое плечо, поприветствовала хозяйку едва слышным шорохом тончайших крыльев цвета фуксии. Гермиона усмехнулась и покачала головой, до сих пор не до конца веря в то, что решилась на что-то столь вызывающее. Это было так на неё непохоже! А уж то, что решилась обрезать роскошные кудри, только подтверждало, что в тот день она окончательно сошла с ума.

Но, даже соглашаясь с подобными выводами, Гермиона не могла отрицать тот факт, что бабочка с крыльями цвета фуксии и новая короткая причёска вместе выглядели элегантно и очень даже современно. К тому же, по какому-то чудесному совпадению, платье с открытыми плечами, которое она купила специально для подобных мероприятий (ей теперь приходилось бывать на них довольно регулярно), было сшито из ярко-пурпурного шёлкового жоржета, который идеально сочетался с её нынешним образом.

— Ладно, хватит копаться в прошлом, пора одеваться, — пробормотала она себе под нос и рванула в душ.

Двадцать минут спустя, до скрипа чистая и вызывающе обнажённая, с сияющим лицом и мерцающим от увлажняющего лосьона телом, благоухая ароматом вербены, Гермиона выпорхнула из ванной комнаты. Быстро надела тоненькие розовые стринги, приготовленное ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→