Читать онлайн "Недра подземелий"

автора "Юлия Вячеславовна Чернявская"

  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Юлия Чернявская. Академия магии 2. Недра подземелий

Ночь озарялась пламенем десятка костров, вокруг которых собрались люди. Чуть в стороне над углями двое мужчин жарили тушу кабана. В котлах варилась похлебка или нечто напоминавшее пунш. Чуть в стороне стояло несколько увесистых бочонков пива. Люди то и дело подходили к ним, не дожидаясь, пока горячий напиток будет готов. В углу поляны стояло несколько телег — все, что наши ценного в деревне, жители которой отказались принимать веру в Вернувшегося. Что ж, их право. Вот только где теперь эта деревня? Разве что зарево над лесом указывало ее местонахождение. Сами виноваты. Если бы присоединились к ним, остались бы живы, отмечали бы день Зимнего солнцестояния. А раз отказались, туда им и дорога. Не жалко.

Один из мужчин в дорогой одежде, посмотрел на начавших хмелеть людей, после чего прошел к богатому шатру, откинул полог и вошел. Стряхнув с обуви снег, прошел к накрытому столу. Еда на нем была много лучше той, которой довольствовались остальные. А вместо кислого пива и непонятного варева стояло вино. Пусть не столь изысканное, как то, к которому они привыкли. Хороших вин в таких деревнях не водилось, но подогретым со специями и сахаром оказывалось не дурным.

— Выпьем? — произнес хозяин шатра.

— За что? — приподнял бровь вошедший.

— За успех нашего предприятия, — щербато улыбнулся тот.

— Ты уверен, что все пройдет гладко?

— Абсолютно. Мой человек выполнит все, что я потребую.

— Я бы поостерегся делать такие заявления.

— Ты же знаешь, что такое клятва на крови, — улыбка стала еще шире, и куда мерзостнее. — Даже если он не захочет, все равно будет делать то, что я прикажу.

— У каждой клятвы есть срок, — возразил пришедший.

— Наш срок еще не вышел, — мужчина поднял свою кружку. — За нашего повелителя, пусть он скорее вернется к своим детям.

— За нашего повелителя, — поддержал его второй.

Кружки с глухим стуком соприкоснулись, после чего каждый пригубил свой напиток.

— Ульвейн, вот скажи мне, а тебе-то все это нафига надо? — после того, как тарелки немного опустели, заговорил вошедший. — Сидел бы в своем кабинете, бумажки подписывал, денежки неплохие получал, в тепле, покое. А вместо этого по лесам мотаешься, в глуши сидишь, словно медведь. Всех радостей только бабы деревенские да вино дешевое, а чтобы чего-то такого, этакого, — мужчина сделал неопределенный жест рукой, — так когда оно еще будет.

— Вот из-за этих бумажек я тут и оказался, — буркнул мужчина. — А ты, Дагрос не лез бы не в свое дело. Умер, так умер. Придет пора — воскресну, буду стоять у трона повелителя. Или поблизости, если рядом места не найдется.

Шум с улицы стал громче — где-то в деревнях начался праздничный фейерверк. Лишь над одной продолжал подниматься в небо дым, не видный в ночи. Ульвейн нахмурился. Зря они пришли туда сегодня. Теперь местные могут заметить неладное. Благо хоть снегопад был, могут на отсыревший порох списать. А то, не приведи Вернувшийся, проверить решат. Пусть снег следы и замел, кто знает, как далеко местные охотники в поисках зайдут. Надо было карты местности затребовать, прежде чем по деревням ходить. Вроде и далеко они от столицы — не меньше недели верхами добираться, а людное место оказалось.

— Завтра надо сворачиваться и проваливать отсюда. А то, не ровен час, погоня по следу пойдет, — словно прочитал его мысли Дагрос.

— Думаешь, погоня будет? Да в лесу столько снега, что никто далеко не пройдет.

— Нет, я думаю, как бы наш народ не упился настолько, что проспят любую опасность.

— Не проспят. Пойло не столь крепкое. Да и мороз свое дело знает. Но уходить надо. Тут ты прав. Если не поспешим, эти идиоты решат спалить еще что — нибудь. Нам не нужно столько трупов. Пока не нужно.

— Наш повелитель не оценит, что его будущих рабов уничтожают, — согласился Даргос. — Другое дело — маги и эти расы, которые не хотят смешиваться с человеческой кровью.

— Ничего, — усмехнулся Ульвейн. — Скоро мы очистим от них землю. Останутся только люди. Наш повелитель уничтожит их оплоты, и мы вырежем всех мужчин любого возраста. А с их женщинами сначала повеселимся, а потом тоже вырежем.

Раздался дружный смех, стукнули кружки, они вновь выпили, после чего с удвоенными усилиями принялись поглощать еду.

Барон Ларинс незаметно для собравшихся покинул гостиную. Эвандер выполнил свое обещание. За несколько дней до праздников Анвиса вернулась домой. После небольшой экспертизы было установлено, что на девушку долгое время оказывалось магическое воздействие. Казалось, что может быть лучше. С дочери сняты все обвинения, она может и дальше вращаться в обществе. Но барона беспокоило не это.

Понятно, что в академии оставались его агенты, другое дело, что им было много сложнее подобраться к библиотекарше. А на востоке культ набирал силу. Правительство не вмешивалось, король, казалось, вовсе не замечал каких-то изменений. Жрецы тоже не выражали беспокойства, мол, одним культом больше, одним меньше. Сколько их уже было. Чем меньше преследуешь, тем быстрее наступает разочарование у населения.

Но равнодушие властей куда меньше беспокоило барона, чем полное спокойствие магического управления. Как сказал тот мальчишка — магистр, Рикитс. Да, они проверили этого человека. Одна из ключевых фигур, которая может отсеивать многие бумаги. Но он не человек. Точнее, не чистокровный человек. Его мать была человеком, а отец — тритон. Насколько известно, женщина умерла несколько лет назад от старости, все-таки и сын не молод — шестой десяток разменял. А отец вполне бодр и радостен, завел новую семью, что не мешает ему приглядывать за ребенком от связи с обычной человечкой.

Увы, проблема магов и магических рас заключалась в том, что они или много дольше, чем обычные люди. Был плюс — кровь не смешивалась, и мир не захлестнуло огромное количество полукровок, но браки между магом или представителем иной расы были обречены. Родителям было тяжело смотреть, как старятся и умирают дети, которым не повезло родиться обычными людьми, дети с тоской смотрели, как один родитель, молодой и полный сил, провожает в последний путь другого, или ухаживает за выжившей из ума второй половинкой, при этом не гнушаясь отношений на стороне. Возможно, в чем-то боги правы, возможно, нет. Барон никого не оправдывал и не обвинял. В какой-то степени ему повезло. Его жена, юная саламандра родила ему обычную дочь, а сама погибла, когда Анвисе было несколько лет, когда в одном из городов случилось землетрясение. Она спасала детей, а саму ее завалило обломками зданий, из — под которых женщина уже не смогла выбраться.

Барон посмотрел на портрет молодой женщины и вздохнул. Прошло больше десяти лет, а он не может забыть свою жену. Анвиса — самый дорогой подарок, который она успела ему подарить. Второму малышу не суждено было появиться на свет.

Над городом еще кое — где продолжалось магическое представление, гости продолжали шумно поздравлять друг друга, но, по сути, все закончилось. Уже днем он вернется к работе. Раз король, правительство и жрецы делают вид, что все в порядке, это не значит, что так будут поступать остальные.

Дверь кабинета тихонько приоткрылась, и внутрь скользнула завернутая в темный плащ фигура.

— Господин, у меня новости, — раздалось из — под капюшона.

— Опять плохие?

— Судите сами, мой господин, — из рукава высунулась сухая, сморщенная рука с длинными когтями, протягивая небольшой конверт. — Эта информация чудом сохранилась. Наши враги полагают, что свидетелей не осталось в живых. Мне чудом удалось найти выживших.

— Благодарю, Тром. Можешь отдыхать. Ужин в твоем склепе.

Фигура вновь поклонилась и исчезла так же тихо, как и появилась.

Я вошла в спальню и со стоном упала на кровать. Обратная дорога заняла почти два дня. Снег валил не переставая. Льерт, как мог, старался помочь кучеру и животным, но и у магов силы не бесконечны. Лишь к концу первого дня тучи начали расходиться, а после выглянуло солнце. Но прошел еще не один час, прежде чем показалась повозка, призванная расчищать дорогу. Надо ли говорить, что окончание пути все пассажиры встретили аплодисментами.

Впрочем, не успели мы войти в наше общежитие, как магистра срочно вызвали в административный корпус. Он только успел передать мне наши вещи и быстро ушел. Я притащила лишенные веса при помощи магии сумки, заставила себя стянуть сапоги и куртку, и теперь блаженствовала на застеленной пледом постели, уговаривая себя встать и пойти в душ. Уговоры слабо помогали. Тогда я представила ванну с маслом и пеной. Организм задумался, после чего решил, что не против подобного времяпровождения. Более того, он даже согласен подняться и приготовить все это.

Я поднялась, вошла в ванную, пустила набираться воду и полезла на полку за нужными бутылочками. Краем глаза отметила какие-то составы на полке Льерта, но совать в них нос не рискнула. Мало ли что и для каких целей там водится. Помню, как-то перепутала маскировочное средство у брата, приняв за шампунь. А что, был красивый флакончик с ароматной синей жидкостью. И ходила потом, радуя семейство и соседей ярко — синими волосами, светящимися в темноте. Так что посмотрела, отметила оригинальность цвета, и продолжила поиск своей рыженькой баночки. Та нашлась за бутылкой жидкого мыла и шампунем для волос. Добавив немного масла, отметила, что вода уже почти набралась. Раздевшись, с удовольствием погрузилась в ароматную пену.

Последние дни дома выдались весьма напряженными. После того, как уехали родственники, у нас состоялся серьезный разговор. Мы подробно рассказали, во что умудрились ввязаться, что произошло, к каким результатам пришли, не скрыли и сложности, возникшие по ходу развития событий. Ну, разве что я не стала рассказы ...