Сбежавшая жена Черного дракона

Алисия Эванс

СБЕЖАВШАЯ ЖЕНА ЧЕРНОГО ДРАКОНА

ГЛАВА 1

Настал самый счастливый день моей жизни! Сегодня я выхожу замуж. Зал ожидания в загсе полон гостей, все галдят, шутят, поздравляют нас. У окна мои подруги делают групповое селфи, друзья жениха о чем-то с улыбкой спорят, но мой взгляд выхватывает из толпы фигуру самого близкого человека — отца.

Папа в свои сорок лет выглядит максимум на тридцать: высокий, больше двух метров ростом, подтянутый, без единого седого волоса или намека на морщины. Он улыбается во все тридцать два зуба и со счастливой улыбкой показывает мне поднятый вверх большой палец. Папа тоже очень ждал этой свадьбы, торопил нас, оплатил свадебное путешествие, ресторан и даже сделал моему жениху шикарный подарок — четверть семейного бизнеса.

Я перевела взгляд на него, на того, с кем собираюсь сегодня связать свою жизнь. Андрей стоял возле меня и с ожиданием смотрел на дверь, из которой вот-вот должна выйти работница загса и пригласить нас на церемонию. Мой жених выглядел слегка растерянным и нервно перебирал мои пальцы в своей руке. А вот я совершенно не волновалась. Вот ни капельки! Я вообще не люблю переживать, терзать себя сомнениями и душевными муками. Все мы живем один раз, жизнь человеческая коротка, так стоит ли тратить ее на такую ерунду, как ментальное самоистязание? Конечно нет!

— А я тебя люблю, — кокетливо шепнула я и, встав на носочки, чмокнула Андрея в гладко выбритую щеку.

— И я тебя, — натянуто улыбнулся он и сжал мою талию, отчего я невольно поморщилась. Как ни крути, а я — девушка современная, привыкшая носить удобную одежду, а не это орудие пытки. Отец с женихом вдвоем уговаривали меня согласиться на классическое свадебное платье с корсетом и неудобной пышной юбкой. Не понимаю, как раньше женщины целыми днями ходили в подобных, с позволения сказать, нарядах? На мне корсет затянут не очень сильно, но даже в таком положении трудно дышать, ужасно неудобно сидеть и хочется как можно скорее переодеться в нормальную одежду.

Ох, как я хочу посмотреть в глаза тому извергу, который придумал, что в день свадьбы невеста должна носить это страшно неудобное платье! Вздохнуть тяжело, сидеть и ходить неудобно, пышная тяжелая юбка мешает даже пройти в дверь. А поход в туалет и вовсе превращается в незабываемое приключение.

Единственное, что мне нравилось во всем этом свадебном маскараде, — фата. Единственная часть наряда, которую подбирала я сама, а не дизайнер. Длинная полупрозрачная ткань, по краям отделанная кружевом, крепилась на затылке и ниспадала до самого пола, создавая ореол воздушности и нежности. Именно под фату изготовили кружевную отделку для лифа и длинные рукава, которые придавали моим рукам сходство с крыльями.

Наконец двустворчатые двери с золотой отделкой распахнулись, и в зал вошла молодая девушка в деловом костюме.

— Прошу всех пройти в зал для регистрации брака! — громко и с улыбкой провозгласила она. — Жених и невеста — за мной.

Мы с Андреем крепко сцепили наши руки и последовали за девушкой.

Стоило дверям зала церемоний распахнуться, как грянула торжественная музыка, всколыхнув что-то в моей душе. Я не могла сдержать счастливой улыбки, а в груди будто поселился целый рой бабочек и вот-вот готовился вырваться наружу. Как же это волнительно и приятно! Незабываемые ощущения!

Толпа гостей заполнила зал, а нас с Андреем поставили посередине, у небольшого постамента, на котором лежали заранее приготовленные кольца. Одно поменьше — для меня, и диаметром побольше — для него. Получилось так, что все присутствующие стояли вокруг нас полукругом. Когда все гости благополучно распределились по помещению, я вновь нашла взглядом отца. Он стоял точно позади меня и внимательно осматривал зал, будто чего-то или кого-то опасался. Торжественная музыка стихла, теперь играла тихая плавная мелодия. Вокруг нас прыгал фотограф, беспрестанно щелкая фотоаппаратом. Регистратор приветливо улыбнулась и начала громко читать заранее заготовленную речь:

— Дорогие брачующиеся! Сегодня, в этот памятный день, вы вместе садитесь в лодку под названием «Семья» и начинаете длинное совместное путешествие по реке Жизнь…

С трудом улавливая смысл, окрыленная счастьем, я не могла ни на чем сосредоточиться. Это был невероятно нежный и трогательный момент, слезы умиления выступали на глазах гостей, да и я сама с трудом сдерживалась.

Регистратор закончила торжественную речь и перешла непосредственно к формальной части церемонии.

— Брачующиеся, прошу вас подойти к столу, — произнесла она, указывая на заранее разложенные бумаги. Мы с Андреем, не разнимая рук, выполнили указание. У стола жених отпустил мою руку и несколько небрежно поставил закорючки в нужных местах документов. Следом за ним я, сияя как медный таз, подошла к столу и расписалась аж пять раз. И зачем этим бюрократам столько бумажек? Мне этого никогда не понять.

— Поздравляю! — громко произнесла работница загса, когда мы с Андреем вернулись на свои места. — Теперь прошу вас обменяться кольцами. Жених, наденьте невесте кольцо, — обратилась она к Андрею, и он послушно потянулся к маленькому золотому ободку.

Стоило ему взять кольцо и поднести к моему пальцу, как вдруг произошло нечто странное. Отключилось электричество. В зале погас свет, музыка резко прервалась, а гости испуганно зароптали. Наверное, только я испытала приступ раздражения. Ну неужели сложно этим работникам электросетей добросовестно выполнять свои обязанности? Почему именно в момент моей свадьбы у них там произошла авария?

Секунд через тридцать электричество вновь вернулось, и зал церемоний наполнился ярким светом светодиодов. Я увидела растерянное лицо своего жениха и бодро улыбнулась ему, взглядом указывая на протянутую руку с оттопыренным безымянным пальцем.

«Надевай скорее!» — просила я, опасаясь, что вот-вот свет отрубят окончательно. Краем глаза заметила непривычно взволнованное и даже немного бледное лицо отца. Что это с ним? Неужели испугался за срыв церемонии? Ну, на этот счет папа может не беспокоиться. Даже если сегодня отключат свет, воду, канализацию и Интернет, я все равно выйду замуж. Если я что-то решила, остановить меня не сможет никто и ничто.

Андрей вновь поднес колечко к моему пальцу, но в этот момент, как по заказу, снова погас свет, только на этот раз темнота была какой-то особенной, глубокой, непроглядной. Гул людских голосов будто бы удалялся от меня… или я от него. Происходило что-то странное, я словно куда-то провалилась и теперь летела, пытаясь ухватиться хоть за что-то.

— Андрей! — звала я в темноте, но мой голос потонул во мраке. Никто не ответил, не ощущалось даже движение возле меня. — Папа! — Я размахивала руками, нащупывая постамент с кольцами, людей, да хотя бы пол! Вокруг меня будто бы образовалось пустое пространство, где не было никого и ничего. Единственная материальная вещь, которая была при мне, — свадебный букет из белых роз. Как такое возможно? Может, это какой-то розыгрыш?

Додумать мысль о розыгрыше не получилось. Неожиданно тьма начала рассеиваться, и я, часто моргая, вдруг увидела перед собой смутные очертания мужчины. Подумалось, что я, скорее всего, упала в обморок и теперь медленно прихожу в себя. Только когда все мои чувства пришли в норму, я смогла осмотреться. А вот теперь было самое время упасть в обморок!

Зал церемоний исчез. Теперь я стояла посреди какой-то пещеры с каменными стенами и горящими на них факелами. Пахло копотью, сыростью и землей. Но все же нечто общее с залом загса здесь было. Передо мной находился небольшой каменный алтарь, напоминающий постамент с кольцами. Вот только вместо колец здесь были перья, мелкие кости и какой-то мерзкий пепел. На месте, где должен был стоять Андрей, теперь стоял высокий незнакомец.

Я в растерянности посмотрела на этого мужчину: высокий рост, даже выше, чем у папы. Коротко стриженные черные волосы в свете факелов отливали синевой. Плечи шире моих раза в три, не меньше, да и все тело незнакомца явно было очень развито, в нем не было ни одной слабой мышцы. Мужественные черты чем-то напоминали внешность актера Уэсли Рэмси, по которому я сохла лет в восемь. Тряхнув головой, отогнала глупые мысли. Какой Рэмси? Что происходит? Где я? Кто этот человек?

Тем временем незнакомец смотрел на меня с насмешливым любопытством, как смотрят на муху, угодившую на липкую ленту.

— Кахэ! — раздался в стороне незнакомый голос.

Я испуганно повернула голову. Здесь еще кто-то есть? Взгляд выловил странного вида дедушку, стоящего шагах в десяти от нас. Он стоял там же, где пять минут назад была тетенька-регистратор. Вот только этот седой дед в мантии возле пылающего костра явно не работник загса.

— Вы кто такие? — испуганно прошептала я, переводя взгляд с одного на другого. — Как я сюда попала? Что вам нужно?

Незнакомец с внешностью Вайета из «Зачарованных» проигнорировал мой писк и молча кивнул старику.

— Ты чего ему киваешь? — От страха я не соображала, что несу. — Где мой папа? Зачем вы меня похитили?!

Пришлось использовать букет как шпагу, ибо ничего другого под рукой не оказалось. Я глупо размахивала розами, а Вайет смотрел на меня с легкой насмешкой и жалостью. Одним ловким движением он схватил меня за руку, сжав тонкое запястье своей медвежьей лапой.

— Кахэ! — решительно ответил он старику, смотря при этом именно на меня.

Никто и не думал меня так просто отпускать. Слова этого высокого мужчины послужили сигналом к действию для деда, и он начал громко нараспев читать какую-то молитву на незнакомом языке. Мамочки! Меня похитили сектанты!

— Ани мукхан лаковел мотана эт хабакхура хатсир ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→