Рыцарь в поиске

Энтони Рейнольдс

РЫЦАРЬ В ПОИСКЕ

Рыцари Бретонии почитаются за свое воинское искусство, отвагу и славу, стяжаемую ими в битвах против зла. Проявив себя во множестве сражений при защите своей родины, Калар из Гарамона приносит Владычице клятву Рыцаря В Поиске, приняв обет искать и истреблять силы Хаоса. Ему предстоит сразиться с множеством страшных врагов, что подвергнет суровому испытанию не только его храбрость и воинское мастерство, но и прочность клятв Владычице.

I

Серебристая луна Маннслиб напоминала острый серп, низко висевший в ясном ночном небе. Прогалины снега ярко блестели под лунным светом. Хотя уже почти месяц длилась весна, ветер, завывавший в полях, был по-зимнему обжигающе холодным. Два всадника, сгибаясь под порывами ледяной метели, устало ехали по грязной дороге, проезжая мимо полей, заброшенных крестьянских лачуг и редких рощ.

Они путешествовали в молчании, один ехал позади другого, не произнося ни слова. Единственными звуками были топот копыт, позвякивание сбруи и призрачный шепот ветра.

Всадник, ехавший впереди, плотнее запахнулся в свой поношенный в дальних странствиях плащ, когда ветер стал усиливаться. Лицо его было почти полностью скрыто в густой тени капюшона, но глаза ярко сияли в лунном свете. Он ехал на огромном боевом коне, более шестнадцати ладоней в холке, на спине всадника в ножнах висел большой меч. В отличие от своего спутника, этот всадник сидел на коне в вальяжной манере человека, большую часть жизни проведшего в седле.

Второй же путешественник смотрелся в седле явно нелепо, неуклюже сгорбившись на спине своего паршивого мула. Этот мул, нагруженный вьюками и сундуками, и с трудом тащившийся по грязи, опустив голову почти до земли, выглядел поистине жалкой тварью. Всадник на муле дрожал от стужи - его плащ был совсем ветхим и поеденным молью. Не в силах больше держать глаза открытыми, он задремал, повесив голову, и качнулся в седле. Вскрикнув, он проснулся и, неловко ерзая, все-таки смог удержаться на спине мула.

- Если ты еще раз свалишься, я не буду тебя ждать, Клод, - произнес первый всадник, не оборачиваясь.

Капюшон Клода откинулся, открыв его уродливую голову. Волосы его были выбриты в тщетной попытке избавиться от вшей, а маленькие свиные глазки расположены неровно. У него было только одно ухо - второе отрезал норсканский шаман несколько лет назад. Выпяченная нижняя челюсть и нависший лоб придавали Клоду особенно глупый вид. Бросив злобный взгляд на спину хозяина, он скорчил мерзкую рожу.

- Еще раз скорчишь такую рожу, Клод, и я отрежу тебе пальцы, - сказал хозяин.

- Простите, мой лорд, - промямлил Клод, зная, что это не пустая угроза.

Они продолжили ехать в молчании. Клод моргал, пытаясь не спать и разглядеть окружающую местность. Она казалась странно знакомой, хотя в темноте трудно было сказать наверняка. И, кроме того, он не был в Бретонии уже много лет.

- Где мы оказались, мой лорд? - спросил он наконец.

- Дома, - ответил хозяин.

«Как странно сейчас это слово», подумал Калар. «Мы дома».

Шесть долгих и трудных лет прошли с тех пор, как он покинул замок Гарамон. Казалось, прошла целая жизнь. Шесть лет назад он принес обет Поиска Грааля, возложив копье на алтарь Владычицы и передав управление своим замком и владениями своему юному родичу Орландо под бдительным надзором барона Монкадаса. Тогда Орландо был семилетним мальчиком, а сейчас он, наверное, так вырос, что его будет почти не узнать.

Калар путешествовал по всему Старому Свету и за его пределами, в поисках видения Владычицы Озера, богини-покровительницы Бретонии. И за все эти годы он, как и требовала его клятва, никогда не проводил больше одной ночи в одном месте, дабы Владычица не сочла его нерадивым.

В поисках божественной милости Владычицы он побеждал жутких и кровожадных тварей в темных лесах Империи, защищал угнетенных в жарких землях Арабии далеко на юге, и вместе с танами гномов бился против ревущих орд зеленокожих в глубоких подземельях под Горами Края Мира. Он сражался в десятках поединков чести - в одном из них против чудовищного тирана огров. Он бился с троллями в ледяной области Кислева, спасал дочь имперского дворянина из рук банды культистов, готовившихся принести ее в жертву в катакомбах Альтдорфа, и вышел победителем из знаменитого Танца Клинков в городе головорезов Сартозе на побережье Эсталии. Повсюду он искал призрачное присутствие богини, но всегда она вела его все дальше и дальше. А теперь она привела его обратно на родину.

Уже многие месяцы в снах Калара повторялось одно и то же видение. Хотя он не мог полностью понять его смысл, одно было ясно без сомнения: богиня хотела, чтобы он вернулся в замок Гарамон.

Поднявшись на травянистый холм, Калар остановил коня и откинул капюшон. Черты его лица давно лишились всякой мягкости, годы странствий и битв закалили его тело и душу. Глаза были темными и суровыми, щеки покрылись щетиной, немытые волосы свисали на плечи, а лицо было загорелым. Худощавый и настороженный, словно волк на охоте, он вглядывался вдаль, прищурив глаза.

- Господин? - спросил Клод, спустя минуту. - Что там? Я ничего не вижу.

- Вот именно, - сказал Калар. - Где огни замка Гарамон? Мы должны были заметить их еще на горизонте отсюда.

Мощная крепость господствовала над местностью на много миль вокруг, и ее ратники всегда зажигали на башнях сигнальные огни, когда наступала темнота. Но сейчас горизонт на западе окутывала зловещая непроглядная тьма.

- Может быть, их сегодня забыли зажечь? - предположил Клод, но Калар покачал головой.

- Нет, тут что-то не так, - сказал он, и его глаза ярко блеснули в лунном свете. - Я быстрее поеду один. Следуй за мной и не сходи с дороги. И не мешкай.

Клод кивнул.

Калар движением поводьев пустил коня в рысь, и поскакал к видневшемуся вдалеке темному силуэту замка Гарамон.

Маннслиб едва коснулся горизонта, когда рыцарь подъехал ближе к замку. Окутанный зловещей тьмой, родовой замок Калара возвышался над ним. Ожидая обнаружить какую-либо угрозу, Калар объехал замок по широкой дуге, но не увидел никаких признаков жизни, за исключением вспугнутой лисицы и пары охотившихся сов. Лицо Калара было мрачным. Воздух наполнял запах пепла, и было видно, что несколько башен замка обрушились. На стенах не было часовых, и ни в одном из окон замка не светилось ни огонька. Судя по всему, замок был полностью покинут и постепенно разрушался.

Однако опыт Калара научил его осторожности, и он завершил свой объезд по широкой дуге, лишь после этого подъехав с южной стороны к главным воротам замка. По привычке он убедился, что ветер дует ему в лицо, чтобы замаскировать его запах.

Мост через ров был опущен и заметно обветшал, а заржавевшая опускная решетка была поднята. Калар проехал через привратное укрепление во внутренний двор крепости, оглядываясь вокруг среди руин когда-то великолепного замка.

Главная башня выгорела, ее светлые камни почернели от сажи, и лишь ветер скорбно завывал в пустых залах. Конюшни полностью сгорели, от них осталось лишь несколько обгоревших балок. Северо-восточная стена частично обрушилась, ее обломки, рассыпанные по земле, были похожи на могильные камни.

Спрыгнув с седла, Калар привязал своего коня к почерневшей от пламени коновязи, прежде чем подняться по ступеням к входу в главную башню. Одна створка дверей отвалилась, другая сиротливо висела на одной петле, скрипя на ветру. Вынув из ножен меч, Калар вошел в темные помещения главной башни.

Он шагал по пустым залам, но на его лице никак не отражались нахлынувшие чувства. Внутренние помещения башни были открыты небу, и высоко над головой виднелись звезды. Верхние этажи все сгорели, от них осталось лишь несколько толстых балок, но и они сильно обуглились, и выглядели так, словно могли обрушиться в любое мгновение. Величественная каменная лестница, поднимавшаяся от главного входа, уцелела, но теперь она вела в никуда, и ее ступени были густо усыпаны пеплом.

Среди пепла и обломков в одном из залов виднелись кости и куски доспехов. Калар внимательно осмотрел их, пытаясь понять, какая беда обрушилась на его дом. Разрубленные кости были свидетельством сильных ударов, нанесенных мечом, и чем дальше Калар углублялся в руины, тем больше он находил свидетельств, что несколько лет назад здесь произошел ожесточенный бой.

Скорее инстинктивно, чем сознательно, он оказался в маленькой пристройке в западном крыле замка, где находилась часовня Владычицы. Божественная сила не защитила ее от пожара, бушевавшего в башне, и лишь осколки остались от когда-то прекрасных окон из цветного стекла.

Что-то привлекло его взгляд, и Калар, спрятав меч в ножны, опустился на колени перед почерневшим от огня алтарем. Наполовину погребенная под обломками маленькая статуя Владычицы лежала на боку, но осталась невредимой. Она была покрыта сажей и засыпана щебнем, но Калар поднял ее, благоговейно поставил на алтарь, и, закрыв глаза, начал молиться.

Снаружи раздался шум, и Калар мгновенно вскочил на ноги, выхватив меч. Двигаясь бесшумно и держась в тени, он, словно призрак, прошел по разрушенному залу.

- Господин? - раздался голос Клода.

- Тихо, дурак! - прошипел Калар, выйдя из мрака разрушенной башни.

- Господин, что здесь случилось? - спросил Клод. Он сполз - почти свалился - с седла и привязал своего мула к коновязи рядом с конем Калара.

Взгляд Калара заметил что-то на земле у ног крестьянина.

- Не двигайся! - приказал рыцарь.

- Что? - спросил Клод, повернувшись к нему.

- Не двигайся! Замри, - велел Калар, и крестьянин застыл на месте. Рыцарь подошел к нему, внимательно рассматривая землю. В грязи виднелись следы, которых он ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→