Корпорация «USSR». Часть первая: «Реинкарнация».

Корпорация «USSR». Часть первая: «Реинкарнация».

Фантастика, альтернативная история, попаданцы…

Получив с помощью временного портала возможность перемещаться в прошлое, главный герой встаёт перед нелёгким выбором: «нкосить бабла» и жить в своё удовольствие или попытать изменить ход истории, оптимизировать потери своего народа в первой половине двадцатого века…

Оглавление

Предисловие

Глава 1. Портал

Глава 2. Киллер для попаданца.

Глава 3. Хороший день у меня сегодня!

Глава 4. Событие, приведшее к принятию важного решения

Глава 5. Что делать, то?

Глава 6. Важное решение принято

Глава 7. Автопром и Громосека

Глава 8. Семейка Лузеров

Глава 9. Дорожные приключения.

Глава 10. Автомобиль, рожденный за одну ночь и мотор, над которым трудились всю жизнь.

Глава 11. Легализация

Глава 12. ГУЛАГ, Колхоз и БАМ.

Глава 13. Большая рыбалка

Глава 14. Время движняков и серьёзных разговоров.

Глава 15. Племянница Губернатора.

Глава 16. День хомяка.

Глава 17. Командировка в Питер

Глава 18. Крёстный Отец.

Глава 19. Пулемёт «Максим» и не только он…

Глава 20. Первые шаги «отечественного автопрома».

Глава 21. Речь Ильича Конкретного

Глава 22. Год убитой лошади.

Глава 23. Человеческий фактор.

Глава 24. Бизнесс-план попаданца.

Глава 25. Очень близкие неприятности и очень дальние перспективности…

Глава 26. Дела попаданческие…

Глава 27. Первый всемирный конгресс попаданцев-прогрессоров.

Глава 28. Пираты Студёного моря.

Глава 29. «Илья Муромец», «Добрыня Никитич» и «Алёша Попович».

Глава 30. Егорыч и «Макарыч».

Глава 31. Бог Войны будет коваться на моих заводах!

Глава 32. Маньчжурская Советская Социалистическая Республика.

Глава 33. Педагогическая проза.

Глава 34. Накануне.

Глава 35. Битва попаданцев.

Предисловие

«…И это показатель! Показатель того, что мы, все мы, пошли куда-то не туда! Если немалая часть думающего населения скрывается от действительности, пытаясь найти утешение в виртуальном изменении прошлого, в надежде хоть в сказке найти СВОЕ место - это диагноз. Это диагноз всему социуму, частичкой которого был я. Скорее даже приговор и, скорее всего, смертельный…»

Вячеслав Федоров. "Симбиот".

«…если меня кто спросит, зачем я пишу эту книгу отработав по 10–12 часов каждый рабочий день на основной работе — я не буду знать, что ответить. Денег мне она не принесет, неприятности может, пустые затраты времени — наверняка. В свое оправдание могу лишь сказать, что я сопротивлялся желанию изложить эти идеи уже почти двадцать лет…»

Эли Эшер. «Людены»

За поворотом - на обочине, стоял ушатанный долгой жизнью и российскими дорогами ПАЗик - по-видимому рейсовый. Возле него кучковалось с десяток пассажиров, в основном предпенсионного или пенсионного возраста, женского пола и не очень высокого материального благосостояния. На всякий случай я притормозил и, тут же махая рукой и приветливо улыбаясь, ко мне – опередив всех, кинулся сухой крепкий мужик, лет пятидесяти пяти и, с ним две тётки примерно такого же возраста. Ну, эти выглядели побогаче…

- До Солнечногорска не подкинете? Автобус, блин, сломался…,- не прекращая дружелюбно щериться, крикнул он в открытое окно, когда я остановился.

- «Подкину», садитесь…,- практически никогда не отказываюсь «подбросить» попутчика,- как раз, туда же еду.

Нет, я не «бомблю», просто очень сильно люблю с людьми поболтать – общительный я, короче!

Мужик шустро забрался на переднее пассажирское сиденье, обе тётки, вполголоса что-то лопоча, чуть помедленнее устроились сзади. Пассажир производил вид сельского интеллигента, ему очень шли очки в очень старомодной оправе, которые он носил – вид такой умный-умный: «Возможно, районный агроном, - подумал я, - Ботаник… Боня, короче. В смысле - не тот, который хорошо учится, а тот - кто растениями занимается».

С детства у меня была очень дурная привычка давать людям прозвища – ну, или клички, если угодно. Понимаю, нехорошо, но ничего с собой поделать не могу! В большинстве случаев прозвища приклеивались намертво и, что удивительно - редко, кто на них обижался… Но, всё равно пару раз хорошо огрёб! В детстве, разумеется.

И, провожаемые завистливыми взглядами оставшихся незадачливых пассажиров злополучного автобуса, мы двинулись в путь по шоссе средней убитости. Мужик за пару минут цепким, внимательным взглядом обшарив салон, восхищено воскликнул:

- Вот, это да! Сами делали?

Дело в том, что снаружи моя «Волга» выглядела как обычный ГАЗ-21, зато внутри…

- Ну, почти всё сам,- скромненько ответствовал я,- движок и коробка от «Бэхи», салон от «Мэрса»… В основном. Сидения, вообще - по спецзаказу делали. Все навороты есть, даже – кондёр!

- Уважаю!- Боня посмотрел на меня, как мастер своего дела смотрит на мастера другого, в котором он сам не в зуб ногой. Протянув мне руку, он представился,- Василий Григорьевич, главный агроном Солнечногорска и всей Солнечной Пустоши…

«Стопроцентное попадание!»,- возликовал я от своего угадывания, пожимая на удивление сильную руку Бони.

- Владимир, временно безработный.

Далее минут десять наш разговор вяло перекидывался с темы на тему… Так – лишь бы не молчать! Я пытался «зацепить» его начиная разговор про политику, про рыбалку или про футбол – в котором сам ничего не соображал, но Боня отвечал односложными предложениями и, снова – надолго замолкал, глядя в окошко.

«Эх… Надо было вперёд одну из «тёток» посадить: у тех наоборот – рот не закрывается!»

Кто ж, знал?! Как, вдруг…

- Что, за чёрт!- воскликнул я.

Местность резко изменилась: из типично среднерусской равнины - холмистой, лесистой, с яркой зеленью середины мая она превратилась в ровную, как стол степь - наподобие южнорусской, с начинающей желтеть растительностью. Даже, погода поменялась - облака остались позади и, над головой вовсю палило яркое полуденное солнце.

- А это и, есть - наша знаменитая Солнечная Пустошь1!- гордо произнес Боня, в миг ожив,- не слышали разве? Мне показалось, что вы наш - нижегородский…

- Да! По происхождению я коренной нижегородец, но родился и вырос в других - далёких отсюда местах. Только недавно решил, вот, на землю предков вернуться…

Да, помотало меня в детстве по белу свету, вместе со своими родителями-строителями! Царство им Небесное…

- Тогда слушайте… Солнечная Пустошь - одно из уникальных мест на Земле. Самые северные черноземы, толщина пластов которых доходит до трех метров… Уникальнейший климат, которого нигде больше нет! Многие из этих растений,- Ботаник показал рукой в степь,- реликтовые и растут только здесь. Кстати, занесены в Красную Книгу.

- А, название, отчего такое?

- Вы разве не заметили? Тут постоянно светит Солнце! Ну, почти постоянно… По количеству солнечных дней в году сродни Италии. Да и, климат мягче среднерусского - примерно, как на Кубани. Весна здесь приходит на месяц раньше, а осень на месяц позже…

- И, чем это объяснить?- заинтересовался я.

- Пока, никто ничем не объяснил! При Союзе - точнее при Сталине, часто приезжали сюда научные экспедиции, даже постоянная научная база была… Бурили, копали, просвечивали и, даже - взрывали, но так ничего и, не поняли… Природная аномалия, говорят! А, с времен Хруща, вообще эту тему забросили. Знай себе продавай нефть да газ - на хрен какая-то, там аномалия…

Боня обиженно замолк... Видимо, наболело.

«Да, в принципе, на Земле до черта таких аномалий. Вот, только буквально на днях, прочёл в инете про Улюю Черкечех - якутскую Долину Смерти. На Северном Кавказе, вроде, тоже есть какая-то небольшая аномальная пустыня…,- припомнилось мне когда-то прочитанное,- просто человек - существо рациональное и нерациональные явления старается не замечать».

Некоторое время ехали снова молча… Ну, мне то всегда хотелось поговорить с новым для меня человеком! Про сельское хозяйство, так про сельское хозяйство – лишь бы не молчать:

- Ну, а кроме реликтовых растений, здесь хоть что-нибудь растёт? Пахать и сеять не пробовали?

Боня снова оживился:

- Как это, «не пробовали»? Пробовали, ещё как пробовали! Первая зафиксированная попытка ещё в середине девятнадцатого века веке была… Хотя, больше чем уверен: были попытки и гораздо раньше! Но, тут вот в чём дело: солнечных дней в году хватает, а дождливых, наоборот - нет. С влагой, в общем, проблемы. Если, в центральной России при царе-Батюшке каждые пять-восемь лет был неурожай, а каждые десять-пятнадцать – голод… В среднем, конечно. То здесь - соответственно через три и шесть лет! В общем, первая известная попытка провалилась. Вторая - успешная попытка, была в начале тридцатых годов прошлого века...

Тут, Боня сделал паузу - достал из сумки бутылку минералки, предложил мне, напоил женщин, приложился сам и, ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→