Охотники и жертвы

Лина Алфеева

Тесса Громова. Охотники и жертвы

Глава 1

Мир не делится на чёрное и белое. Я никогда не заблуждалась на этот счёт. Маги не спасают людей от обитателей ночи, только защищают. Тонкая грань. Если точно не знать, о чём идет речь, можно и не уловить разницы. Охотники и жертвы делают вид, что всё в порядке. Хищник имеет право питаться, а его добыча – оформить добровольное согласие и выбрать, кому подставить шею. Пока это правило работает, стражи не вмешиваются. Неважно, нравится ли им существующий порядок, на компромисс они пошли потому, что не готовы выбрать альтернативу, имя которой – война на истребление.

Философские мысли в конце рабочей недели – та ещё беда, но когда тянет на рассуждения в понедельник во время предрассветной пробежки – это уже диагноз. Прав Гришка, драгоценный наш судмедэксперт, надо бы мне в тренажёрку записаться. Незачем в одиночку круги по скверу наматывать.

Рёв «металла» в наушниках сменился не менее громкими звуками рок-оперы, я перешла на быстрый шаг и приняла вызов:

– Доброе утро, капитан.

– Утро, Тессия. Спишь?

– Бегаю.

– Тогда беги в сторону «Полуночника».

Юдину не пришлось уточнять, что речь шла о вампирском ночном клубе. Этим летом упировцы раз десять выезжали на вызовы. Помимо подозрительных посылок, доставленных курьером к дверям клуба, доблестные вампироборцы расписывали баллончиками асфальт перед воротами. Несмотря на то что с момента появления в городе багрянца – наркотика, распространенного вампирами и приведшего к смерти нескольких человек, – прошло три месяца, самые упорные продолжали «крестовый поход» против нежити. На территорию клуба не совались, зато за периметром находили распятия и связки чеснока. Один раз кто-то особо глумливый разбросал у ворот рекламные буклеты наркологических центров.

– Что на этот раз подбросили?

– Канистру с горючим и зажигалку, – мрачно отозвался Юдин.

Желание ерничать резко улетучилось. Поджог – это уже серьезно. За подобное кровососы станут мстить.

– Буду через двадцать минут.

– Отлично. Как раз пожарные закончат.

Филипп сбросил вызов. По его голосу я поняла: дело дрянь. Только бы обошлось без жертв.

Ещё недавно Управление по иным расам занималось исключительно бумажной работой и вело учёт нелюдей, проживающих в городе. Понемногу маги из Серой стражи стали привлекать УПИР к участию в расследованиях. Наш штат состоял из тех, кто прежде служил в полиции, где, как водится, бывших не бывает. В мэрии всячески поддерживали инициативу Юдина и его команды. Официально управление сохраняло нейтралитет по отношению к людям и представителям иных рас. Тем не менее чиновники считали, что упировцы, помня об источнике финансирования, присмотрят не только за нелюдями, но и за магами.

В политические игры я не лезла. Этот груз целиком лежал на плечах руководителя Управления и моего начальника – Филиппа Юрьевича Юдина. Будучи экспертом-консультантом по сверхъестественному, я занималась обучением личного состава. Периодически меня брали на вызовы. Я осматривала места преступлений на предмет использования чар, искала улики магического характера, при необходимости присутствовала на допросах.

* * *

На то, чтобы вернуться домой, сменить футболку и добраться до машины, ушло минут десять. До клуба я доехала быстро, даже на работу пожарных успела полюбоваться. Верхнее пламя уже сбили, и теперь спасатели щедро поливали пеной стены.

Юдин заметил меня, кивнул, но к себе подзывать не спешил. Капитан общался с двумя вампирами, время от времени делая заметки в КПК. Я прошла вдоль оцепления, установленного персоналом. Выстроившиеся в линию кровососы молчали, впрочем одного взгляда на их застывшие лица было достаточно, чтобы у зевак не возникало желания подойти поближе. Большая часть посетителей уже разошлись, но были и такие, кто остался досмотреть фаер-шоу до конца.

Вспышку камеры я засекла быстрее вампиров, а вот до места засады добралась, когда ночного охотника за сенсацией под руки выставляли с территории клуба. На плече одного из вампиров болталась конфискованная камера.

– Вы не имеете права! Это вам не «Подземье»!

Вампиры сопроводили фотографа до шлагбаума и слегка подтолкнули в спину. Слегка… По вампирским меркам. Клыкастые и люди находятся в разных силовых категориях. От лёгкого толчка мужчину швырнуло вперёд. Чудом не влетев в столб, он растянулся на асфальте.

– Это нападение! Я буду жаловаться в УПИР!

– Можете начинать. – Я сделала шаг вперёд: – Тессия Громова, Управление по иным расам.

Мужчина поднялся на четвереньки и обернулся. Рассмотрев, кого именно выперли вампиры с территории клуба, я пожалела, что вмешалась.

На конкурсе субъектов повышенной наглости, обладающих минимальным чувством самосохранения, Виктор Лем мог взять приз зрительских симпатий, даже не подавая заявку на участие. Этот рыцарь скрытой камеры изрядно достал как людей, так и нелюдей. Высокий и нескладный, он умудрялся просачиваться в любое место, которое только могли облюбовать представители иных рас. Его блог «Прогулки с нечистью» пестрел многочисленными фотографиями с закрытых мероприятий. Удивительно, как фотографа-экстремала до сих пор не прибили. Я не верю в ерунду вроде страхования жизни от несчастного случая – чистая выкачка денег, – но на месте родственников Лема всё же раскошелилась бы на такой полис.

Увидев меня, Виктор довольно улыбнулся:

– Наконец-то! Я уже решил, что «упыри» пренебрегают прямыми обязанностями. – Причем сказано это было таким тоном, точно сотрудники УПИРа числились в персональных телохранителях представителей прессы. – Вампиры отобрали у меня камеру.

– Вижу. Радуйтесь, что не разбили. – Я повернулась к вампиру, на плече которого болтался аппарат: – Накопитель Виктора Лема изымается для изучения специалистами Управления по иным расам.

Вампир недовольно поморщился и кивнул. Подчинился по первому требованию. Странно, на моей памяти подобное произошло впервые.

Я протянула руку, последовало мимолётное прикосновение прохладных пальцев, и на ладони у меня оказалась крошечная карта памяти.

– Постойте! А как же фотик? – разочарованно протянул репортер.

Вампир слегка приподнял бровь и выжидательно посмотрел на меня. Что ж, я всегда ценила добровольное сотрудничество.

– Не видела никакого фотика, – произнесла я и зашагала в обратном направлении.

На площадке перед клубом царило оживление. Вампиры больше не изображали из себя живой щит, а толпились вокруг кого-то. Зеваки из числа людей практически разошлись. Оставались самые стойкие вампироманы, надеющиеся, что им перепадет порция кусачего счастья на сон грядущий.

Звук знакомого бархатного голоса заставил сбиться с шага. Само по себе появление Норда было ожидаемо. В последнее время он зачастил на вызовы УПИРа. Особой радости мне это не доставляло, однако выражать недовольство в открытую я не рисковала, хотя бы потому, что от Норда была реальная польза. Стоило ему объявиться, как нелюди проявляли подозрительную сговорчивость и желание сотрудничать. В настоящий момент деймонар успокаивал встревоженных вампиров:

– Повторяю, кланы оборотней не имеют отношения к поджогу. Надеюсь, моего слова для вас достаточно?

Вампиры нестройным гулом выразили согласие.

– Уверен, Управление по иным расам проведет непредвзятое расследование. С вашей стороны было бы разумно оказать посильную помощь следствию.

Норд замолчал. Я протиснулась между вампирами и увидела рядом с ним своего начальника.

– Мы успеем опросить всех до рассвета. Приглашаю работников клуба «Полуночник» воспользоваться нашим транспортом.

Я удивленно хмыкнула. Единственной вместительной колымагой, находящейся в распоряжении управления, был медицинский фургон, или попросту труповозка.

Вампиры дружно потекли в сторону парковки. Никто из кровососов не использовал суперскорость, однако в их движениях не было ничего человеческого. Они точно плыли над землей. Завораживающее зрелище.

– От лица управления благодарю вас за предоставленный транспорт. – Голос Юдина заставил меня повернуться обратно.

– Не стоит. Рассчитываю на вашу помощь, – отозвался Норд, но смотрел он при этом исключительно на меня.

– Сделаем все возможное, – ответила я, радуясь, что мой голос прозвучал по-деловому. – Когда нам позволят войти внутрь?

– Один момент, уточню у командира подразделения. – Юдин размашистым шагом направился к пожарным.

Норд приблизился ко мне и встал рядом. Занятно, но у меня больше не возникало желания увеличить дистанцию. Поначалу я неизменно шарахалась в сторону, мне казалось неправильным смешивать работу и личные отношения.

Мы встречались уже три месяца. Совместные обеды и ужины дополняли посещения частных вечеринок. Складывалось впечатление, что Норд задался целью познакомить меня с каждым нелюдем этого города. После встреч деймонар неизменно подвозил меня домой, желал приятных снов и… все. За три месяца он даже не попытался меня поцеловать! Похоже, его полностью устраивала видимость близких отношений. Что до меня, то я не была уверена, что жажду продолжения вечерних встреч.

– Выглядишь усталой… – мягко заметил Норд, он словно извинялся за затянувшийся приём. Домой я добралась только в первом часу.

– Отосплюсь на следующих выходных, – отмахнулась я. – Так вы… – Норд недовольно прищурился, и я тут же исправилась: – Так ты уверен, что оборотни ни при чем?

Одним из условий, выдвинутых Нордом, был переход на неформальное обращение. По имени я его называла через раз, зато ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→