Эффект Массы. Книга 1. Спектр.

Заявление об отказе от прав и ответственности

Настоящим заявляю, что все права на описание рас, персонажей, технических новинок и прочих элементов мира, показанного читателю в данной книге, а также на сюжет, диалоги и прочее содержание книги я, властью, мне данной или не данной, приписываю коллективу, известному в определённых кругах, как Биовары, в целом и Эндрю Карпишину лично. Всю ответственность за совпадение определённых фактов с реальностью, а также за вольное или невольное раскрытие информации, раскрытию не подлежащей, во всей полноте этой ответственности, я также возлагаю на вышеуказанного человека в частности и вышеуказанный коллектив в целом.

Данный текст написан мной в некоммерческих целях, взимание любой явной или скрытой платы за его распространение противно моей воле, за исключением случая, когда бенефициаром выступает вышеуказанный коллектив или лично вышеуказанный человек.

Я так сказал, и слова своего не нарушу.

P.S. Отдельное спасибо за иллюстрации всем, кто их создавал – все права на эти иллюстрации я признаю за их авторами. Приношу свои глубочайшие извинения тем из них, кто считает, что я использую его работы неверным образом. Тем не менее, данная книга распространяется целиком и полностью безвозмездно, за исключением возможных выплат вышеуказанным бенефициарам по их требованию, ежели, паче чаяния, таковое будет ими и именно ими выдвинуто.

Испытательный полёт

Для человечества история межзвёздных перелётов началась в 2148 году, когда исследователи Марса обнаружили руины, оставшиеся от более древней, предшествующей нам цивилизации. Люди назвали этих загадочных существ протеанами – первыми. Изучая немногочисленные оставшиеся от протеан артефакты, люди открыли древнюю технологию этого великого народа. Технологию, основанную на новом типе взаимодействия, меняющего саму суть взаимосвязи пространства и времени. Технологию, позволившую человечеству летать от звезды к звезде. Люди назвали обнаруженный эффект величайшим открытием в истории. Населяющие Галактику расы называют его эффектом массы.

Энциклопедия «Цивилизация Галактики», 2235 год, издание юбилейное

Нельзя сказать, чтобы первый пилот «Нормандии» волновался – Джокер был одним из лучших пилотов среди людей и знал это. Испытательный полёт проходил в штатном режиме, экспериментальные системы, работу которых требовалось проверить, работали отлично, никаких причин для беспокойства. Джокер не волновался, но он нервничал. Ещё бы! Джокер не любил, когда ему кто-то заглядывает через плечо, а сейчас за его работой наблюдали сразу двое. Слева от кресла первого пилота стоял капитан‑лейтенант Шепард, любимчик капитана – а капитаном «Нормандии» был аж сам Дэвид Эдвард Андерсон, штабс‑капитан космофлота Альянса Систем, герой Войны Первого Контакта. Но это бы Джокер стерпел. Хуже был тот, кто стоял справа, между Джокером и выполнявшим совершенно ненужную работу второго пилота лейтенантом Аленко. Круглые, немигающие глаза наблюдателя придавали ему сходство с птицей, а безгубый рот на покрытом костяными пластинками лице – с ящерицей. На что делают турианцев[1] похожими длинные костяные выросты, торчащие из задней части черепа, Джокер не стал даже и думать – приближался ответственный момент полёта.

– Мы в зоне ретранслятора массы[2] Арктур Прайм, – оповестил он команду. – Подготовка к скачку. Соединение установлено. Передаю транзитную массу и азимут. Ретранслятор свободен. Вектор подхода получен. Приёмный ретранслятор готов. Вход в скачок через три… две… одну…

Экраны визуального обзора и дальнего обнаружения покрылись помехами, по корпусу корабля прошла вибрация.

* * *

Как обычно, Шепарду показалось, что какие-то мгновения ничего вокруг не существовало. Когда он стряхнул наваждение, первый пилот уже проводил послепрыжковую проверку:

– Двигатели… норма… Навигация… норма… Противорадиационная защита… норма… Все системы работают в штатном режиме… Снос… в пределах тысячи пятисот километров…

– Тысяча пятьсот – это неплохо, – пророкотал Найлус Крайк. – Капитану понравится.

Высказав своё мнение, высокий и стройный, как все турианцы, спектр Совета развернулся и покинул рубку.

– Терпеть не могу эту самодовольную рожу, – процедил сквозь зубы Джокер.

Кайден Аленко неодобрительно покачал головой:

– Найлус похвалил Вас, и Вы его за это ненавидите?

Джокер повысил голос:

– Если я вышел из сортира и не забыл застегнуть портки – вот это «неплохо». А я, бластером его в челюсть, прыгнул через полгалактики в цель размером с булавочную головку, и это не «неплохо», это, забодай его кроган, потрясающе! Да и вообще, спектр на борту – это не к добру. Всё равно, что тигр без клетки… и можете называть меня параноиком, – добавил он уже себе под нос.

– И назову, – укоризненно ответил Кайден. – Совет помогал Земле финансировать постройку «Нормандии». Конечно, он хочет быть в курсе, куда пошли его инвестиции.

– Да, я слышал официальную версию, – пробормотал Джокер, упирая на слово «официальную».

– Мне тоже не всё ясно с этим полётом, – вмешался Шепард. – Но мы солдаты, и мы действуем согласно приказу. Странно, конечно, что на обычный испытательный полёт командируют спектра.

– Вот и я о том же. Капитан определённо недоговаривает, – Джокер почувствовал поддержку в лице старшего помощника.

Из интеркома раздался голос капитана корабля, штабс‑капитана Андерсона:

– Рубка, доложить обстановку.

– Освободили приёмный ретранслятор, сэр, – отрапортовал Джокер. – Стелс-системы включены, работают в штатном режиме.

– Неплохо, – Андерсон использовал то же слово, что и спектр Найлус, но в этот раз Джокер принял его как должное. – Найдите ближайший буй галактической связи и дайте мне Совет Цитадели. Также я хочу, чтобы отчёт в Альянс Систем[3] ушёл до того, как мы подойдём к Иден Прайм.

– Есть, кэп! – и уже неформально Джокер добавил: – Застегните верхнюю пуговицу. По-моему, к Вам направляется Найлус.

– Он уже здесь, – сухо ответил Андерсон. – Шепард, жду Вас в рубке связи через десять минут.

Интерком замолчал. Джокер поднял глаза к потолку и выразительно покачал головой. Шепард усмехнулся и вышел.

* * *

Штурман «Нормандии» Чарльз Пресли работал со звёздной картой, когда мимо него стремительно прошагал на своих длинных ногах спектр Совета Цитадели. Что греха таить, штурман ощущал к нему определённую неприязнь. Иначе и быть не могло – в каждом поколении семьи Пресли было немало военных, а дед Чарльза прославился во времена Войны Первого контакта[4], где немало его сослуживцев полегло от турианского огня. Хотя к тому времени, когда внук пошёл по его стопам, земляне с турианцами уже учились жить в мире и согласии, некоторая взаимная натянутость осталась – люди нелегко забывали старые обиды, а большинство турианцев до сих пор считало человечество не вполне готовым к жизни в галактическом содружестве. В общем, не испытывая большой симпатии к турианцам, Пресли гораздо сильнее не любил четырёхглазых человекоподобных батарианцев – от налётчиков Батарианской Гегемонии до сих пор страдали окраинные колонии землян, а сам Чарльз получил офицерские погоны после Скиллианского Блица в 2176 году. Батарианцы не хотели мириться с тем, что Совет Цитадели выдал человечеству разрешение заселить плодородные и богатые полезными ископаемыми планеты Скиллианского предела, и в знак протеста вышли из Пространства Цитадели. С тех пор в регионе было неспокойно – батарианцы нападали на слабые колонии, угоняли людей в рабство, грабили караваны снабжения. Пик конфликта ознаменовался неожиданным нападением крупных сил батарианцев при поддержке землян-пиратов на столицу Скиллианского предела – процветающую колонию Элизиум. При обороне Элизиума и отличился Пресли, служивший в то время сержантом на фрегате[5] «Айзенкур».

– И всё же, у него такой вид, будто он выполняет какое‑то секретное задание… – пробормотал Чарльз, посмотрев вслед уходящему турианцу.

– Это же спектр, у них всегда какое‑нибудь секретное задание, – ответил старший бортинженер Адамс, хотя Пресли ни к кому не обращался.

Подошёл помощник капитана Джон Шепард. Пресли обернулся к нему:

– Здравия желаю, капитан‑лейтенант[6]! Корабль идёт по курсу, происшествий нет.

– Вольно, штабс-лейтенант! – ответил Шепард. – Я услышал ваш разговор. Похоже, Вы не доверяете нашему турианскому гостю?

– Простите, капитан‑лейтенант, я просто беседовал со штабс‑лейтенантом Адамсом. Но всё же, согласитесь, с этим рейсом определённо что-то не так. Это вся команда чувствует.

– Считаете, командование скрывает от нас истинную цель полёта?

– Если мы действительно просто испытываем новые установки, то почему за полёт отвечает штабс‑капитан Андерсон? И почему на борту спектр Найлус? Спектры – это элитные спецагенты, разведчики высочайшего класса! Зачем Совету присылать спектра, замечу, турианского спектра, наблюдать за ходом обычного испытательного полёта? Что‑то тут не складывается.

– Мы испытываем новые стелс‑системы. Может быть, интерес разведки как-то связан с ними?

– Стелс‑системы и нуль‑ядро двигателя. Но и то, и другое разрабатывалось совместно с турианцами и с ведома Совета Цитадели, как, собственно, и весь фрегат. И потом – почему мы летим с полным экипажем и боеукладкой? Минимального экипажа на испытательный полёт вполне бы хватило. К тому же, так и возможных утечек информации меньше. Плюс к тому, опять же, Найлус. Очевидно, испытания – это лишь прикрытие.

– Прикрытие чего?

– Хотел бы я знать… П ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→