Вольх и его обитатели.

Грейв.

Вступление.

"Твою мать!!1 Подробности письмом." - как говорится в одном старом анекдоте... Он удивительно подходил к текущей ситуации. Добор крепко держал стальное копье стражника и со слегка испуганным интересом разглядывал приколотую к стене тварь. А посмотреть было на что! Густой серый мех, красиво переливающийся в свете луны и немногочисленных фонарей, битком наполненная острейшими зубами волчья пасть - Добор полагал, что их там было не меньше миллиона - крепкие мускулистые человеческие руки, заканчивающиеся впечатляющего размера когтями. Это было крайне маловероятно, но Добор был почти уверен, что когтей было не меньше чем зубов.

Вервольф, а именно вервольфа Добор приколол к стене дома, бесился, выл и брызгал слюной на одном конце копья, сдерживаемый лишь довольно тонкой фигурной металлической перекладиной у острия, а на другом конце копья, твердо держа его недрогнувшей рукой, стоял Добор и размышлял о совершенно посторонних вещах. Да и честно говоря, сейчас он был не рядом с беснующейся, кровоточащей тварью, а на лесной поляне в ярко освещенном лесу! Вокруг него порхали бабочки, пели птицы: "Чирик-чирик, ррррав!!1" и шумела листва. Конечно, шум листвы слегка смахивал на вой оборотня, но лишь слегка. А еще Добор размышлял о том, о чем обычно и размышляют в полдень, на ярко освещенной лесной поляне вдобавок окруженной серебрянными антиоборотневыми стенами:

"Как же здесь хорошо... - думал он, - Как же замечательно, что я здесь, а не на ночной улице Вольха, один на один с обезумевшим от боли вервольфом! Интересно, чисто гипотетически, а вот если покрепче упереть гипотетическое копье в гипотетическую брусчатку, смогу ли я гипотетически рвануть в сторону отделения стражи и добежать до него раньше, чем оборотень освободится и догонит меня?.."

Хотя, о чем он думает... Его напарники - сержант Торп и братья Лонг и Монг, наверняка уже забаррикадировались внутри и теперь, так просто туда не попасть...

- Держись, Добор! Мы ведем его! - послышался в лесу взволнованный голос сержанта Торпа.

"Зашибись... - слегка раскаиваясь подумал Добор, - А вот я бы сюда ни за что не вернулся...". Он нет-нет, да выглядывал из своего чудесного леса краешком глаза, чтобы убедиться сломал уже вервольф стальную перекладину на копье или еще нет. Перекладина гнулась с противным скрипом, но пока держалась...

"Интересно, кого они ведут?.. - подумалось ему, - Еще стражников? Вряд ли, тогда сержант сказал бы что ведет "их" а не "его". Может рыцаря?..".

Вообще то, Добор рыцарей не любил, поскольку в любом состоянии подпития они уж больно хорошо дрались. Частично из-за произвола магов, но во многом и благодаря встречам с рыцарями стражники получили псевдосеребрянные копья вместо обычных, где из металла был сделан только наконечник. С рыцарями стражники сталкивались еженедельно, если не ежедневно и раньше все встречи проходили по-одному и тому же сценарию: рыцарь перерубает древка копий, сближается и стражники получают щедрых люлей. Теперь же борьба шла с переменным успехом - смогли стражники выдержать яростный напор рыцаря и рыцарь отправлялся на отдых в камеру, не смогли - и стражники отправлялись на отдых там где они "не смогли". К счастью, даже в полубессознательном состоянии рыцари настолько хорошо владели мечом, что стражники получали только "люлей", а не билет на небо, но любви к рыцарям такая виртуозность, как это не странно, все равно не прибавляла. Хотя, вот в данном конкретном случае, Добор решительно поменял свои взгляды и сменил гнев на милость в отношении абсолютно всех рыцарей! Вот такой он щедрый и незлопамятный!

Топот ног становился все ближе и на стенах домов, а также на шкуре оборотня заиграли новые блики и отсветы. Зверь на секунду застыл, с ненавистью поглядев в сторону источника звука, а затем принялся беситься с удвоенной силой.

- Птички... - с трудом удерживая копье проговорил Добор, - Кар, мать его так, кар...

Вокруг стало светлее, за спиной раздавались чисто "стражнические" звуки, такие как бряцание железа и неуверенное перешептывание, а рядом с Добором остановился седобородый благообразный старик и внимательно его осмотрел:

- Юноша... А я вам случаем не должен ли денег? - вопросил старик деловито разглядывая бледное лицо стражника и совершенно не обращая внимания на оборотня. Добор ожесточенно затряс головой:

- Ни монетки, ваше магичество! - уверил он старичка. Тот скептически щурился еще пару секунд, мучительно вспоминая лицо стражника среди своих кредиторов, а потом пожал плечами и взмахнул посохом.

Добор и рад бы описать следующую сценку словами о том, как потоки огня сорвались с навершия посоха и сожгли брызжущую слюной тварь, но ничего подобного не случилось - маг воспользовался своим посохом по прямому назначению, как дубиной. Взмах двухметровой длинны дубового посоха с медным набалдашником сотворил чудо - оборотень вырубился...

- Можете отпускать молодой человек. - уведомил его благообразный старец, - Я бы хотел забрать свой трофей. Или... Вы тоже на него претендуете? - подозрительно сощурился маг, воинственно покачивая посохом. За спиной Добора послышалось очередное шушуканье, свидетельствующее о готовности его напарников к очередному спринту. Интересно, кого они привели бы в этот раз...

- Никак нет, ваше магичество! - браво отрапортовал Добор, - Руки не слушаются!

- Хм... Ну, это понятно, это простительно. - покивал старый маг и достал откуда то из глубин балахона флягу. Откупорив крышку, он глотнул из неё сам, а затем поднес флягу к губам Добора, - Глотните, молодой человек! Изобретенное мной антисептическое и оздоравливающее зелье, на основе природных трав! Я назвал эту волшебную микстуру - "водка" - выпив её, вы либо придете в норму, либо... одно из двух.

Добора устраивали оба варианта, к тому же он знал что такое водка, поэтому сделал щедрый глоток. Уже спустя секунду тепло распространилось по его телу, позволив расслабить мышцы рук и вытащить копье из тела вервольфа, отчего тот упал на мостовую. Маг тоже глотнул из фляги и напевая нечто вроде "пум-пум пум", схватил оборотня за ногу и потащил в сторону своей башни, мимо раступившихся в сторону стражей. Те проводили его взглядами, а потом развернулись к Добору, опиравшемуся о копье:

- Пум-пум пум... Классная песня, надо слова записать. - задумчиво сказал он им и упал в обморок.

Глава 1.

Попал Добор в Вольх примерно месяц назад. Вообще то, его звали не Добор, а Соболев Максим Геннадьевич 1985 года рождения и был он уроженцем славного города Пензы, но всем было глубоко пофиг на это его имя, поэтому в Вольхе он стал Добором. Дело в том, что Максим Геннадьевич был человеком крайне любознательным и когда перед ним открылся знаменитый тоннель, свидетельствующий о завершении его бренной жизни, в конце которого его ждал некто близкий и манящий, ему пришла мысль не часто посещающая людей в его положении: "А вот что будет, если пройти сквозь стену тоннеля?.. В конце концом - призрак он или погулять вышел!". Мужик подумал - мужик сделал! И вот Максим Геннадьевич уже проталкивается сквозь стену, а вслед ему несется благой мат дожидавшегося его "знакомого". Сам же Максим разглядывает интереснейшую сцену - на брусчатке мостовой неизвестного, по виду средневекового, города лежит тело молодого парня, одетого в стильную кирасу и неплохой кольчужный доспех, слегка окровавленное, а из него выходит призрак этого парня и заходит в небезызвестный Максиму Геннадьевичу тоннель. Вокруг тела собрались скорбящие, судя по доспехам, сослуживцы паренька, а также всевозможные зеваки. Надо сказать что в тот момент Максим Геннадьевич испытывал чувство глубокого счастья, радости и веселья, к тому же был "легок на подъем" и настроен слегка "пошалить".

"А попробую ка я вселиться в тело и сказать восхищенной публике свое весомое "Бу!"!" - с восторгом подумал Максим Геннадьевич и смело последовал своему "плану". Надо сказать что Максиму его начинания полностью удались и он смог напугать абсолютно всех собравшихся, вот только... Когда он лег обратно и целомудренно сложил ладошки на груди, оказалось, что он понятия не имеет как выйти из тела... У него были дела, его ждали и тут такое... В общем, Максим Геннадьевич отрубился, а когда очнулся он уже был... Добором. Стражником в городе под названием Вольх. Никто ему этого не рассказывал - он это знал как само собой разумеющееся, после того как очнулся в помещении стражи... Также его окружали сослуживцы, которых он сразу же узнал, несмотря на то, что впервые видел и говорили они на непонятной тарабарщине... Которую Максим, тем не менее, прекрасно понимал и на которой тут же возмущенно вопросил вселенную:

- Какого-такого лешего тут происходит?! - к сожалению вселенной было на него плевать, а вот сержант Торп, отозвался:

- Ешкин корень, парень! Мы уж думали тебе кранты! - и дружески похлопал раненного по плечу. Взрыв боли прервал их наметившийся диалог и Максим Геннадьевич, а точнее Добор, опять провалился в забытьи.

- Что скажите ваше магичество? С ним все будет в порядке? - с тревогой спросил сержант. Людей и так не хватало, и он не испытывал ни малейшего желания терять еще одного, - Как скоро он сможет выйти в патруль?

- Ммм... А я точно не должен ему денег? - на всякий случай уточнил мэтр Антониус. Такие вопросы никогда не были лишними! Сколько денег можно сохранить, вовремя не оказав помощь своему кредитору? Да настоящюю гору! А то что сберег, то заработал - такова старинная мудрость.

- Абсолютно точно ваше магичество. Он новенький и еще не успел заработать, чтобы что то вам одалживать. - заверил его сержант. Очень многие люди в минуту опасности стремились простить магу все его долги...

- Хм. Он здоров. Организм у мальчика крепкий, ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→