Читать онлайн "Приключения Кларенса Хантера"

автора "Максимилиан Борисов"

  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ
... ета. Сопротивление бесполезно.

Анесия приложила руку Хантера к своей щеке. Он ощутил ее шелковистую кожу без единой морщинки. Она провела его ладонью по небольшой упругой груди, прижалась к нему стройным податливым телом и вздрогнула, словно по ней пробежала электрическая искра.

Внезапно васильковые глаза полыхнули ослепительным пламенем, сжигая душу Хантера ледяным огнем. Обшарпанные бетонные стены раздвинулись, и его сознание слилось воедино с живительным разумом богини. Кларенс провалился в сверкающую бездну.

«Даже я совершаю ошибки… Тебе придется стереть эти ошибки. Вычистить их за мной». «Какой пафос» — вспыхнула на секунду последняя человеческая искра, прежде чем погаснуть под ураганом чуждого интеллекта. Хаос разнородных знаний выстроился в совершенный узор. В нем нашлось строго отведенное место каждой частичке, каждой незначительной детали мироздания.

Кларенс повис вне пространства и времени в потоках пульсирующей тьмы. Ласковыеприкосновения к самым потаенным уголкам разума не нарушали ощущения неземного блаженства. Наверное, то же самое чувствует модуль памяти, отдавая данные центральному процессору.

Когда же сияние померкло, стройная мозаика распалась, развалилась хаосом миллионов мельчайших осколков. Но в мгновение ока она собралась в новом порядке, доступном и понятном жалкому человеческому разуму.

Внезапно Хантер непостижимым образом очутился в центре городской площади. Вокруг высились старинные небоскребы из стекла и бетона. Откуда-то из-под земли выросли неприступные зеркальные стены, и площадь превратилась в лабиринт с мириадами отражений.

Кларенс улыбнулся, закрыл глаза, коснулся кончиками пальцев гладкой поверхности, и двинулся вперед, считая шаги.

Он брел, упираясь в многочисленные тупики, сворачивая в бесконечные проходы и постоянно какое-то чувство, ощущение бессмысленности мешало ему концентрироваться, сбивало с пути. Это бесило, но у Хантера было поистине железное терпение.

Словно робот, он переступал ногами, стараясь изо всех сил не сбиться со счета и не пропустить закоулок, который, он это точно знал, вел к свободе. В конце концов, ему удалось нащупать верный путь, и после нескольких поворотов под толстой подошвой хрустнули осколки. Кларенс вырвался из цепких объятий чужого разума и очнулся в разрушенном цехе.

Анесия села на трон и закинула ногу на ногу. Ее светлые волосы торчали из-под островерхого колпака в разные стороны, точно змеи медузы Горгоны.

— Ну, ты и неудачник, — укоризненно сказала она. — Чтобы выйти из лабиринта, надо было всего лишь касаться стены правой рукой! Ты же прошел его, что называется, одной левой! Я поражена.

— Могла бы подсказать, — обозлился Хантер.

— Я пыталась! Но ты уперся рогом и пер напролом, как тяжелый танк! Упрямство — это просто чудесно, но надо искать изящные решения!

Неожиданно у Хантера словно полыхнула в мозгу зарница.

— Я чувствую себя предателем, — с горечью сказал он, понимая, что его просто-напросто использовали. — Теперь твои сородичи могут явиться и взять нас тепленькими. И виновен в этом только я.

Анесия рассмеялась:

— Не надо мыслить примитивными понятиями. Во Вселенной миллиарды планет у миллиардов звезд в миллиардах галактик. А если и этого не хватит… что ж, тогда есть триллионы световых лет вакуума.

— Для чего же тогда ты здесь? — озадаченно спросил Хантер.

— Правильный вопрос. Мы наставляем заблудшие цивилизации на путь истинный. Чуть не забыла: ты никогда не думал, почему языки на разных планетах одинаковые? Синхронизированные миры — это наша работа! К сожалению, мы не везде успеваем, и кое-где планеты развиваются сами по себе.

— Какое у вас есть на это право, вы, дирижеры? — возмутился Хантер.

— Мы не железные! Нас достало смотреть на вашу гибель! Глупыш, не льсти себе! Твои предшественники не смогли проникнуть в дальний космос и за миллиард лет — их сожгла собственная угасающая звезда! Но к вам мы успели вовремя.

Неожиданно Кларенс развеселился:

— Да и ладно. У меня голова почти пустая. Вот если бы к тебе попал Лев Эрнестович, было бы куда хуже! А если бы в твоих руках очутился мой рыжий приятель, вы бы поняли, что такое настоящая катастрофа!

Анесия встала со своего места и подняла пульт управления кранбалкой.

— Последний вопрос! — взмолился Кларенс. — Если вы помогли нам выжить, то кто в свое время помог вам?

В синих глазах отразилось недоумение. Анесия прикрыла рот рукой и прошептала:

— Я… Мы не знаем. Никто из нас никогда об этом не задумывался. Может, ответ знают Старейшие?

Она обняла Кларенса и прижалась мягкими влажными губами к его пересохшему рту.

— Помни: твое предназначение — исправлять мои ошибки…

— А вы сами не можете? — быстро промолвил Хантер.

— Тебе лучше знать, что может вам помешать. На всякий случай я дам тебе совет: всегда носи с собой оружие. Нет приема против лома… И до свидания… брат.

Хантер вновь встал на эскалатор, теперь его ступени двигались обратно, вниз. Когда он спустился, перед ним гостеприимно распахнулась до того запертая металлическая дверь…

Кларенс очнулся в кокпите, он сидел в кресле пилота, уткнувшись лбом в приборную панель. Он вспомнил черную скалу, разрушенный цех и сверхсущество, которое… Но что же тогда произошло?

Звездолет лежал в долине, у подножия белой змеи ледника.

«Незначительные повреждения атмосферного стабилизатора. Отказ гравитационных сенсоров. Обратитесь к ближайшему роботу-механику. Уровень силовых полей восстанавливается» — проревел механический голос информатора. Кларенс нащупал привязные ремни и с ужасом понял, что они оборваны. Глянул на левую консоль — переключатель компенсатора перегрузок стоял в положении «выключено». Очевидно, его можно задеть рукой. Необходимо поставить защитный колпачок или даже перенести тумблер в другое место.

За прозрачной броней поднималась снежная круговерть. Начинается буря, скоро видимость упадет до нуля, и взлетать будет рискованно — без сенсоров запросто можно въехать в какую-нибудь вершину. Надо торопиться. Кларенс запустил программу, и окутанная белой мутью поверхность планеты ринулась вниз.

Звезды расступились, и космический корабль провалился в «кротовую нору». Кларенс задумался: стоит ли рассказывать обо всем? Но, в конце концов, никто не брал с него обещания молчать.

Едва оглушительная трель звонка эхом прокатилась по коридору, Хантер пулей вылетел из аудитории и помчался к преподавательской комнате. Рванул дверь и услышал возмущенный голос сидящего за столом человека:

— Тебя стучаться не учили? Невежа!

Вытаращив глаза, Кларенс набрал в легкие воздуха и выпалил:

— Лев Эрнестович, со мной такое случилось!

Профессор прикрыл глаза, наблюдая за Хантером взглядом сытого тигра. Преподаватель соединил кончики пальцев, пожевал губу и лениво произнес:

— Хантер, я вас не узнаю. Чесслово. Прикройте, пожалуйста, окно — сквозит.

Кларенс захлопнул форточку.

— Теперь рассказывайте, — приказал Лев Эрнестович.

Хантер прыгнул к столу и, нервно комкая чистый лист бумаги, выложил преподавателю все, что сумела зафиксировать его цепкая память. Он не утаил ни единой детали или самой незначительной подробности.

Улыбка на лице профессора становилась все шире, наконец, он, фигурально выражаясь, расхохотался прямо в лицо студенту.

— Нет приема против лома? У вас слишком бурная фантазия, молодой человек! — сказал Лев Эрнестович после того, как перевел дух. — Вы, наверное, выбрали не ту профессию. Переводитесь в литинститут и попробуйте себя в написании фантастических романов.

У Хантера подкосились ноги. Он плюхнулся на первый попавшийся стул, изо всех сил стараясь не разреветься, как провалившая экзамен первокурсница.

— Но это правда, — прошептал он. — Я хотел обратиться в Совет.

— У Вас есть доказательства? Или это всего лишь выдумки неокрепшего мозга, подпитываемые юношеским максимализмом? Ты не представляешь, сколько таких, как ты, направляют на консультацию к психиатру!

— Я составил список повреждений…

— Что тебе сказали в пункте проката? — жестко перебил его профессор.

Кларенсу показалось, будто на него взглянул демон.

— Они поблагодарили меня.

Лев Эрнестович сдвинул брови.

— И все? Обошлись отговорками. Лентяи, — профессор пощипал бородку. — Хантер, Вы обнаружили серьезный просчет в эргономике панели управления звездолетов класса «L». Что касается остального, я забуду наш разговор. Будем считать, что его не было.

— Как не было? Что же делать? — Кларенс сжал край стола так, что побелели костяшки пальцев.

— Держать язык за зубами. Если, конечно, не хотите всю оставшуюся жизнь летать только в качестве пассажира и прозябать без возможности занять мало-мальски ответственную должность. На ваше счастье я был один в комнате. Не переживайте: все, что здесь сказано, не выйдет за пределы этих стен.

Потрясенный Кларенс направился к выходу, зачем-то волоча за собой равнодушный к его личной трагедии металлический стул. Лев Эрнестович остановил студента у самой двери:

— Хантер, не выносите мебель из преподавательской. Задержитесь на минуту.

Кларенс поставил стул на место и вопросительно взглянул на профессора. Тот снова пожевал губу и просто сказал:

— Я вам верю. Но остальные не поверят. Никогда. Помните это.

Кларенс захлопнул дверь и медленно побрел по коридору, едва касаясь недавно окрашенной стены кончиками пальцев.

Миссия по ту сторону бездны

Mission beyond the void.

Кларенс Т. Хантер запихал конспекты, учебник и портативный компьютер в пухлый армейский ранец, взвалил его на спину и, шаркая тяжелыми ботинками по светлому пластику пола, вышел