Вороньи близнецы

Lu Ka

Вороньи близнецы

Глава 1

— Матушка, неужели нам действительно необходимо отправиться в университет Мантикоры? Мы с детства на домашнем обучении, и вы с дядей Матиасом многому нас научили, — Сигрид наблюдала, как ее мать чародейка раскладывает на столике у камина пузырьки с зельями и пучки лечебных трав.

— Там столько народу, придется жить в общежитии… — при упоминании последнего, Сиг поморщилась. Однажды, им с братом довелось побывать в подобном месте. Общие ванные с туалетом, обшарпанные стены, насекомые, прокуренные наркотическими травами помещения и аромат немытых тел с нотками испорченного сыра и нестираных носков. Сигрид скривила рот.

— Не переживай, это приличное заведение и общежитие там совсем не то, которое ты представила, — Эвира нахмурилась, поменяла пузырек с зеленой жидкостью на синий и уложила все в глубокую сумку из плотной черной кожи с оттиском их герба: ворон с расправленными крыльями и серебристым глазом.

Их семья принадлежала к одному из древних вампирских родов и обладала родовой магией льда. Эта сила передавалась из поколения в поколение по мужской линии. Так, например, магией обладал нынешний король вампиров — Ингвард, его сыновья Матс и Матиас, а после рождения близнецов и Сигерд.

Молодой вампир взял все лучшее от своего отца Матса: высокий и статный, с черными до пояса волосами. Белоснежной, как у любого вампира рода Рэйвен кожей, прямым носом и острым подбородком, четко очерченными скулами и темными бровями под которыми переливались серебром миндалевидные глаза.

Сигрид же была копией их матери — Эвиры. Воронова крыла волосы до пояса. Миниатюрная и хрупкая на вид девушка, скрывала за своей внешностью силу ведьмы. В отличие от чистокровного брата-вампира, глаза у Сигрид были светло-голубые, словно покрытые инеем, в обрамлении длинных ресницы на узком личике.

Новость о поступлении в университет молодой вампир воспринял со свойственным ему спокойствие. Если отец сказал, что это им необходимо, значит он и сестра сделают все зависящее от них, чтобы не ударить в грязь лицом.

— Необходимые зелья я сложила, если поранишься на тренировках, — не забудь воспользоваться, ты ведь помнишь, как долго проходят твои синяки или порезы. — Эвира застегнула сумку дочери на молнию и осторожно поставила на пол, рядом с уже собранным рюкзаком. — Все остальные вещи, появятся в новой комнате, как только ты в ней окажешься, — чародейка старалась не показывать своего беспокойства по поводу отъезда близнецов, а особенно единственной дочери.

— Не переживай, Сигерд будет рядом, — Сигрид встала с кровати и нежно обняла мать.

Эвира медленно погладила ее по голове, также как делала все ее детство.

Женщина понимала, что домашнее обучение не сможет дать близнецам всего того, что будет в университете. Живя среди аристократии в замке мужа, где за каждой дверью шептались о заговорах, поливая ее грязью, как недостойную для королевской семьи. Она не хотела подобной участи для близнецов и если Сигерду ничего не угрожало, потому что ему повезло родиться вампиром с родовой магией, то Сигрид была такой же как и она — наполовину смертной.

Эвира сбежала от той судьбы, которую могла принять, живя в роскоши и беззаботности, нося предназначенную ей покойным отцом корону далекого северного государства. И она ни разу, не пожалела о сделанном выборе. Она — Эвира, дева благородных кровей, дочь могущественного чародея была с радостью принята королем Ингвардом в семью, став ему названой дочерью и советницей, женой старшего принца и матерью близнецов.

— Учись также старательно, как и здесь, порадуй нас с твоим дядей Матиасом, ведь не зря он столько сил и терпения вложил в ваше образование, — Эвира с нежностью заглянула в глаза дочери.

— Я понимаю матушка, мы не подведем, — взявшись за руки они покинули спальню.

Все семейство расположилось у зажженного камина в небольшой гостиной. Король Ингвард устроился в широком кресле у огня.

На вид этому древнему вампиру можно было дать не больше сорока лет: тонкие, без единой морщинки, черты лица благородного фарфорово-белого оттенка. Прямой нос, четко очерченные губы и колючие, как две льдинки серебристые глаза. По широким плечам рассыпались длинные белокурые волосы. От него веяло опасной силой, которую он умело скрывал.

На круглом столике лежала скромная корона из платины, инкрустированная лунными камнями, а рядом — серебряный кувшин с пряным вином. Потягивая любимый напиток, изготовленный дорогой невесткой, Ингвард находился в умиротворенном расположении духа. Старшие сыновья заканчивали очередную партию в шахматы, внук сидел в кресле напротив с книгой, не хватало только…

— Прошу прощения, мы задержались, — Эвира вошла вместе с дочерью, и девушка тут же подбежала к королю, устроившись у него в ногах, как делала все детство.

— Дамам позволены опоздания, на то вы и дамы, — проговорил король, касаясь холодными пальцами личика Сигрид, пока Эвира подливала ему еще вина в кубок.

— Спасибо, дорогая, ты как всегда, предупредительна, — Ингвард сделал глоток напитка и его губы расплылись в довольной улыбке.

— Мы скоро покинем тебя, — Сигрид потерлась щекой о его руку.

Король гордился сыновьями и внуками, и к выбору старшего отнесся с уважением, прекрасно зная кем является Эвира и что она отнюдь не простолюдинка, как до сих пор считают окружающие. К сожалению его супруга Ириниэль не дожила до рождения внуков, она скончалась из-за вторых родов, подарив жизнь Матиасу. С тех пор Ингвард больше не женился, хотя его советники, не раз заговаривали о том, что король молод и может жениться во второй раз, дабы еще сильнее упрочить свое положение, обзаведясь новыми наследниками. Участвовать в смотринах, он решил исключительно ради забавы. Чаще всего подобные мероприятия Ингвард посещал вместе с Эвирой, которая была не только отличной спутницей, но и чародейкой. Ее ментальные способности оказались настолько высоки, что ни один враг не мог залезть в голову короля вампиров или тем более повлиять на его выбор. Не смотря на злые языки придворных, Ингвард обожал свою невестку едва ли не сильнее сыновей. С ее отцом у него была крепкая дружба и после смерти того, он позаботился об Эвире, как о родной дочери.

— Готовы к покорению «Мантикоры»? — Поинтересовался Ингвард, смотря на близнецов.

— Да, — ответил за себя и сестру Сигерд, откладывая книгу и вставая с кресла.

— Хорошо, и запомните — в стенах университета поддерживать дисциплину, чтобы мне не пришлось краснеть перед моим старым другом-ректором. — А затем добавил — И не вздумайте прогибаться перед теми, кто посчитает себя лучше или тем более выше вас по статусу.

Близнецы одновременно кивнули. Сигрид сжала руку деда и поцеловала его в щеку. «Береги себя моя девочка и вернись ко мне живой и невредимой» — мысленно сказал внучке вампир.

— Вам пора — поторопил их Матс. Они с Эвирой стояли, обнявшись перед стеной на которой висела карта их царства, но стоило вампиру прикоснуться к ней, как по нарисованным дорожкам и контурам земель пополз лед, превращая полотно в белоснежную паутину.

— Тренер Варг не даст тебе расслабиться — проговорил Матиас, обращаясь к племяннику. Дядя близнецов был чуть младше своего брата Матса. С самого детства племянников, они вместе с Эвирой обучали их всему тому, что знали сами. Второй сын короля унаследовал стать и высокий рост своего отца, а от матери пепельный цвет волос и чистые голубые глаза. Вот и все, чем он отличался, не считая бороды и длинного шрама на правой щеке.

— Мне будет не хватать ваших тренировок — Сигерд склонил голову перед отцом и дядей, затем поцеловал мать в щеку и взяв сестру за руку, вместе с вещами они прошли сквозь ледяную стену. Портал перенес их во внутреннем двор университета.

Окруженные каменными сводами, они стояли под увитой тонкими ветвями аркой. Вдоль стен росли пушистые кусты шиповника, а чуть дальше возвышался круглый фонтан со статуей нимфы в центре, из ее рук лилась вода, разбрызгивая капли на широкие камни, образующие из себя дорожку в сторону входа.

«Удачи нам», — мысленно обратилась к брату Сигрид.

Снаружи здание напоминало обычный каменный замок, но часть стен изнутри была обита деревянными панелями или застекленными арками-порталами, сквозь которые проникало много света.

«Мне нравится. Здесь не так мрачно, как у нас», — поделился с сестрой Сигерд. Они всегда предпочитали общаться именно мысленно, ведь никогда не узнаешь кто может подслушать разговор. Особенно среди вампирской аристократии.

Спустившись по закругленной, начищенной до блеска, деревянной лестнице на первый этаж, они оказались перед кабинетом с табличкой «Распределение в общежитие», постучав, а затем толкнув дверь, они вошли в светлое и просторное помещение. Справа стоял большой диван с мягкой обивкой кремового оттенка, перед ним журнальный столик и вазочка свежих фруктов. Сигрид была уверена, что там не попадется ни одного испорченного.

По левую руку вдоль стены стоял стеклянный шкаф с выглядывающими с полок широкими папками, на корешке каждой — та или иная витиеватая надпись, выведенная вручную «Как будто художница писала», — Сигрид залюбовалась, у нее никогда не получалось так писать.

У широкого окна, друг напротив друга стояли рабочие столы. Но только один был занят, на их приход явно не обратили внимания, поскольку сотрудница с черными, маленькими рожками на лбу… завтракала.

Женщина молча попивала кофе из широкой белой чашки и вписывала то или иное слово в страницу газеты с кроссвордом.

Сигерд покашлял. Секретарь подняла на него ленивый взгляд, а затем нахмурилась, в такую рань она точно никого не ждала. Отхлебнув кофе, ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→