В оковах проклятого

Мир ускользающей луны

Елена Зеленоглазая

Мир ускользающей луны. Лунная радуга

Там где правит любовь, нет места магии, ну, или почти нет. Но кто же ее спросит. Она, как коварная женщина, отдается в объятия лишь избранному, заставляя платить за такой подарок.

Современный мир давно позабыл сказки минувших лет. Кто сейчас верит в вампиров, оборотней, в ведьм или некромантов? Да никто. Каждый живет с тем, что ему подарено свыше. Так произошло и на этой странной планете. Магия — редкий дар, который не каждому подвластен. Она сама выбирает, кому себя дарить во избежание зла.

Конечно, злость, ненависть, вражда не перестали существовать, это неискоренимо, добро и зло бродят рядом. Но магический дар есть только у узкого круга людей. Да-да, именно людей, без сверхъестественных навыков они станут обычными, но именно человеческая раса научилась управлять магией.

Интерес к ней, как к предмету для изучения, давно угас. Поэтому дар имеют в основном люди определенных профессий, которым она нужна: врачи, педагоги и, пожалуй, все. Остальные либо скрывают, либо нет возможности проявить ее в нужном ключе.

Лучше уж пусть ей владеют медики, чем, например, преступники, которые могут наворотить дел, имея дар.

Небольшая планета, на которую переселили часть людей с Земли несколько столетий назад. Но здесь все иначе, они словно поживают все основные эпохи заново. Если на прародительнице давно все механизировано, сейчас идет тридцать первый век и нет магии, то тут все иначе. На этой планете с красивым названием Азимия эпоха двадцать первого века.

Но и эта обитель не лишена тайн и загадок.

***

Вой сирены машины скорой помощи нарушал тишину полуночного города. Внутри находилась молодая девушка, истекающая кровью от порезов на руках.

— Куда ее? — спросил водитель у молодого врача.

— Давай в центральную клинику, — не отвлекаясь от пациентки, ответил Сергей.

Многочисленные раны на руках, около локтевого сгиба, до сих пор кровоточили, не желая заживать. Магия не действовала.

— Живи, девочка, — повторял он, убирая с ее лица спутанные голубые пряди волос.

Сергей работал врачом скорой помощи почти год, работу свою любил, а имеющаяся у него способность часто ему помогала.

— Такая молодая, — рассматривала пациентку медсестра, сопровождающая врача.

— Да уж, знать бы еще, зачем она это делает?

— Если выживет, узнаем, — проговорила Инесса Алексеевна.

Мужчина бросил на нее недовольный взгляд, и та замолчала, прижимая ладонь ко рту.

— Выживет, — ответил сам себе.

Сергей не ошибся, они доставили девушку как раз вовремя. Дежурный хирург, а по совместительству друг парня, лично ее осмотрел.

— Во вторую операционную, живо, — приказал неповоротливому санитару, который вечно что-то жевал.

— Иду, Олег Давыдович, — ответил парень с набитым ртом.

— Кто ее так? — спросил Олег у Сергея.

— Сама.

— Суицид?

— Не похоже, не сообщай пока в органы. Придет в себя, узнаем. Я на вызов, держи меня в курсе.

— Хорошо.

Коллеги распрощались, и каждый занялся своим делом. К концу смены уставший Сергей вернулся в клинику. У него, как назло, разрядился телефон, и узнать о состоянии пациентки не представлялось возможным. Поэтому, как только оказался в здании медицинского учреждения, решил найти друга и узнать, как поживает девушка. Она весь день не выходила у него из головы.

Сергей остановился возле стола, за которым сидела дежурная медсестра:

— Света, сегодня девушку днем привозили, — перешел он сразу к делу.

— С порезами на руках?

— Да, — подтвердил он. — Как она?

— Она в шестой, там сейчас Олег Давыдович, как раз сам и спросишь.

— Спасибо.

Девушка кивнула и продолжила что-то писать в толстой тетради. Сергей прошел несколько шагов и оказался около нужной двери. Заглянул внутрь.

— Олег, — позвал он друга.

Тот обернулся, кивнул и вышел из помещения. У мужчины был усталый вид, наверное, день выдался не из легких.

— Я звонил тебе, но ты был вне зоны.

— Знаю, телефон разрядился, вечно забываю его заряжать. Как девушка?

— Нормально, пара швов, потеря крови, но сейчас стабильна.

— В сознании была?

— Нет, пошли домой, утром все выясним.

Сергей кивнул, и они разошлись по домам отсыпаться.

Лия проснулось от какого-то навязчивого писка, который доносился, казалось бы, со всех сторон. Веки были тяжелыми, во рту пересохло, словно она находилась в пустыне. Пошевелила пальцами рук, наткнувшись на какой-то провод возле ладони. Девушка медленно приходила в сознание, пытаясь понять, где она, и что с ней произошло.

Открыла глаза и осмотрелась. Больница.

— Черт, — прошептала вслух осипшим голосом.

Заметила на руках марлевую повязку, рядом стойка с капельницей и какой-то датчик, который и разбудил ее. Сильно хотелось пить. Словно угадав ее желания, в палату вошла медсестра.

— Ой, очнулась, — обрадовалась она, поймав пристальный взгляд пациентки.

— Почему я в больнице? — просипела Лия.

— Сейчас Олег Давыдович придет и объяснит все сам, — сообщила Светлана, дежурная медсестра.

— А можно мне воды? — попросила девушка.

— Можно.

Миловидная белокурая медсестра приблизилась к столу у окна и налила из графина в стакан воду, заодно приоткрыв окно, чтобы проветрить помещение. После чего вернулась к пациентке с сосудом в руке.

Помогла сделать Лие пару глотков и поставила стакан на тумбу. Занялась своими обязанностями: отключила капельницу и жужжащий аппарат у соседней кровати, на которой лежала женщина.

Девушка пыталась вспомнить события прошедшего дня. Последнее, что она помнила, это ее любимое лезвие в руке, которым она пыталась сделать еще пару надрезов на руках, а дальше все пусто.

— А зачем вы этот аппарат отключаете? — наблюдая за медицинским работником, полюбопытствовала Лия.

— Все, закончилось ее время, — обреченно вздохнув, ответила Света.

— Что это значит? — садясь на подушки и косясь на обездвиженное тело, уточнила девушка.

— Ее держали на аппарате поддержания жизнеобеспечения, родственников у нее нет, поэтому она больше не может занимать нужное другим место.

— Мне что, тут с трупом лежать? — возмутилась Лия.

Светлана ответить не успела, так как в палату вошел молодой мужчина в зеленом костюме врача в сопровождении парней с каталкой.

— Увозите, — приказал он, указав на кровать с мертвой женщиной.

— Хорошо, Олег Давыдович.

Парни быстро переложили женщину на каталку и, накрыв простыней, вывезли из палаты. Когда он остались одни, врач приблизился к единственной пациентке и сказал:

— Доброе утро. Как вы себя чувствуете, Лия Григорь?

— Доброе. Хорошо, только не понимаю, как я здесь оказалась.

Врач был внешне строг, и его внимательные проницательные карие глаза следили за поведением девушки. Олег был довольно высокого роста и, чтобы на него смотреть, Лие приходилось задирать голову вверх, что было крайне неудобно.

— Это я у вас хотел спросить, как вы у нас оказались? — спросил он, присаживаясь на стул у кровати и заглядывая в электронную карту, делая пометки.

— Вы же врач, — напомнила ему факт пациентка. — Вот и расскажите, что случилось и как?

— Лия, вас привезли на скорой помощи, по вызову вашей горничной, которая обнаружила вас в собственной спальне в луже крови. Порезы были слишком глубокими. Первую помощь вам оказал наш врач-маг Сергей и очень просил не заявлять об инциденте в органы, поэтому, девочка, это я жду объяснений.

— Если вы думаете, что я хотела себя убить, то разочарую, это не так, я слишком ценю жизнь.

— Тогда зачем? — приподнял ровную светлую бровь Олег, удивляясь ответу девушки.

— Знаете, у нас в обществе не любят тех, кто сильно выделяется на фоне других, поэтому у меня нет друзей, и таким своеобразным способом я привлекаю внимание к себе. Такой ответ вас устроит?

— Судя по тому, что ваши раны не единичны, склонен вам верить.

Дверь в палату скрипнула, оповещая о новом посетителе.

— Не помешаю? — спросил, протискиваясь внутрь палаты, Сергей.

— Нет, проходи, я тут как раз с твоей пациенткой беседую.

Мужчины обменялись рукопожатиями, и Олег оставил свою пациентку наедине с Сергеем, по его просьбе, конечно.

— Я позже зайду, — предупредил врач, выходя из палаты.

Лия во все глаза смотрела на мужчину, совершенно не стесняясь своих действий. Красивый, высокий, темноволосый, с добрыми голубыми глазами, которые так же, не отрываясь, следили за девушкой.

Первой прервала затянувшуюся паузу Лия, отвела свои серые очи в сторону со словами:

— Олег Давыдович сказал, что это вы меня спасли и позаботились обо мне.

— Да это моя работа, такой молодой девушке нельзя позволить умереть, — сев на стул, ответил ей Сергей.

— Почему? — удивилась она.

— Странный вопрос. Потому что для вас жизнь только началась, а смерть забирает безвозвратно.

— Иногда смерть — это избавление от чего-то.

— Осознанно ее принимают либо неизлечимо больные, либо дураки, в остальных случаях я этого не понимаю. Нам не для того дарована жизнь, чтобы быстро уходить в царство смерти.

— Да вы философ, доктор, — усмехнулась Лия, внимательно слушая мужчину.

— Сергей, — протянул он ей руку, представившись, — и лучше на «ты».

— Лия, — ответила она, слегка сжав теплые кончики его пальцев.

— Очень приятно. Может, ты мне поведаешь, э — э — э, — произнес он, пытаясь подобрать правильные слов ...