Абсолютный ноль

Adam Online 1: Абсолютный ноль

Глава 1. Смерть и забвение

На проект-панно зажглась красная надпись:

Радиационная опасность. К-коэффициент — 20%%%%%

Оценка радиационной обстановки…

На этом система зависла, отображая крутящееся колёсико. То ли показатели настолько сложные, то ли бортовой компьютер неисправен.

Мой спутник отложил планшет, на котором во время полёта смотрел дебильные стендап-шоу. Все полтора часа мне пришлось слушать гогот, ржаку и шутки на татарском, русском и китайском. На всех языках — пошло и глупо. Даже досадно, что звукоизоляция в салоне такая, что не слышно винтов. Лучше слушать их треск, чем эти потуги на юмор.

Спутник поднялся с кресла, открыл шкаф:

— Размер?

Я тоже поднялся. Самостоятельно выбрал костюм радзащиты.

— Вот такими деталями вы, бойцы, себя и выдаёте, — усмехнулся спутник.

— Не понимаю, о чём ты.

— О том, что не доверил мне выбор.

Я расстегнул чехол. За двадцать секунд, превышая норматив, оделся и проверил работоспособность костюма:

— Папа учил не доверять незнакомым. Тебя, прости, впервые вижу.

Сел обратно, не выпуская из вида штурвал. Спутник проследил за моим взглядом:

— И руль постоянно пасёшь.

— Может, я никогда не видел, чтоб боевой вертолёт сам себя пилотировал.

— Всё ты видел, — спутник застегнул костюм (почти уложился в норматив). — И прекрасно знаешь, что если сейчас нас собьют, то лучше взять управление на себя.

— Разве вертушка не оснащена динамической защитой?

— Ясен хер, защита подорвёт ракету на подлёте, но для этого в них и встроен гамма-излучатель. ЭМ-импульс после взрыва ракеты выведет комп из строя. Он тупо не потянет просчёт аварийной посадки. Вот ты и сидишь на измене, готовый прыгнуть в кресло пилота. Кто воевал, тот знает.

Последняя фраза уже прозвучала в динамиках моего костюма радзащиты. Хотел ответить, что бортовой комп и без импульса глючит, но промолчал. И без того беседа получилась довольно глупой. Мы обменивались очевидными знаниями, прощупывая друг друга на предмет, кто больше врёт о себе?

Спутник взял планшет и перебросил на проект-панно карту:

— Начинаем снижение.

Значок нашего Ми-200 СУ перемещался по территории, заштрихованной жёлтым и чёрным. Формально земли принадлежали Китайскому Казахстану, автономной республике в составе Китая, на деле — никому. Несколько десятков лет прошло после даты последней ядерной бомбардировки. Высокая радиация обещала пробыть здесь ещё пару десятков веков.

Лучшего места, чтоб обустроить незафиксированную точку доступа в Адам Онлайн, не найти. Даже если и проследят сигнал, то ровно до границы заброшенных территорий. Далее никакая электроника не вычислит точное положение ванны — слишком сильные помехи.

Вместо карты на проект-панно включилась нижняя камера: остатки разрушенного городка, пунктиры улиц, как перерезанные вены. Рассвет ещё не начался, поэтому камера работала в ночном режиме, придавая развалинам ещё большей безжизненности.

— Только не говори, что ванна на поверхности установлена.

— Обижаешь, брат, — ответил спутник. — Она так глубоко под землёй, что слышно, как снизу Шайтан из ада стучится.

#

Начинающееся утро едва окрасило безжизненное небо. Я и мой спутник стояли возле раскрытого грузового отсека вертолёта.

— Вон там, под кирпичами поищи, — сказал мне спутник.

Вообще, такие как он, назывались «лендлорды». Люди, владеющие «лендингами», помещениями, в которых располагались системы нефиксированного выхода в Адам Онлайн. А таких как я, что хотели скрытно выйти в виртуальный мир, звали «квартиранты». Или, учитывая квантовую природу экстернета, — «КВАНТиранты».

Под грудой кирпичей прятался конец шланга с механизмом перекачки жидкости. Шланг легко тянулся из дыры в земле. Лендлорд вытянул второй такой же шланг. Мы подключили концы к двум цистернам диссоциативного электролита, что занимали половину грузового отсека вертушки. На боках цистерн, кроме надписей на татарском, китайском и английском, наклейки с гербом Казанской Народной Республики.

Содержимое цистерн начало закачиваться в подземные хранилища.

— Хватай вещи, и за мной, — приказал лендлорд.

Я взял в салоне вертолёта свой рюкзак, достал из бокового кармана пистолет.

— Да в кого ты здесь стрелять собрался? — Сказал по рации лендлорд. — Всё под контролем.

Немного помедлив, я вложил пистолет обратно. Сунул рюкзак в защитный мешок. Впрочем, рюкзак был тоже антирадиационный, но я не хотел рисковать. Если шприцы с инъекциями получат дозу радиации — я уже не вернусь из техаррации.

Взвалил рюкзак на плечи и поспешил к зданию разрушенного магазина. Вертолёт остался посреди заросшей жёлтыми колючками площади города: двери нараспашку, из грузового отсека тянулись полосы шлангов, как электроды пациента реанимации. Неудивительно, что борт в таком запущенном состоянии.

Я и лендлорд перелезли через выбитые витрины. Внутри магазин полностью зарос колючками и корявыми деревьями, напоминающими саксаул. Висели обрывки древней рекламы Кока-Колы. В воздух поднялась туча насекомых. В зоне высокой радиации не было зверей, но жуки, осы и бабочки, опыляющие здесь неизвестно что неизвестно чем, чувствовали себя прекрасно.

Шагая сквозь рой гнуса, как через туман, добрались до стены. Лендлорд разгрёб ползучие растения, отворил рассохшуюся дверь, за которой оказалась кирпичная стена. Взявшись за выступающий камень, потянул стену на себя. Она открылась, как обычная дверь. За нею — тёмный коридор со ступеньками вниз.

— Я с партнёрами три месяца строили этот лендинг, — сказал лендлорд, спускаясь вниз. — Потом я один жил тут месяц в компании строительных роботов. Фигачил инфраструктуру для подключения к этернету.

В коридоре загорелась лампочка, освещая клетку лифта. Лендлорд набрал на планшете код разблокировки дверей.

Я оглянулся. Насекомые успокоились и снова облепили ветки. В прямоугольнике разбитой витрины увидел, как первые лучи солнца окрасили облака в розовый. Теперь я долго не увижу настоящего мира. Пусть хоть и такого унылого мира, с высоким фоном радиоактивности, как эти заброшенные территории Китайского Казахстана.

#

Скафандры мы сняли и бросили в шлюзе, после антирадиационной обработки. Лендлорд прошёл в тёмную пустоту и громыхнул рубильником.

Лампы зажигались медленно, да и то не все. Вместе с ними заработали насосы и вентиляторы. Воздух подземного помещения наполнился пылью.

— Видишь, брат, воздух фильтруется и очищается… — он едва сдержал порыв чихнуть. — Ки… кислород производится из воды, её берём из скважины. Водород, который образуется при производстве воздуха, идёт на энергообеспечение систем. Как на лунной станции, брат.

— А с электричеством что? — Я показал на мигающие лампы. — Моя ванна так же работать будет?

— Обижаешь. Ванна и комп питаются от отдельного генератора, а батарея может два месяца пахать в аварийном режиме.

Вдоль одной стены стояли две гироскопные камеры: шары из пожелтевшего пластика в три метра диаметром. Кажись, производства LG. Хм, кому в наши дни, кроме несовершеннолетних или калек, нужны гирошары? Даже если и нужны, то зачем хранить их на лендинге? Вдоль других стен стояли медицинские шкафы и краны для подачи диссоциативного электролита. В углах пылились строительные роботы.

Центр помещения занимала отдельная комната, собственно — лендинг. Её вид отличался белизной и чистотой. К потолку шли толстые воздуховоды. Через квадратное окно я осмотрел ванну техаррации, затянутую полиэтиленом. В комнате уже ползал старенький робот. На его экране отображалась надпись «Кварцевание — 34%».

— Как тебе?

— Ванна отличная.

Лендлорд подошёл к двери лендинга, в середине которой висело проект-панно. Провёл ладонью, открывая интерфейс компьютера. Я тоже подошёл и вызвал информацию о системе:

— NAILYA —

Quantum computation platform.

20445 MgQ-bits (Last date checked: never)

Model Name: QCP.

Model Identifier: QCP 6,2

System Release: 100.07

(Upgrade server is unavailable. Check firewall settings. Reconnecting 3… 2… 1…)

Hardware UUID: 8D9DBA65-21FA-5629-8A59-46ECF5708B77

— Шесть-два? — воскликнул я. — Серьёзно? Комп десятилетней давности.

Лендлорд привычно оскорбился:

— Вот смотри, брат. Тебе сколько стандартных лет?

— Тридцать шесть.

— Почему на задание послали тебя, а не двадцатилетнего молодца? Правильно, опытный ты. Майор? Капитан? А может, и генерал уже, а? У вас, на Московской Руси, быстро генералами становятся.

— Понятия не имею, о чём ты.

— Новое — это не самое лучшее. А «надёжное» не значит «новое». Эта «Наилюша» столько людей на тот свет переправила, что не боись, из всех присутствующих, — она самая опытная. Столько людских сознаний в себя вобрала, что…

— Компы не хранят бинарные массивы сознания людей.

— Э-э-э, нет, брат, все эти квантовые запутанные дела даже учёные, что придумали технологию техаррации, не могут объяснить.

— Могут, просто ты не поймёшь. Без обид. Ладно, не кипишуй, пусть будет шесть-два.

Решил не раздражать лендлорда. Всё-таки ближайшие месяцы моё тело будет плавать в ванне с диссоциативом. Если лендлорду вздумается выкинуть его на помойку, моему сознанию некуда будет вернуться.

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→