Александр СОЛОВЬЁВ

Тетради красного профессора (1912—1941 гг.)

1912

25 мая (12 мая). Пожалуй, попробую записывать. Очень требует Александр Иванович, чтобы все записывал. Это знаменитый писатель Куприн. Я работаю у него вторую неделю. Недавно в Гатчине пронесся огромный вихрь. Совсем испортил красивую дачу Александра Ивановича. Ее все называют «Зеленым домиком». Она на Елизаветинской ул., 34. Вихрь поломал заборы, деревья, сорвал крыши и двери, опрокинул крышу над сараем. Чуть не задавил всю живность: поросенка, породистых кур, теленка, обезьянку на цепочке. Огромного пса Сапсана придавило бревном. Александр Иванович нанял меня плотничать. Это мне подвернулась лафа. Я убежал из Питера на время от полиции. Хотели арестовать за забастовку и за демонстрацию 1 мая. Хорошо устроился здесь. Пока доволен. Читаю «Поединок».

4 июня (22 мая). Вторник. Очень любит Александр Иванович расспрашивать про жизнь. Говорит, занятная она у меня. А что занятного? Мальчишкой пас скот, мерз в навозе и на лесоразработках пилил доски.

5 июня (23 мая). Среда. Александр Иванович расспрашивал, как я работал в Зимнем дворце подручным водопроводчика в 1908 г. Кого видел, за что прогнали. Еще расспрашивал про работу в Мариинском театре подсобником. Про Шаляпина, про Анну Павлову, про Кшесинскую.

19 июня (6 июня). Среда. Кончилась работа у Александра Ивановича. Но без дела не останусь. Он написал записку в Териоки к Мейерхольду. Ему нужен плотник для ремонта театрального барака. Завтра поеду в Териоки.

30 июня (17 июня). Воскресенье. Работаю у Мейерхольда. Всеволод Эмильевич интересный человек. [...] У него очень хорошая жена Ольга Михайловна и три дочки: Маруся, Таня и Ирина. Жена полная в доме хозяйка. Строго оберегает мужа, но не мешает фантазиям.

28 июля (15 июля). Воскресенье. Из Питера приехал Арся Дятлов, мой дружок. Он поступил на Путиловский молотобойцем. Освободилось еще место молотобойца. Зовет меня. Он подмазал мастера, договорился с кузнецом. Только велел взять рекомендации у Мейерхольда и у Куприна для верности.

31 июля (18 июля). Среда. Радость. Принят на Путиловский завод молотобойцем. Опять на настоящем деле. Теперь постараюсь не ошибаться, как было на Балтийском и на Сангалли. Но зато там получил хороший опыт и урок. Теперь я буду настоящим молотобойцем и кузнецом.

21 августа (8 августа). Власти закрыли наш профсоюз металлистов. Рабочие сильно ругают. Степан Гаврилыч (кузнец.— Н. 3.) велел мне записать все, что говорят рабочие, обещал отправить в «Правду».

1 сентября (19 августа). Степан Гаврилыч посоветовал вступить в партию большевиков. Предупредил, что это очень опасно. Могут быть тюрьма, каторга. Велел подумать. Я согласился. Другие не боятся, чего же я буду бояться.

21 декабря (8 декабря). «Правду» конфисковали, редактора арестовали. Еремеев велел предупредить рабочих, что «Правда» будет выходить под другим названием.

1913

18 января (5 января). Степан Гаврилыч велел мне принести листовку с Гореховой улицы. Сходил. Нашел сапожника в доме с зелеными полосами недалеко от фонтана. Запрятал под штаны, под рубаху и в другие места. Принес благополучно.

30 апреля (17 апреля). Рабочий праздник во всех странах. Там у них уже 1 мая. Мы вышли на улицу с красным флагом. Полиция стала разгонять и драться. Мне тоже здорово попало. Многих арестовали. И меня тоже схватили. Но я вырвался.

19 августа (6 августа). Был с Соней и друзьями в Народном доме на концерте оркестра Андреева. Это мой знаменитый земляк. Поговорили о его 25-летнем юбилее оркестра. Я был на нем весной в Мариинке. Было очень торжественно. Сам министр императорских театров Теляковский говорил речь и расхваливал. Потом говорили Шаляпин, художники, музыканты. Был хороший концерт.

1914

21 апреля (8 апреля). Третий день Пасхи. Празднуем больше у Петра Иваныча Чугунова. Он недавно вернулся из тюрьмы. Поступил кузнецом в железнодорожные дор. мастерские за Невской заставой. Это настоящий наставник. Я познакомился с ним 7 лет назад. Вместе работали каменщиками на Разночинной. Мне было очень трудно, он помогал. Зазвал в гости, познакомил с ребятами. Потом его арестовали. Года три назад его выпустили. Вместе работали на Сангалли. Он кузнецом, я — молотобойцем у него. Его опять арестовали. Теперь снова вернулся. Душевный человек.

26 апреля (13 апреля). Ужасное несчастье. Моя Соня, милая Соня сбежала куда-то в Люблинскую губернию. Когда работала на Лаферме, все было хорошо. А когда поступила в модельную мастерскую на Невском, все пошло кувырком. Ее подруги знакомили с ухажерами, с офицерами. Ее увезли куда-то на гулянку. Напоили, одурманили, обесчестили. От стыда она и уехала, даже не повидавшись со мной. Я в страшном расстройстве.

19 июня (6 июня). Суббота. Все наши рабочие вышли на митинг. Протестовали против смертного приговора рабочему (Трубочного завода. — Я. 3.) Синицыну. Его долго преследовал начальник цеха. Весь заработок уходил на штрафы и вычеты. Синицын в отчаянии замахнулся на начальника. А тот, отступая, споткнулся и угодил на раскаленную полосу проката. Насмерть. Начальство обвинило Синицына в убийстве. Против этого протестовал весь Питер.

1 августа (19 июля). Германия объявила России войну. Все хмурые, унылые.

3 августа (21 июля). Началась мобилизация. Санкт-Петербург назвали Петроградом. В рабочих районах ужасное горе и слезы.

23 августа (10 августа). Дошла очередь до меня. Вызывает меня воинский начальник. Значит... На этом записи прерываются. Может быть, утеряны. (Примечание: А. Г. Соловьева).

1927

17 июля. Выезжаю в Ессентуки в отпуск лечиться. Врачи решительно потребовали. Газеты сообщают о решении ВЦИК сломать в Москве Красные ворота. Они мешают транспорту и реконструкции.

23 июля. Лечусь в Ессентуках. Условия чудные. У источников встретил Марию Ильиничну и Надежду Константиновну. Вместе гуляли в английском парке. О многом потолковали.

25 июля. В курортном парке в шахматном павильоне встретил знакомцев: Еремеева, Подвойского, Феликса Кона. С ними Пик, Тольятти. Увлеченно сражаются, шумят. Веселая компания. Подвойский велел присоединяться.

26 июля. В «беседке у орла» нашел всю компанию. Присоединился. Феликс Кон рассказывал уже слышанную года два назад и от Рокоссовского, и [от] Тухачевского историю нахождения русского солдата в подземелье крепости в Польше около 10 лет на посту часового. При отступлении русские войска во время войны с немцами его забыли снять. Выходы завалило взрывом. Он и остался. Кон говорит, что в польских газетах писалось, как стали раскапывать, чтобы воспользоваться складами, и обнаружили. Он жив, здоров, пищи и одежды было вдоволь на складах. Когда вывели, он от яркого солнца ослеп. Вильгельм Пик сказал, что в немецких газетах об этом тоже писалось. Любопытно.

27 июля. Опять компания была в беседке. Гусев собирается уезжать на пленум ЦК. Рассказывает о предстоящем обсуждении троцкистов. Они продолжают бузить против партии. Вопрос будет стоять остро.

28 июля. Ездили с Марией Ильиничной и Надеждой Константиновной в Пятигорск. Поднимались на Машук. Говорили о многом. Они говорили, что после смерти т. Ленина стало очень трудно работать. Тов. Сталин относится пренебрежительно, часто грубит. Это оттого, считает Надежда Константиновна, что в 1923 г., когда т. Ленин написал в ЦК характеристику на т. Сталина и на других работников и предлагал подумать о замене. Эти письма Надежда Константиновна держала в секрете до XIII партсъезда и передала в ЦК перед съездом по акту, не предупредив т. Сталина. Этого он не может простить и сильно прижимает. Много я узнал очень интересного, но пока тайного.

30 июля. Все заняты обсуждением статьи т. Сталина в «Правде» от 27 июля «Заметки на современные темы». Наша компания анализирует тезис «Об угрозе новой империалистической войны против СССР». Много говорили и о положении в Китае.

5 августа. Ужасный день. Мария Ильинична и Надежда Константиновна пригласили поехать в Железноводск. Пришли на станцию. Многотысячная толпа окружила вагон с арестованными местными жителями. Говорят, укрыватели хлеба, спекулянты, антисоветчики. Все время ревут — арестованные, родственники, публика. Всеобщий психоз и истерия. Пришел пассажирский поезд. Прицепили вагон. Мы пробились в поезд. Тронулся. Рев усилился. Рыдали и пассажиры, зараженные психозом. В Пятигорске опять толпа и такой же психоз рыданий. Ужасно тяжелая картина. Мы вышли и отошли в сквер. Корреспондент «Правды» Михаил Кольцов сообщил Марии Ильиничне, что эти непонятные аресты сделаны, чтобы припугнуть владельцев хлеба и заставить выполнять хлебозаготовки.

11 августа. Приехал в санаторий Мануильский. Рассказал о пленуме ЦК и ЦКК с 29.07. по 9.08. Центральный вопрос: международное положение. [...] Рассказал и об антипартийных действиях Троцкого и Зиновьева. Много они нагадили против партии, их предупредили, если не прекратят антипартийных дел, то будут исключены из партии. Правильно. Давно пора.

20 августа. Вернулся из отпуска. Работаю. Дел накопилось много.

26 сентября. Закончили расширенный пленум исполкома. Решали хозяйственные вопросы и распространение госзайма индустриализации. Работа предстоит очень напряженная. Крепко мобилизовали местных работников.

3 ноября. В «Правде» опубликована статья т. Сталина «Троцкистская оппозиция прежде и теперь». Очень важный анализ.

12 ноября. Вернулся из Москвы. Присутствовал на исключительных событиях. 6-го попал в Большой на торжественное собрание. Очень воодушевлен. Встретил много знакомых. Был на параде. Но до парада участвовал в разгоне троцкистов. Они ночью захватили МВТУ. Собрали там всех отщепенцев. Хотели пойти на Красную площадь своей колонной, с контрреволюционными лозунгами, дезорганизовать парад и поднять мятеж ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→